Сын меладзе болен аутизмом

ᐉ У Константина Меладзе сын болеет аутизмом

Сын меладзе болен аутизмом

О том, что сын Константина Меладзе болен аутизмом пресса узнала уже давно, поэтому пристальное внимание к младшему сыну Валере обычное дело. Яна Сумм, бывшая жена Константина, выступает примером для многих мам, поскольку активно занимается воспитанием и лечением сына.

Статья в тему: Сын Анны Нетребко болен аутизмом — знаменитости

Трое детей Меладзе

Звездная пара развелась в 2013 году, прожив в браке 20 лет. У российских знаменитостей родилось 3 прекрасных малышей и только младшему врачи поставили неутешительный диагноз «расстройство аутичного спектра» в тяжелой форме.

Ребенок Меладзе болен аутизмом с 2,5 лет. До этого возраста он был активным, общался со сверстниками, пытался узнать новую информацию. Родители рассказали, что ребенок подпевал текст песен, говорил, прыгал и был таким, как все. Наблюдались изредка небольшие странности, которые списывались на особенности еще несформированного характера.

Когда отец приходил домой, все малыши спешили к нему, чтобы обнять. Костя подкидывал их вверх, играл с ними. Младший сын всегда проговаривал, что скоро придет его очередь (уже тут начала наблюдаться зацикленность, что является признаком аутизма).

В три года начался регресс. Родители были уверены, что это капризы, но после потери коммуникативных и речевых навыков пришлось срочно обращаться в медицинские учреждения.

Обследование Валерьяна и постановка диагноза

Валера прошел лабораторные исследования, различные тесты и полную диагностику организма. После очередных анализов стало известно, что у мальчика тяжелая форма аутизма.

У сына Константина Меладзе появились такие симптомы:

  • невнятная речь;
  • абсолютное невосприятие окружающего мира;
  • низкий уровень умственного развития;
  • чувствительность или отсутствие ее к звуковым вибрациям, свету, тактильным касаниям, запахам, вкусовым ощущениям;
  • повторение движений, слов, действий (ритуальное поведение);
  • приступы агрессии, паники.

Изредка проявлялась физическая симптоматика: бессонница, проблемы с работой желудочно-кишечного тракта.

Методы лечения и реабилитации сына Константина Меладзе

Для лечения Валерьяна используется методика, разработанная за границей – АВА-терапия. Медики уверены, что это самый действенный метод коррекции поведенческих решений.

Яна отметила, что с раннего детства у ее сына не складывалось коммуникативное общение с другими людьми, поэтому нужно было работать в этом направлении. Она рассказала, что у «маленького мужчины» только недавно появился товарищ, которого зовут Ваня. У Ивана аналогичное нарушение развития, но сверстники смогли наладить особенное общение.

Сумм подчеркнула, что начала заниматься также и с новым другом своего сына, получилось добиться неплохих результатов. Сейчас экс-жена продюсера общается с ним только касаемо общих детей.

Подросший Валерьян

Яна несколько лет назад оформила брак с известным бизнесменом, который помогает ей в воспитании детей, хорошо относится к Валерию.

Заботливая мама и верная супруга не раз говорила журналистам, что не смогла бы справиться с диагнозом без поддержки возлюбленного.

Она поведала прессе, что недавно Валерьян сильно поранился и ее супруг моментально отреагировал на случившееся и отправился в больницу. Яна добавила, что еще никогда так не была уверена в мужчине, который находится рядом.

Центр АВА-терапии в Украине: Сумм открыла учреждение, помогающее аутистам

Бывшая жена продюсера, Яна Сумм, после того, как узнала о синдроме младшего ребенка, решила открыть центр в Киеве, в котором будут помогать детям с серьезными нарушениями речи и развития. Она прикладывает много усилий, чтобы «поставить на ноги» не только свое чадо, но и помочь другим особенным детям.

Сначала в учреждении работало 3 профессионала, которые занимались с 5 детьми. Сегодня центр является одним из самых крупных в стране, его филиал расположен в Чернигове.

Специалисты ориентируются не только на индивидуальную работу, но и на создание среды, в которой малыши будут чувствовать себя в безопасности. После появления центра началась работа над возведением логопедических и коррекционных садиков.

В 2018 году дети-аутисты могут проходить лечение в 5 детсадах.

В основу терапии положена теория оперантного обучения, созданная Скинером. Применяя АВА-терапию можно обучить аутиста определенным рядом социальных навыков.

Программа обучения согласно АВА-терапии зависит от:

  • изначальных навыков малыша;
  • возраста;
  • поставленных задач;
  • особенностей восприятия того, что происходит вокруг;
  • умственных способностей.

С каждым малышом в центре работают индивидуально, так же работали и с сыном продюсера, Валерием Меладзе. Главным плюсом такого лечения является то, что родители четко ставят достижимые цели и идут к ним. Благодаря этому получается планировать и оценивать результативность терапии.

Отзывы пользователей о АВА-терапие и методах воспитания аутичного сына Кости Меладзе

Многие убеждены, что композитор недостаточно заботиться о своем больном чаде, а воспитанием занимается только бывшая жена. Другие говорят, что папа делает все, чтобы мальчику было хорошо, общается с ним и принимает участие в воспитании.

Меладзе уверен, что своевременная терапия и постоянные занятия приносят реальные результаты. Отзывы о воспитании Валерьяна и методах коррекции поведения взяты из http://www.woman.ru/kids/medley5/article/171641/, http://www.starhit.ru/eksklusiv/eks-jena-konstantina-meladze-otkryila-pravdu-o-vospitanii-syina-autista-120366/ и других сайтов.

Статья в тему: Программа Son Rise для коррекции аутизма

Позитивные отзывыНегативные отзывы
Желаю сыну Меладзе только здоровья, хоть и понимаю, что стопроцентного результата никакое лечение не даст. Молодец мать, что занимается воспитанием, учит жить сына, социализироваться. Это самые главные задачи.С их финансовыми возможностями могли бы и больше постараться для своего ребенка. В иностранные клиники надо было отправлять сына, когда он был еще маленьким, чтобы добиться реальных результатов лечения.
Посетила центр реабилитации Яны Сумм с Димой. Ему сейчас 7 лет. Нам помогла методика, получилось добиться поставленных задач, он стал более разговорчивым, активным, контролирует свои действия и движения, пытается идти на контакт с детьми.Как можно было развестись с женщиной, которая родила 3 детей? Еще и оставить больного мальчика? Не понимаю таких мужчин. А Яна молодец, старается для  Валеры.
Недавно узнала, что у продюсера Константина Меладзе один из детей аутист. Сами столкнулись с аналогичной проблемой. Реальная поддержка и лечение было оказано в центре АВА-терапии в Киеве. В первую очередь со мной, как с матерью больного малыша, работали специалисты, оказали моральную поддержку. Самочувствие ребенка улучшилось, практически не осталось симптомов нарушения психики.Костя оставил такую женщину, мать с большой буквы. Нельзя оставлять родных людей в беде, а аутизм – это и есть беда. У моих родственников дочь с РАС, я постоянно прихожу к ним, занимаюсь с ней, так как по профессии логопед.
Оба родителя беспокоятся о сыне, это видно по фотографиям в сети. Материнский инстинкт очень сильный, поэтому Яна начала думать после возникшего заболевания у Валеры не только о нем, но и о таких же особенных детях.Мерзко осознавать, что мужчину не остановил даже диагноз сына, чтобы уйти с семьи. Валере нужна забота отца, понимание, иначе он будет чувствовать и чувствует себя брошенным. Даже аутисты чувствуют предательство.
Мальчик будто ангел, хороший такой. За что ему такое заболевание, не понятно. А АВА-терапия действительно действенная. У меня подруга лечила своего Мишку за границей с помощью данной методики. Он сейчас практически здоров, никаких отклонений в развитии не наблюдается.Что вы вообще лечите? Аутизм неизлечим и нужно с этим смириться. И напоказ жить, говоря о таком страшном диагнозе – это неправильно. Счастье, как и плохие ситуации, любят тишину.
Лечились в центре реабилитации долго, но результатами довольны. Сын вообще не контролировал своих действий, движений, речь. Получилось исправить некоторые поведенческие решения, он стал более спокойным. Могу сказать одно, Яна молодец, потому что заботиться не только о своем больном сыне, но и о других детях. Как говорится, чужих детей не бывает.Терапия в центре, созданном женой Меладзе, нам не подошла. Действенных результатов не получилось добиться. Наверное, надо ехать за границу к иностранным специалистам, которые применяют инновационные методики.
Звездные родители тоже люди и их горе близко многим. У меня самого дочка 3 года с расстройством аутичного спектра. Я их, как никто другой понимаю. Счастья малышу и здоровья.Пусть бывший муж платит нормально алименты, так как лечение стоит дорого. Реабилитация крайне важна для таких малышей.
Мы практикуем не только данную терапию, но и гипнотерапию. Получилось облегчить состояние Дины в 2-3 раза. Она такая спокойная, начала рисовать и не просто какие-то непонятные рисунки, а красиво. Возможно, у нее открылся настоящий талант.АВА-терапия не дала особых результатов, наверное, при тяжелой форме синдрома не всегда методика эффективна.

Вывод

Новость о том, что у Константина Меладзе сын аутист всколыхнула общественность. Пользователи сети говорят, что особенным детям нужна забота и любовь обеих родителей. Большим достижением для 42-летней экс-супруги знаменитости стало открытие центра в Украине, который специализируется на лечении и работе с аутичными малышами.

Источник: https://autizmy-net.ru/syin-konstantina-meladze-autist/

Сын Меладзе аутист: как растет Валериан, фото, видео

Сын меладзе болен аутизмом

В семье звёзд тоже рождаются дети с различными отклонениями. Сын Меладзе старшего – один из них. Диагноз Валерьяна – аутизм.

Родители рассказывают, что Валерьян родился обычным ребёнком. Он радовал родителей, играл с сёстрами, учился разговаривать. Однако около двух лет он начал меняться. Поначалу он стал меньше разговаривать.

Потом, когда папа приходил с работы, он обнимал всех детей по очереди, а в это время маленький Валерьян повторял «А потом Валера, а потом Валера, а потом Валера…» и так – без остановки.

Родители не обратили внимания, списывали всё на возраст.

Как сыну Меладзе диагностировали страшное заболевание

Болезнь прогрессировала активно, к трем годам родители начали осознавать, что капризы, смены настроения и периодическая потеря элементарных навыков самообслуживания – это вовсе не возрастной кризис и не дурной характер, а заболевание.

Валерьян в четыре года прошел десятки медицинских обследований, но врачи не установили истинную причину резкого торможения в развитии, и поставили сравнительно новый для нашей страны диагноз – «аутизм», тяжелой степени.

Это объяснило многие поведенческие отклонения, позже специалисты разъяснили родителям, что речь аутистов не осознана: дети похожи на попугайчиков — повторяют, но не понимают что.

Константин Меладзе с первой женой

Одно из самых страшных последствий расстройств аутентического спектра – это сложности с коммуникациями. Аутистам не нужны друзья, они с трудом налаживают отношения с родственниками, избегают тактильного контакта.

Именно поэтому мама сына Меладзе, Яна Сумм, с особой гордостью и теплотой говорит о том, что у Валерьяна есть друг Иван, с подобным диагнозом. Дети научились не только играть вместе, но и общаться.

Этот факт является доказательством того, насколько большая и кропотливая работа ведется с сыном Меладзе.

Бывшая жена Меладзе борется за полноценную жизнь сына

Мама Валерьяна действительно ни на минуту не опускает руки. Яна признается, что, как только диагноз был поставлен, она была опустошена. Врачи утверждали, что тяжелая форма аутизма не поддается даже коррекции.

Но мама взяла себя в руки: она сразу же отказалась от предложения нанять няню, чтобы «спихнуть» на нее сложного ребенка.

Наоборот, ежедневно самостоятельно проводит занятия, консультируясь с ведущими зарубежными и отечественными специалистами, обменивается опытом с родителями других деток-аутистов.

Константин Меладзе и Яна Сумм

Недавно Яна открыла специализированный центр для детей с расстройствами аутентического спектра. Персонал работает по методике ABA-терапии, которая разработана в Америке.

На сегодняшний день она признана лучшей с точки зрения реабилитации и коррекции поведения аутистов. Появившиеся недавно слухи о том, что сын Меладзе умер – не более чем домыслы.

Валерьян живет в семье, которая старается максимально окружить его любовью и заботой.

Сколько детей у Константина Меладзе

Мама Валерьяна, Яна Сумм – далекая от шоу-бизнеса женщина. В 18  лет она вышла замуж за перспективного шоумена. Она развелась с Константином Меладзе в 2013 году, бывший супруг помогает в воспитании детей не только финансово, но и поддерживает общение. Всего у Меладзе трое детей, все родились в браке с Яной: две девочки и мальчик.

Семья Константина Меладзе

Старшая дочь, Алиса, появилась на свет в 2000 году, и скоро отметит свое совершеннолетие. Она говорит, что папа – лучший мужчина в мире, и благодарна ему за счастливое детство.

Свое будущее девушка никак не связывает со сценой, мечтает о карьере визажиста. Средняя дочь, Лия, младше на 4 года – она-то как раз и мечтает пойти по стопам звездной фамилии.

Правда, Лия еще не определилась, хочет ли она стать актрисой или певицей, но обещает, что скоро Меладзе будут еще известнее и популярнее.

Константин признается, что считает себя не самым хорошим отцом, так как уделял подрастающим детям мало времени, занимаясь творчеством и зарабатыванием денег.

Даже в сложное время, когда младшему ребенку диагностировали аутизм, Константин строил карьеру и мало поддерживал жену. Яна же напротив, говорит о том, что бывший муж – хороший отец, которого боготворят дети.

Несмотря на постоянную занятость, он никогда не забывал позвонить детям, привести подарки, устраивал сюрпризы.

Развод и новый брак Меладзе

В 2012 году в жизни Константина произошел ужасный случай: находясь за рулем своего автомобиля, он сбил женщину, которая скончалась от полученных травм.

Несмотря на то, что композитора признали невиновным, он тяжело переживал эту трагедию, утешаясь в объятьях давней возлюбленной Веры Брежневой. Именно в этот момент от него ушла Яна, которая больше не смогла терпеть откровенные измены.

Ей удалось устроить личную жизнь, сейчас бывшая жена Меладзе счастлива в новом браке с успешным предпринимателем Олегом.

Новая жена Константина Меладзе — Вера Брежнева

Константин обрел счастье с бывшей солисткой «ВИА Гра», Верой Брежневой. Пара познакомилась в далеком 2003 году, оба были не свободны. Чувства то утихали, то возникали с новой силой.

После того, как оба освободились от уз прежних браков, Вера и Константин приняли решение узаконить отношения, выбрав для скромного торжества итальянский курортный городок Форте-дей-Марми.

На свадьбу были приглашены лишь самые близкие.

Ходят слухи, что бывшая жена Яна против того, чтобы Брежнева общалась с детьми Константина.

Возможно, причиной является то, что Вера, на протяжении всех десяти лет тайного романа с Меладзе, была вхожа в их семью, тем самым, врала и обманывала не только Яну, но и детей.

В новом браке Константина малышей нет, Брежнева в одном из интервью призналась, что мечтает родить мальчика, но пока не знает, как их воспитывают.

Лолита Милявская с дочерью

Звездные аутисты

Сын Константина Меладзе – не единственный ребенок с подобным заболеванием в звездных семьях. В России детей-аутистов воспитывают Лолита Милявская и Анна Нетребко. За рубежом этот  список в разы длиннее: Тони Брекстон, Сильвестр Сталлоне, Эйдан Куинни, Холли Робинсон-Пит и многие другие растят аутистов.

Причины такой существенной разницы в  количестве детей с расстройством аутентичного спектра кроются вовсе не в здоровье российской нации, а, во-первых, в недостаточной квалификации врачей, зачастую неспособных поставить корректный диагноз, и, во-вторых, в нашем менталитете, когда признаться в заболевании – получить кучу ненужных сплетен и слухов вместо поддержки.

Источник: https://dearmummy.ru/syn-meladze-kak-zhivyotsya-valeryanu-so-strashnym-diagnozom.html

Звездные дети-аутисты

Сын меладзе болен аутизмом

пользователем сайта

Несмотря на то, что на сегодняшний день аутизм считается неизлечимым заболеванием, родители «детей дождя» не опускают руки. Среди таких родителей есть, как мировые звезды, так и украинские, и российские: своим примером они доказывают, что даже с диагнозом аутизм жизнь может быть полна радости и счастья. 

Тони Брекстон

9-летнему Дизелю, младшему сыну известной певицы и обладательницы Грэмми Тони Брэкстон, диагноз аутизм был установлен еще в раннем детстве. Благодаря различным современным терапиям сынишка артистки практически не отличается от своих сверстников. Более того, мальчик готовится к своему актерскому дебюту – он сыграет небольшую роль в одном фильме со своей матерью!

Сильвестр Сталлоне
У Серджио, младшего сына Сильвестра Сталлоне аутизм диагностировали в возрасте трех лет. Для актера эта новость стала настоящим ударом.

Дженни Маккарти

Жизнерадостная, яркая блондинка с ослепительной улыбкой: Дженни Маккарти никогда не скрывала диагноз своего сына Эвана и, бросая вызов судьбе, не впадала в панику и отчаяние, предпочитая оставаться оптимистом даже в столь непростое для нее время. Узнав о диагнозе сына звезда, собрав всю волю в кулак, начала борьбу со страшным недугом своего ребенка.Актриса призналась, что диета не только значительно улучшила состояние мальчика, но и помогла его звездной маме стать более стройной!

Джон Траволта

В начале 2009 года семью Джона Траволты постигло несчастье. Сын голливудского актера Джет скончался во время отдыха на Багамских островах в результате падения в ванной. Лишь после смерти мальчишки его мама Келли Престон во всеуслышание заявила о том, что ее любимый ребенок был болен аутизмом.

«Джет был аутистом. У него с самого раннего детства случались припадки. Как мать я искренне верю, как верит и мой муж, что аутизм возник в результате определенных сопутствующих факторов и одним из важнейших является наличие химикатов в окружающей среде и нашей пище», – однажды заявила Келли.

Впрочем, диагноз «аутизм» не стал преградой для невероятно близких и теплых отношений Джета с его родителями:«Это был лучший ребенок на земле. Ребенок, о котором невозможно было и мечтать», – говорят звездные родители.

Наталья Водянова

Сестре всемирно известной модели Натальи Водяновой Оксане диагноз аутизм поставили уже во взрослом возрасте. В своих интервью красавица-модель неоднократно рассказывала о той непростой жизни, какую пришлось прожить ее семье:

«Если рождается ребенок с аутизмом, ДЦП или синдромом Дауна, это не значит, что его родители – какие-нибудь алкоголики или наркоманы. Это может случиться в любой семье. И это надо знать. И думать о том, как дать ребенку шанс прожить интересную жизнь. Я очень люблю Оксану, для меня это самый близкий человек. Да, нам было трудно.

Но я думаю – странно сказать, – некоторым моим подругам в каком-то смысле везло меньше, чем мне. Например, для кого-то главной проблемой было: «Купите мне то или это…» Я не понимала! Оксана научила меня… стилю жизни. Это предельная честность в отношениях, это чистая любовь, которая будет до конца. Это богатство.

Нам важно уметь не пропустить то прекрасное, что судьба дает через испытания», – говорит Наталья.

Наталья Королева

Известная певица Наталья Королева призналась, что сыну ее сестры Ирины Матвею поставили страшный диагноз – аутизм.

«Все мы были в шоке, когда врачи объявили: Матвей — аутист. Мы не знали, что это такое. Да и никто в мире до сих пор этого явления до конца не понимает. Существует миллион версий: одни считают это врожденным заболеванием, другие связывают это с прививками.

Как нам объясняли американские врачи, такие, как Матвей, дети-индиго, они нормальные, это мы с вами ненормальные. «Это дети будущего!» — сказала врач. «Но они же живут в настоящем!» — возразила ей мама.

А вот как примирить будущее с настоящим, врач объяснить так и не смогла», – рассказывает Наташа.

Константин Меладзе

В одном из интервью бывшая супруга известного композитора и продюсера Константина Меладзе, Яна рассказала о том, что их общий сын страдает аутизмом. В первом интервью после развода Яна призналась, что их сын Валерий болен, рассказав о методах коррекции и успехах маленького мальчика:

Врачи поставили Валере диагноз аутизм. Лечение этой болезни во всех странах мира стоит очень дорого, включая Украину. Нет, это не приговор, это – расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать.

Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает.

Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка.

Анна Нетребко

Громом среди ясного неба для известной российской оперной дивы Анны Нетребко стал диагноз сына Тьяго: она призналась, что для нее стал шоком диагноз, поставленный ее ребенку – аутизм. Однако звезда не унывает и верит, что мальчик победит страшный недуг!

«Он, конечно, гений в компьютере. У меня вот нет компьютера и я не умею с ним обращаться. А он уже умеет считать, узнавать цифры до 1000 в три года. Он очень любит зоопарк, смотреть, как пингвины плавают под водой», – с гордостью рассказывает звездная мама.

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/pro_zvezd/90722_zvezdnye-deti-autisty

Звезды, воспитывающие особенных детей

Сын меладзе болен аутизмом

В Международный день человека с синдромом Дауна рассказываем о звездных мамах и папах, которые воспитывают детей с синдромом Дауна и другими особенностями развития.

Эвелина Бледанс не стала скрывать от общественности то, что ее сын Семен родился с синдромом Дауна. Об этом она узнала во время УЗИ на 14 неделе беременности. Медики предложили сделать аборт, но актриса с мужем Александром Семиным решили, что сохранят жизнь малышу.

Публикация от Evelina Bledans (@bledans) Май 14 2017 в 7:47 PDT

Во время загрузки произошла ошибка.

Супруги рассказывают, что когда впервые увидели своего ребенка, то были на седьмом небе от счастья. Врачи тем временем сообщили, что опасения по поводу здоровья младенца подтвердились, и спросили: «Вы будете его забирать?» «Я считаю, что это уголовное преступление – задавать родителям такой вопрос! Тем более, когда роженица еще на столе», – возмущается отец малыша.

Теперь Эвелина и Александр делают все возможное, чтобы жизнь их сына Семы была полноценной и насыщенной, а также хотят изменить отношение людей в целом к «солнечным» детям.

Актриса нередко выходит в свет вместе с маленьким сыном, выкладывает его фотографии в соцсетях, охотно рассказывая об очередном достижении мальчика, и отвечает на вопросы других родителей, воспитывающих малышей с таким же диагнозом.

«Мы собственным примером показываем, что таких деток можно и нужно любить, обожать, что они красивые, смышленые и веселые», – говорит Эвелина.

В 42 года Ирина Хакамада родила долгожданного второго ребенка – дочку Марию. Еще во время беременности Ирины ее малышке был поставлен диагноз – синдром Дауна.

«Мы с мужем очень сильно хотели совместного ребенка, и поэтому вопрос о рождении Машеньки даже не стоял. Это выстраданный, очень желанный плод нашей любви.

Мы, конечно, залезли в Интернет и выяснили, что такие детки, как наша будущая малышка, очень умные, самостоятельные, они могут быть счастливы. Если приложить усилия, у них все может получиться.

Тогда в чем проблема? Мы готовы были приложить усилия», – вспоминает Хакамада.

В 2004 году на долю Ирины и ее супруга выпало еще одно тяжелое испытание. Вдобавок к синдрому Дауна врачи диагностировали у их пятилетней дочери рак крови. Оправившись от шока, родители решили не сдаваться и бороться за здоровье ребенка до конца. После длительного курса химиотерапии случилось чудо: девочка пошла на поправку, победив тяжелую болезнь.

Во время загрузки произошла ошибка.

Сейчас Мария учится в колледже на керамиста, а в свободное время занимается в театральной студии. В 2016 году стало известно, что у девушки есть возлюбленный – чемпион мира по жиму штанги лежа среди юниоров Влад Ситдиков.

Кстати, Мария и Влад снялись в клипе для благотворительного проекта фонда «Синдром любви». В ролике молодые люди вместе с другими попытались развенчать стереотипы о людях с синдромом Дауна. набрало более 200 тысяч просмотров.

Сама Ирина говорит о дочке: «У меня есть такое волшебное дитя. Я сделала все, чтобы она была счастливой, и продолжаю это делать».

У певца Данко (настоящее имя – Александр Фадеев. – Прим. ред) и его жены Натальи Устюменко в 2014 году родилась вторая дочь, которую назвали Агатой.

У малышки был диагностирован ДЦП (детский церебральный паралич) и мультикистоз головного мозга.

«Врачи сказали, что девочка безнадежна – она не сможет ни говорить, ни ходить, ни узнавать родителей и никогда не станет полноценной личностью», – рассказал артист в эфире передачи «Пусть говорят».

Публикация от Устюменко Наталия (@agatanevinovata) Апр 17 2017 в 1:53 PDT

Во время загрузки произошла ошибка.

Мать певца – Елена Леонидовна – советовала ему и его супруге отказаться от больной дочери, опасаясь, что они не только не справятся с таким тяжелым испытанием, но и не смогут уделять время старшей – Соне. Врачи тоже придерживались такого же мнения, однако родители решили поставить ребенка на ноги, несмотря ни на что.

Мама Агаты создала аккаунт в Instagram, в котором рассказывает о жизни и реабилитации дочки. Также там есть ссылка для тех, кто хочет материально помочь малышке с лечением, ведь все процедуры стоят недешево.

На данный момент девочка уже прошла курсы лечения в нескольких специализированных клиниках, и это дало первые результаты: малышка научилась есть из бутылочки, держать голову и смеяться.

Для нее это большое достижение! Она также прошла несколько сеансов иглоукалывания, благодаря чему обрела спокойный сон.

Публикация от Устюменко Наталия (@agatanevinovata) Май 28 2017 в 12:04 PDT

Во время загрузки произошла ошибка.

Данко и Наталья активно общаются с другими родителями, детям которых был поставлен такой же диагноз. Главное – не опускать руки и верить в лучшее, считают они.

Если сын Светланы и Федора Бондарчук практически всегда был на виду, то об их дочери Варе долгое время ничего не было слышно. Только в 2012 году Светлана откровенно рассказала в интервью о том, что ее дочь родилась намного раньше срока и в связи с этим у нее серьезные проблемы со здоровьем – ДЦП (детский церебральный паралич).

По словам Бондарчук, у них в семье не принято употреблять такое слово как «болезнь». «Наша Варя просто особенная. Фантастический, веселый и очень любимый ребенок! Она моментально располагает к себе всех людей. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая. Варя, к сожалению, много времени проводит не в России; ей там проще учиться, проще проходить реабилитацию», – отметила звезда.

«Сколько Варечка перенесла операций на позвоночник, сколько страданий – это уму непостижимо! – рассказала в интервью близкая подруга родителей девочки Ольга Слуцкер.

– Когда у тебя в доме стоит маленькое инвалидное кресло детское – это… не приведи Господь с этим жить ежесекундно, когда у тебя не здоров ребенок. Но Федор и Светлана умеют держать удар.

Они показывают, что нужно позитивно относиться к жизни, что бы ни происходило, как бы тяжело ни было».

Во время загрузки произошла ошибка.

Родители, несмотря на развод, продолжают вместе заботиться о дочке. Долгое время она проживала в Германии, а сейчас находится в Америке. Москва же, по мнению Светланы, совершенно не приспособлена для людей с ограниченными возможностями.

5 мая Варе исполнилось 16 лет. В этом же месяце вышел документальный фильм, посвященный 50-летию Федора Бондарчука. В киноленте он признался, что считает дочку своей главной опорой.

«Она совершено светлый человек, просто солнечный. У нее отличная память, она мне может стихи книгами целыми рассказывать.

Поэтому, когда устаю, не хватает жизненных сил, я прихожу к Варе – и все складывается!» – рассказал режиссер.

В три года Валере, младшему сыну Константина Меладзе и его бывшей жены Яны, поставили диагноз аутизм. Эта новость повергла родителей мальчика в шок, ведь до двух с половиной лет он был обычным активным малышом: ползал, бегал и даже говорил.

К трем годам у мальчика начался регресс, но мама с папой не сразу это поняли. Поначалу они думали, что ребенок просто капризничает, а он все больше терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки.

«Это не приговор, это – расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма, – поделилась эмоциями Яна с «Комсомольской правдой». — Таких деток можно обучать.

Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает.

Но, когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка».

Публикация от Константин Меладзе (@meladzephoto) Фев 4 2017 в 4:19 PST

Во время загрузки произошла ошибка.

Мама Валеры не опускает руки: она ежедневно занимается с сыном, консультируется у зарубежных врачей и обменивается опытом с другими родителями, столкнувшимися с той же проблемой. Она даже открыла в Киеве специальный центр АВА-терапии (Applied behavior analysis – прикладной анализ поведения), чтобы помогать детям с таким диагнозом.

«Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются. Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо», – поделилась она в интервью StarHit.

Как и в случае с сыном Константина Меладзе, ребенку оперной певицы Анны Нетребко Тьяго врачи поставили диагноз аутизм в три года.

«Раньше я объясняла его молчание тем, что в нашем доме разговаривают на четырех языках, и малышу трудно приспособиться к этому. Он говорил только тогда, когда ему что-то требовалось.

Мы забили тревогу, лишь заметив, что сын не реагировал, когда к нему обращались», – рассказала Анна в программе «Пусть говорят».

Публикация от @anna_netrebko_yusi_tiago Июл 8 2017 в 8:27 PDT

Во время загрузки произошла ошибка.

Нетребко призналась, что пережила шок, узнав диагноз, но быстро взяла себя в руки и начала действовать. Первым делом она переехала в США, где обратилась за помощью к лучшим специалистам. Врачи ее обнадежили: у Тьяго легкая форма аутизма и, если с мальчиком постоянно заниматься, отклонения в его развитии будут практически не заметны. Так оно и вышло.

Сегодня 8-летний сын звезды оперы ходит в школу (где учатся не только дети, похожие на него, а также абсолютно здоровые ребята) и с успехом осваивает сразу два языка: английский и русский. 

«Для тех, кто спрашивал, говорит ли Тьяго по-русски – отвечаю: говорит. Будучи аутистом он не разговаривал до 4 лет, и никто не обещал, что он заговорит вообще. Но, дай Бог здоровья педагогам и терапевтам института АБА в Нью-Йорке, которые с ним работают! Результат налицо. И первый язык его – английский!» – рассказала Анна.

Публикация от @anna_netrebko_yusi_tiago Май 14 2017 в 10:40 PDT

Во время загрузки произошла ошибка.

Оперная певица также отмечает, что не боится говорить о том, что ее сын – аутист. Она хочет, чтобы на примере Тьяго все мамы, которые столкнутся с подобным, убедились, что эта болезнь – не приговор.

Источник: https://deti.mail.ru/article/bledanc-meladze-i-eshe-4-zvezdy-vospityvayushie-os/

Бледанс, Меладзе и еще 4 звезды, воспитывающие особенных детей

Сын меладзе болен аутизмом

Появление в семье малыша с синдромом Дауна, аутизмом или ДЦП – серьезное испытание для родителей. С этим сталкиваются и звезды. Однако герои этого материала не только не отказались от своих детей, но и сделали все, чтобы окружить их заботой и любовью, став примером для многих мам и пап.

Эвелина Бледанс: сын Семен

Эвелина Бледанс не стала скрывать от общественности то, что ее сын Семен родился с синдромом Дауна. Об этом она узнала во время УЗИ на 14 неделе беременности. Медики предложили сделать аборт, но актриса с мужем Александром Семиным решили, что сохранят жизнь малышу.

Супруги рассказывают, что когда впервые увидели своего ребенка, то были на седьмом небе от счастья. Врачи тем временем сообщили, что опасения по поводу здоровья младенца подтвердились, и спросили: «Вы будете его забирать?» «Я считаю, что это уголовное преступление – задавать родителям такой вопрос! Тем более, когда роженица еще на столе», – возмущается отец малыша.

Теперь Эвелина и Александр делают все возможное, чтобы жизнь их сына Семы была полноценной и насыщенной, а также хотят изменить отношение людей в целом к «солнечным» детям.

Актриса нередко выходит в свет вместе с маленьким сыном, выкладывает его фотографии в соцсетях, охотно рассказывая об очередном достижении мальчика, и отвечает на вопросы других родителей, воспитывающих малышей с таким же диагнозом.

«Мы собственным примером показываем, что таких деток можно и нужно любить, обожать, что они красивые, смышленые и веселые», – говорит Эвелина.

Данко: дочь Агата

У певца Данко (настоящее имя – Александр Фадеев. – Прим. ред) и его жены Натальи Устюменко в 2014 году родилась вторая дочь, которую назвали Агатой.

У малышки был диагностирован ДЦП (детский церебральный паралич) и мультикистоз головного мозга.

«Врачи сказали, что девочка безнадежна – она не сможет ни говорить, ни ходить, ни узнавать родителей и никогда не станет полноценной личностью», – рассказал артист в эфире передачи «Пусть говорят».

Мать певца – Елена Леонидовна – советовала ему и его супруге отказаться от больной дочери, опасаясь, что они не только не справятся с таким тяжелым испытанием, но и не смогут уделять время старшей – Соне. Врачи тоже придерживались такого же мнения, однако родители решили поставить ребенка на ноги, несмотря ни на что.

Мама Агаты создала аккаунт в Instagram, в котором рассказывает о жизни и реабилитации дочки. Также там есть ссылка для тех, кто хочет материально помочь малышке с лечением, ведь все процедуры стоят недешево.

На данный момент девочка уже прошла курсы лечения в нескольких специализированных клиниках, и это дало первые результаты: малышка научилась есть из бутылочки, держать голову и смеяться.

Для нее это большое достижение! Она также прошла несколько сеансов иглоукалывания, благодаря чему обрела спокойный сон.

Данко и Наталья активно общаются с другими родителями, детям которых был поставлен такой же диагноз. Главное – не опускать руки и верить в лучшее, считают они.

Светлана и Федор Бондарчук: дочь Варвара

Если сын Светланы и Федора Бондарчук практически всегда был на виду, то об их дочери Варе долгое время ничего не было слышно. Только в 2012 году Светлана откровенно рассказала в интервью о том, что ее дочь родилась намного раньше срока и в связи с этим у нее серьезные проблемы со здоровьем – ДЦП (детский церебральный паралич).

По словам Бондарчук, у них в семье не принято употреблять такое слово как «болезнь». «Наша Варя просто особенная. Фантастический, веселый и очень любимый ребенок! Она моментально располагает к себе всех людей. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая. Варя, к сожалению, много времени проводит не в России; ей там проще учиться, проще проходить реабилитацию», – отметила звезда.

«Сколько Варечка перенесла операций на позвоночник, сколько страданий – это уму непостижимо! – рассказала в интервью близкая подруга родителей девочки Ольга Слуцкер.

– Когда у тебя в доме стоит маленькое инвалидное кресло детское – это… не приведи Господь с этим жить ежесекундно, когда у тебя не здоров ребенок. Но Федор и Светлана умеют держать удар.

Они показывают, что нужно позитивно относиться к жизни, что бы ни происходило, как бы тяжело ни было».

Родители, несмотря на развод, продолжают вместе заботиться о дочке. Долгое время она проживала в Германии, а сейчас находится в Америке. Москва же, по мнению Светланы, совершенно не приспособлена для людей с ограниченными возможностями.

5 мая Варе исполнилось 16 лет. В этом же месяце вышел документальный фильм, посвященный 50-летию Федора Бондарчука. В киноленте он признался, что считает дочку своей главной опорой.

«Она совершено светлый человек, просто солнечный. У нее отличная память, она мне может стихи книгами целыми рассказывать.

Поэтому, когда устаю, не хватает жизненных сил, я прихожу к Варе – и все складывается!» – рассказал режиссер.

Константин Меладзе: сын Валера

В три года Валере, младшему сыну Константина Меладзе и его бывшей жены Яны, поставили диагноз аутизм.

Эта новость повергла родителей мальчика в шок, ведь до двух с половиной лет он был обычным активным малышом: ползал, бегал и даже говорил. К трем годам у мальчика начался регресс, но мама с папой не сразу это поняли.

Поначалу они думали, что ребенок просто капризничает, а он все больше терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки.

«Это не приговор, это – расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма, – поделилась эмоциями Яна с «Комсомольской правдой». — Таких деток можно обучать.

Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает.

Но, когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка».

Мама Валеры не опускает руки: она ежедневно занимается с сыном, консультируется у зарубежных врачей и обменивается опытом с другими родителями, столкнувшимися с той же проблемой. Она даже открыла в Киеве специальный центр АВА-терапии (Applied behavior analysis – прикладной анализ поведения), чтобы помогать детям с таким диагнозом.

«Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются. Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо», – поделилась она в интервью StarHit.

Ирина Хакамада: дочь Мария

В 42 года Ирина Хакамада родила долгожданного второго ребенка – дочку Марию. Еще во время беременности Ирины ее малышке был поставлен диагноз – синдром Дауна.

«Мы с мужем очень сильно хотели совместного ребенка, и поэтому вопрос о рождении Машеньки даже не стоял. Это выстраданный, очень желанный плод нашей любви.

Мы, конечно, залезли в Интернет и выяснили, что такие детки, как наша будущая малышка, очень умные, самостоятельные, они могут быть счастливы. Если приложить усилия, у них все может получиться.

Тогда в чем проблема? Мы готовы были приложить усилия», – вспоминает Хакамада.

В 2004 году на долю Ирины и ее супруга выпало еще одно тяжелое испытание. Вдобавок к синдрому Дауна врачи диагностировали у их пятилетней дочери рак крови. Оправившись от шока, родители решили не сдаваться и бороться за здоровье ребенка до конца. После длительного курса химиотерапии случилось чудо: девочка пошла на поправку, победив тяжелую болезнь.

Сейчас Мария учится в колледже на керамиста, а в свободное время занимается в театральной студии. В 2016 году стало известно, что у девушки есть возлюбленный – чемпион мира по жиму штанги лежа среди юниоров Влад Ситдиков.

Кстати, Мария и Влад снялись в клипе для благотворительного проекта фонда «Синдром любви». В ролике молодые люди вместе с другими попытались развенчать стереотипы о людях с синдромом Дауна. набрало более 200 тысяч просмотров.

Сама Ирина говорит о дочке: «У меня есть такое волшебное дитя. Я сделала все, чтобы она была счастливой, и продолжаю это делать».

Анна Нетребко: сын Тьяго

Как и в случае с сыном Константина Меладзе, ребенку оперной певицы Анны Нетребко Тьяго врачи поставили диагноз аутизм в три года.

«Раньше я объясняла его молчание тем, что в нашем доме разговаривают на четырех языках, и малышу трудно приспособиться к этому. Он говорил только тогда, когда ему что-то требовалось.

Мы забили тревогу, лишь заметив, что сын не реагировал, когда к нему обращались», – рассказала Анна в программе «Пусть говорят».

Нетребко призналась, что пережила шок, узнав диагноз, но быстро взяла себя в руки и начала действовать. Первым делом она переехала в США, где обратилась за помощью к лучшим специалистам. Врачи ее обнадежили: у Тьяго легкая форма аутизма и, если с мальчиком постоянно заниматься, отклонения в его развитии будут практически не заметны. Так оно и вышло.

Сегодня 8-летний сын звезды оперы ходит в школу (где учатся не только дети, похожие на него, а также абсолютно здоровые ребята) и с успехом осваивает сразу два языка: английский и русский.

«Для тех, кто спрашивал, говорит ли Тьяго по-русски – отвечаю: говорит. Будучи аутистом он не разговаривал до 4 лет, и никто не обещал, что он заговорит вообще. Но, дай Бог здоровья педагогам и терапевтам института АБА в Нью-Йорке, которые с ним работают! Результат налицо. И первый язык его – английский!» – рассказала Анна.

Оперная певица также отмечает, что не боится говорить о том, что ее сын – аутист. Она хочет, чтобы на примере Тьяго все мамы, которые столкнутся с подобным, убедились, что эта болезнь – не приговор.

Источник

Источник: http://burumbon.ru/bledans-meladze-i-eshhe-4-zvezdy-vospityvayushhie-osobennyx-detej/

Сын Константина Меладзе болен неизлечимым заболеванием

Сын меладзе болен аутизмом

Бывшая жена композитора и продюсера Константина Меладзе дала откровенное интервью одному из известных украинских изданий.

#@#

В интервью «Комсомольской правде» экс-супруга Меладзе Яна откровенно рассказала о семейных кризисах, которые и привели к разводу после 19 лет жизни в браке. По словам Яны, виной всему действительно стало новое увлечение продюсера.

«Развод – просто процедура, – говорит Яна, – А вот принять решение было непросто. Я долго думала, могу ли смириться с какими-то вещами в своей жизни. Поняла: не могу. Не развод страшен, страшно то, что происходит до него.

Плохо, когда люди перестают беречь отношения, думают, что где-то можно сачкануть, откупиться, оправдать свое невнимание. Я думала, что в день развода буду как большинство женщин – унылой. А я и не заметила.

Нужно быть честной перед собой».

Константин Меладзе: первое откровенное интервью о новой “ВИА Гре”

Экс-супруга Меладзе также рассказала о любовнице мужа: по словам Яны, об интрижке Константина она узнала давно, однако надеялась, что ей удастся спасти семью.

О том, правдивы ли многочисленные слухи о романе продюсера со своей бывшей подопечной, певицей Верой Брежневой, с которой якобы сейчас Константин проживает под одной крышей, Яна решила не говорить, а имени любовницы экс-супруга публично не называть:

«Я догадывалась, но не знала наверняка. В 2005 году, будучи беременной младшим сыном, я списала кризис в наших отношениях на измену, инстинкт, временную слабость. Измену смогла простить. А подтверждение тому, что служу картинкой, за которой муж живет другой жизнью, я получила в 2007 году.

Открыто могу сказать: я из тех женщин, которые, подозревая обман, могут посмотреть телефон мужа. И тогда я не выдержала, набрала ее номер. Сказала: «У меня нет ни упреков, ни претензий. Для меня звонить вам – это унижение. Но я иду на это по одной причине: мне нужно понимать, что происходит в моей семье».

Ответ был неискренним: «У нас рабочие и дружеские отношения, как у отца с дочерью… Он мой наставник. Ничего нет…». Спустя пять лет, в начале 2013 года, у Константина случился очень непростой период. Я даже попросила ненадолго отложить процедуру развода. Костя ушел в себя, не отвечал на звонки.

И тогда эта женщина пришла ко мне в дом. Зачем? Сказала, хочет помочь. А я думаю, она пришла, чтобы выйти «из подполья». У меня был один вопрос: «Во имя чего понадобилось столько поломанных судеб? Я же звонила тебе. Посчитай, сколько лет жизни вы у меня отняли. Почти 10 лет!».

В ответ – широко открытые глаза: «Просто тогда я посчитала, что так будет лучше…».

Вера Брежнева: “Я та женщина, которая не может без мужчины”

В откровенном интервью «Комсомольской правде» Яна также впервые рассказала о тяжелом и неизлечимом заболевании младшего ребенка в семье Меладзе: их 9-летний сын болен аутизмом.

«Алисе в апреле будет 14 лет, Лиечке – 10, Валерику – 9. У меня всегда было желание иметь большую семью, – признается Яна, – Костя тоже любит детей. Его нельзя назвать плохим отцом. Он никогда и ничего не жалеет для дочерей, а для сына – особенно. Врачи поставили Валере диагноз аутизм.

Лечение этой болезни во всех странах мира стоит очень дорого, включая Украину. Нет, это не приговор, это – расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать.

Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает.

Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка.

И родителям не надо стыдиться, винить себя. Не стоит думать, что ты мог что-то не так сделать. Когда вы поймете, какую ответственную миссию в жизни своего ребенка выполняете, осознаете ценность или даже бесценность своей.

И самое главное: аутичное расстройство должно диагностироваться на первом году жизни ребенка! Роковая ошибка врачей и родителей – ждать до трех лет. Дети, с которыми начинают правильную коррекцию до года, показывают потрясающие результаты.

И в итоге мало чем отличаются от своих сверстников».

«Комсомольская правда»

Источник: https://viva.ua/lifestar/news/26516-sin-konstantina-meladze-bolen-neizlechimim-zabolevaniem.html

Страница Психолога
Добавить комментарий