Смерть от шизофрения

Фгбну нцпз. ‹‹история шизофрении››

Смерть от шизофрения

Начиная с сентября 1940 г., официальный рацион в оккупированной части Франции был снижен для всего населения до 1800 калорий в сутки для взрослого, причем, сами германские власти признавали, что 1700 калорий составляют голодный рацион, неотвратимо ведущий к медленной смерти вследствие истощения.

В тех французских психиатрических больницах, где стационарные больные будут получать только этот официальный рацион выживания, если они не располагали собственной фермой или не утаивали ранее продукты от реквизиций, что позволило бы тайно снабжать продовольствием госпитализированных больных, смертность увеличится ужасающим образом.

Так, доктор Scherer, который руководил психиатрической больницей в городе Осер (Бургундия) во время оккупации, сообщает, что начиная с 1941 г., который был наиболее мрачным годом, среди 797 больных, находившихся в больнице на 1 января, имели место 293 смерти, из которых 163 — от кахексии. В этой же больнице в 1941 г.

среди смертей от кахексии «шизофреники (особенно мужчины) заплатили наиболее тяжелую дань: 40 умерли в конце зимы 1941 года» /188/. В 1943 г. больница приняла больных, эвакуированных из заведений, где голод был еще тяжелее. По оценкам очевидцев, доля шизофреников среди больных, умиравших от кахексии, была порядка от 20 до 30 %, т. е.

более высокая, чем пропорция этой диагностической категории по отношению к другим видам патологии. Когда в конце 1944 г. ситуация с питанием немного улучшится, то туберкулез будет продолжать косить больных шизофренией, пока не появятся новые лекарственные средства против этой белой чумы.

Между прочим, это приведет некоторых авторов к тому, чтобы задаться вопросом о возможных связях между шизофренией и туберкулезом, а других, много позже (в 1958 г.) — к констатации эйфоризирующего эффекта двух активных субстанций против бациллы Коха: изониазида и ипрониазида.

Последний будет впоследствии признан как первый антидепрессант из семейства медикаментов, действующих посредством ингибиции моноаминоксидазы, которое станет известным под сокращенным обозначением ИМАО. Но, хотя эти вещества излечивают от туберкулеза шизофреников, как, впрочем, и заведомо психически здоровых пациентов, они не оказывают воздействия на их симптоматику.

Против такой участи, уготовленной психически больным голодным рационом, выступил Конгресс франкоязычных психиатров, проводившийся в Монпелье в так называемой свободной зоне в октябре 1942 г., т. е. как раз перед тем, как она была в свою очередь оккупирована. Один из докладчиков на этом Конгрессе, доктор Cremieux, еврей по происхождению, был арестован а заключен в Освенцим.

Эти рассуждения касательно лечения туберкулеза у шизофреников и голода среди них могли бы показаться нам очень удаленными от темы, но мы не должны забывать, что Ph. Pinel, великий Ph.

Pinel, обоснованно меньше гордился тем, что он поддержал действия Pussin, снявшего цепи с умалишенных в Бисетре на VI году Республики, чем своей борьбой во время голодовки на IV году, чтобы они не умирали в таком большом количестве от голода.

Он пишет в XVIII главе V раздела своего «Медико-философского трактата об умопомешательстве» /170/, озаглавленной «Губительные последствия неурожая, имевшего место на IV году, в приютах для душевнобольных»: «Я оставляю политике заботу бичевать в истории революции этот пагубный закон, которого самый крайний деспотизм никогда не посмел бы себе позволить.

Я хочу сказать — отчуждение недвижимости от больниц и приютов — это скорее акт бесчеловечности и варварства, который привязывает бедственное состояние неимущего инвалида или больного ко всем превратностям общественной судьбы».

«… В результате разумного, обоснованного подсчета потребностей душевнобольных ежедневный рацион хлеба пациентов в Бисетре в период Учредительного собрания был доведен до одного килограмма, и в течение двух лет подряд я видел пользу этого благотворного постановления.

Я перестал быть врачом этой больницы, но при одном из визитов вежливости, которые я время от времени наносил душевнобольным (4 брюмера IV года), я узнал, что рацион хлеба был снижен до 750 граммов, и я увидел некоторых бывших выздоравливающих, впавших в состояние маниакальной ярости, неистовства, кричавших, что их заставляют умирать от голода.

Губительные последствия неурожая стали еще более выраженными в дальнейшем, потому что рацион хлеба последовательно снижался приблизительно до пятисот, четырехсот, трехсот и даже двухсот граммов… Результат был таким, какой и следовало ожидать, — в конечном счете было засвидетельствовано, что только в течение двух месяцев (плювиоз и вантоз IV года) общее число смертей в этой больнице для умалишенных-хроников составило 29, тогда как за весь II год это число составляло только 27. Аналогичный результат, но еще более быстрый и более прискорбный, был для душевнобольных Сальпетриера…» /170/.

Другое событие, связанное с войной, которое было положено в основу романов и даже по крайней мере одного произведения кинематографии, почти не было исследовано с медицинской точки зрения.

Верно то, что сами условия, при которых оно происходило, не позволяли провести точное исследование: речь идет об эвакуации в период катастрофы28 госпитализированных психически больных из психиатрических больниц в связи с военными действиями или бомбардировками, которые вызвали массовое бегство психически нормального, если можно так сказать, населения. Некоторое количество больных при этом было размещено в семьях, которые дали им приют, и даже у некоторых из них состояние улучшилось. Но, к сожалению, невозможно определить даже приблизительно, сколько больных могло оказаться охваченными этим неожиданным включением в «нормальную» социальную среду, которая сама была полностью дезорганизована, и тем более, каким могло оказаться воздействие на психическое состояние больных, которые страдали шизофреническим психозом. Но хотя в конечном счете это было только незначительное количество больных, оно оказалось достаточным, чтобы заставить задуматься тех, кто за ними ухаживал, о влиянии психосоциальных факторов на развитие и, может быть, на происхождение их расстройств.

Монография известного французского психиатра проф. Ж. Гаррабе посвящена актуальной проблеме современной психиатрии – проблеме шизофрении.

На энциклопедическом уровне излагается история становления и развития учения о заболевании, которое и по настоящее время продолжает оставаться предметом острых споров и разногласий.

В книге рассматриваются не только медицинские, но и социальные, психологические, культуральные, этнические и прочие, включая политические, аспекты проблемы шизофрении.

Освещается эволюция различных точек зрения по этим вопросам большого числа авторов как известных, так и малоизвестных русскоязычному читателю, Книга написана интересным живым языком и может быть рекомендована не только специалистам, работающим в области психиатрии, но и всем интересующимся проблемой шизофрении

Источник: http://www.psychiatry.ru/lib/1/book/7/chapter/45

Почему больные шизофренией умирают в молодом возрасте?

Смерть от шизофрения

То, что в среднем больные шизофренией умирают в более молодом возрасте, чем здоровые люди, уже вполне доказа­но.

В промежутке между 1989 и 1991 годами были опубли­кованы три работы, согласно которым общая смертность среди больных шизофренией «примерно в два раза превы­шает смертность среди остальной части населения» — пер­вая работа, «в три раза выше» — вторая работа, «у мужчин она выше в 5,05 раза, а у женщин — в 5,63 раза» — третья работа, чем можно было бы ожидать, исходя из статисти­ческой вероятности. Наиболее сильно на эти показатели влияет количество самоубийств, число которых среди боль­ных шизофренией в 10-13 раз превышает их уровень среди остальной части населения (этот вопрос мы подробнее обсу­дим в главе 9). Кроме самоубийств, конечно, на эти пока­затели влияет и большое количество других факторов.

Несчастные случаи

Хотя больные шизофренией не так часто садятся за руль, как другие люди, объективные данные свидетельствуют, что

Прогноз и возможное развитие заболевания 179

среди них на каждую милю проделанного пути приходится в два раза больше аварий и несчастных случаев.

Большое, но точно не известное число больных шизофренией входит в число сбитых машинами пешеходов: так, например, один мой пациент ни с того ни с сего вдруг сошел с тротуара прямо под подъезжавший автобус.

Путаница в мыслях, бред, отвлечение внимания на слуховые галлюцинации — все это вносит свою лепту в смертность от несчастных случаев.

Болезни

Существуют некоторые данные, что больные шизофренией более подвержены инфекционным заболеваниям, сердечным приступам, диабету (II типа, с возникновением в зрелом возрасте), раку молочной железы у женщин — и все эти обстоятельства могут увеличивать уровень смертности.

За­болевшие шизофренией менее способны описать врачу сим­птомы своего недомогания, а медицинский персонал может пренебрегать их жалобами, предполагая, что они являются следствием их основного заболевания.

Имеются доказатель­ства и того, что у больных шизофренией повышен болевой порог, так что они иногда могут не жаловаться на опреде­ленные симптомы вплоть до того момента, когда болезнь станет уже не излечима.

В некоторое противоречие с данными о повышенной смертности среди больных шизофренией вступают свиде­тельства о том, что шизофреники менее подвержены забо­леванию раком легких (смотри главу 9), раком предста­тельной железы, диабетом (I типа, с возникновением в молодом возрасте) и ревматоидным артритом (смотри гла­ву 6). Данные о раке предстательной железы особенно ин­тересны, так как в одной из недавних работ обнаружена связь между лечением повышенными дозами антипсихоти­ческих средств и снижением уровня заболеваемости этим видом рака.

Бездомность

Хотя это и не подтверждено статистическими данными, по­хоже, что бездомность больных шизофренией повышает их подверженность несчастным случаям и различным заболева-

180

Глава 5

ниям. В одной из недавних английских работ в течение полутора лет наблюдались 48 бездомных, хронически боль­ных шизофренией.

К концу этого срока трое из них умерли вследствие заболевания (сердечного приступа, удушья в хо­де эпилептического припадка и аневризмы аорты), один был сбит машиной и скончался на месте происшествия, а трое просто исчезли из поля зрения, оставив все свои вещи и одежду.

Различные разрозненные сообщения по Соеди­ненным Штатам дают основания предполагать, что в США смертность среди бездомных шизофреников должна быть исключительно высокой.

Так, например, в штате Оклахома одну женщину выпустили из психиатрической клиники в январе, после чего она нашла прибежище на заброшенной птицефабрике, где замерзла, и ее тело было найдено только через два года. В штате Виргиния останки одной серьезно психически больной женщины были найдены через год после того, как она была, по всей видимости, убита. Я могу с уверенностью предсказать, что когда мы наконец проведем серьезное исследование уровня смертности среди бездомных больных шизофренией, то его результаты будут просто шокирующими.

Глава 6

Что вызывает шизофрению?

Что-то со мной произошло, не знаю что. Все, что когда-то было моим «я», перепуталось, возникло существо, о кото­ром я ничего не знаю.

Для меня это какая-то незнакомка, по сравнению с «я» которой мое старое родное «я» — это все равно что прокисшее молоко. А ее мысли? Они просто ужасны! Имя ей безумие.

Оно родное дитя сумасшест­вия, и если верить доктору, и то, и другое родились в моем собственном мозге.

Лара Джефферсон. Вот мои сестры

1990-е годы были торжественно провозглашены Десятилети­ем Мозга. Время для этого было выбрано вполне подходя­щее, так как мы живем в период бурного развития био­логических наук, воздействие которых на изучение шизофрении очень велико.

С каждым годом мы все больше узнаем о деятельности мозга, как нормальной, так и ненор­мальной. Мозг больных шизофренией понемногу начинает отдавать исследователям свои тайны.

Есть определенные основания надеяться, что при некоторой доле удачи к концу этого десятилетия произойдет значительный прорыв в поз­нании причин шизофрении и способов ее лечения.

Перед тем как продолжить обсуждение нарушений дея­тельности головного мозга у больных шизофренией, следу­ет, однако, познакомиться с устройством нормального голов­ного мозга — грибоподобного органа со стволом, который сужается в расположенный вдоль позвоночника спинной мозг (рис. 4).

Весь головной мозг разделен глубокой про­дольной щелью на два полушария, в каждом из которых выделяют четыре доли (лобную, теменную, затылочную и височную).

Дно продольной щели упирается в мозолистое тело, состоящее из большого числа нервных волокон по­перечного направления, проникающих в правое и левое

Рис. 4. Расположение в головном мозге лимбической системы.

полушария мозга. Четыре доли головного мозга отвечают за “координацию мышечных сокращений, мыслительный про­цесс, память, язык и речь, слух и зрение.

Сейчас уже доказано, что два полушария головного мозга неодинаковы: у большинства людей левое полушарие отвечает за речь и логическое мышление, тогда как правое полушарие — за обеспечение процессов восприятия, ориентировку в прост­ранстве и художественное мышление.

Все четыре доли головного мозга сходятся у основания мозолистого тела, где расположены таламус, гипоталамус, гипофиз, лимбическая система, базальные ганглии (нервные узлы, находящиеся в основании мозга), средний мозг и продолговатый мозг (ствол головного мозга, переходящий в спинной мозг).

Именно в этой области осуществляется кон­троль за всеми главнейшими жизненными функциями орга­низма (сердечная деятельность, дыхание, пищеварение, ра­бота эндокринной системы), в ней также осуществляется своего рода фильтрация всех входных и выходных сигна­лов, поступающих в большой мозг и выходящих из него.

Что вызывает шизофрению?___________________ 183

Позади этой области находится мозжечок, который не толь­ко участвует в координации мышечных движений, как по­лагали раньше, но и взаимодействует со стволом мозга.

Весь мозг размещается в черепе и для большей защиты покрыт тремя мозговыми оболочками и слоем ликвора (це­ребральной жидкости). Ликвор циркулирует по всему мозгу и поступает в центральные его области через связанные между собой каналы, которые расширяются в желудочки мозга.

Именно потому, что мозг так хорошо защищен, мы и знаем так мало о нем самом и его болезнях.

Высказыва­лось даже предположение, увы, фантастическое, что если бы мы сумели убедить мозг поменяться местами с печенью, то тогда смогли бы разобраться в его функционировании и причинах возникновения шизофрении.

Работа мозга осуществляется благодаря взаимодействию примерно пятидесяти миллиардов нервных клеток (нейро­нов).

У каждой клетки есть отростки, позволяющие ей принимать и получать сигналы от других клеток, причем каждая нервная клетка может принимать сигналы примерно от десяти тысяч других.

Эти отростки физически не каса­ются друг друга, их взаимодействие осуществляется с по­мощью химических «гонцов», называемых нейротрансмит-терами (медиаторами), которые передают сигнал с отростка одной нервной клетки на отросток соседней.

Сегодня нам уже известно о существовании более шестидесяти различ­ных типов нейротрансмиттеров, и, похоже, что их число этим не ограничивается. Некоторые из этих нейротрансмит-теров, такие, как дофамин, норадреналин, серотонин, ГАМК (гамма-аминомасляная кислота) и эндорфины представляют огромный интерес для исследователей шизофрении.

Что нам известно

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s34718t3.html

Страдания ШИЗОФРЕНИКА

Смерть от шизофрения

Уважаемый читатель, сегодня мы побеседуем о нерешаемой проблеме. Погрузимся в психический мир шизофреника. Причём акцент будет сделан именно на собственных мучениях пациента. Не буду углубляться в терминологию, так как для понимания сути в этом нет необходимости.

Spero in Deum

Как вы считаете, какие заболевания дают самый большой процент самоубийств в структуре психических заболеваний?

Большинство думают, что ДЕПРЕССИЯ. И действительно, депрессия вносит существенный вклад в суицид. Но равный ей вклад вносят шизоаффективные расстройства, и собственно шизофрения.

При этом многие догадываются, почему люди с депрессией “сводят счёты с жизнью”.

Постоянно жить со сниженным эмоциональным фоном,замедлением мышления, низкой двигательной активностью – причём без УСТАНОВЛЕННОЙ ОБЪЕКТИВНОЙ ПРИЧИНЫ. Это действительно, психологически тяжело.

И особенно страшно, когда человек осознаёт своё положение на выходе из тяжёлой депрессии – тогда возникают парадоксальные суициды.

Почему же убивают себя шизофреники? Условно, мы разделим суициды на фоне шизофрении – на психопродуктивной симптоматике, и на негативной симптоматике.

Психопродуктивная симптоматика.

  • Бред. У человека может сформироваться ложное умозаключение, неподдающееся коррекции. То есть к этому убеждению, очень трудно вызвать критическое отношение самого пациента.

А шизофреник, к примеру, может решить, что его смерть – является единственным способом для спасения всего общества.

При этом сила убеждения такова, что чаще всего это заканчивается суицидом.

Примеров разного рода бредазавершающегося суицидом очень много.

  • Галлюцинации. То есть человек воспринимает, что-либо – без реального объекта. Я лично знал человека, который два раза в жизни выбрасывался из окна на пятом этаже. Потому что перед ним “возникал” демон. То есть причиной такого необдуманного поступка, становились устрашающие галлюцинации.

Лично мне довольно трудно представить, что нужно увидеть, чтобы “сигануть” из окна.

Так же у человека могут быть постоянные слуховые галлюцинации – “голоса“. Которые могут призывать, даже приказывать ему покончить с собой. И иногда шизофреник – просто не выдерживает.

  • Психомоторное возбуждение, чаще всего в виде кататонического возбуждения. Что происходит с внутренним миром пациента утверждать сложно, так как он не контактен.

Но он может наносить в этом состоянии – повреждение себе и окружающим. Может доводить себя до истощения и обезвоживания, к примеру – кружась на месте в течении 3-4 дней.

  • Параноидный синдром. Часто шизофреник убеждён, что за ним следят, что его травят, “облучают”. И это так же приводит к необоснованному риску. Он может броситься под машину, “уходя от преследования”.

Но психопродуктивная симптоматика, вносит наименьший вклад в структуру суицида у шизофреников. Больший вклад вносит – негативная симптоматика, но об этом мало кто знает.

Негативная симптоматика – приводящая к суициду

Нужно понять, что позитивную симптоматику психиатры могут купировать нейролептиками. Но сами нейролептики усугубляют течение негативной симптоматики при шизофрении. А это в свою очередь усугубляет ДЕФЕКТ ЛИЧНОСТИ.

При этом в состоянии ремиссии пациент страдает именно от НЕГАТИВНОЙ симптоматики:

  • Нарушение эмоционального самовосприятия (сглаженность аффекта). Эмоции у шизофреника не отсутствуют, они ослаблены. И он понимает, что раньше – то всё было нормально.

Вот смотрит например пациент юмористический концерт со своими родственниками. Всё понимает, понимает почему его родные смеются – но сам смеяться не может. Это “здорово” меняет его отношение к себе, до уровня самоуничижения.

При худшем варианте развития событий, шизофреник перестаёт понимать чувства других людей в принципе. А если у него сохраняется самокритика, и раньше у него не было с этим проблем – он страдает, и страдает сильно.

Возникают депрессии, чувство вины, необоснованные страхи. Пациент стремится к изоляции – а это приводит к дезадаптации и суицидам.

  • Нарушения речи. Скудность речи – алогия. Когда пациент практически не способен общаться, речь настолько бедна, что пациент не может изъясниться. Это сильно “давит” на пациента.

Характерно также произношение неологизмов, то есть таких слов – которые имеют смысл только для пациента (придуманных пациентом). Это затрудняет общение, влияет на эмоциональный фон.

Особняком стоит шизофазия, когда речь пациента не поддаётся логическому осмыслению – она как-бы состоит из словесноговинегрета“. Но это для вас так, а шизофреник может пытаться вам сказать, что-то важное. И сильно переживать, когда вы “отмахиваетесь” от него. Опять же изоляция, затем суицид.

  • Ангедония. Неспособность получать удовольствие от привычной деятельности. В особенности от того, что приносило удовольствие раньше.

Вот я например люблю читать, а если это больше никогда не будет приносить мне удовольствия – я естественно буду страдать.

Кто-то спортом заниматься любит, кто-то дома строить – а шизофрения отнимает радость тех занятий, которые человек любил.

  • Абулия. Нарушение волевых устремлений, не путайте с ленью. Лениться, как правило, приятно. А вот когда человек сутками лежит на диване, и понимает, что это “не нормально“. И он не то, что хочет бездействовать, он просто не способен, что-то делать.

И часто он осознаёт этот патологический процесс – часто с развитием аутоагрессии.

Часто развивается апато-абулический синдром – когда к отсутствию волевых устремлений присоединяется абсолютное равнодушие. В конце концов шизофренику становится безразлично где испражняться.

  • расстройства самоидентификации. Часто пациент характеризует себя взаимоисключающими понятими.

Трудно понять как они уживаются в одном человеке. Он может считать себя и святым, и демоном – причём одновременно.

Часто пациент чувствует утрату своей личности. Лично знал человека, который смотрел на свои детские фотографии и плакал. Объяснял это тем, что он понимает – на фотографии изображён он сам; но нет ощущения что это он сам. Как будто, что-то безвозвратно потеряно.

  • негативизм. Иногда шизофреник всё делает наперекор. Вашу просьбу он может выполнить в точности наоборот.

Но чаще просто не идёт с вами на контакт. Это проявляется в разговоре, когда человек перестаёт отвечать на ваши вопросы. Мутизм частый спутник негативизма.

Такой пациент страдает когда вы пытаетесь с ним контактировать, “он в домики” – а вы “выламываете дверь“.

  • Астенизация наблюдается практически всегда. У психиатров есть поговорка “Не каждая астения – ведёт к шизофрении; но нет шизофрении – без астении“. То есть развивается слабость психических процессов, часто с плаксивостью. Пониманием утраты своих способностей – интеллектуальных, волевых и т.д.

“Злые” НЕЙРОЛЕПТИКИ.

Уважаемый читатель, думаю вы имеете представление в каком кошмаре живёт шизофреник.

Но самый большой кошмар – это лечение нейролептиками.

Уверяю, что если взять группу здоровых добровольцев и полечить их один год – абсолютно любым нейролептиком, который используют при шизофрении. У здорового человека – разовьётся НЕГАТИВНАЯ СИМПТОМАТИКА, как при шизофрении.

У 100% мы достигнем этот эффект.

Надеюсь не нужно объяснять, почему шизофреники убивают себя на фоне негативной симптоматики.

Психологически, это ничуть не легче чем нарушения настроения при депрессии.

Уважаемый читатель, прошу тебя прочитай мои статьи. Дело в том, что я отключил всю рекламу на своём канале – чтобы “мерзавцы” не смели меня обвинять в КЛИКБЕЙТЕ. И я инвалид – моя пенсия составляет 8.000 рублей в месяц; проживаю я в СПб. А это довольно “дорогой” город.

Прошу тебя, если конкретно тебе, нравятся мои статьи, при наличии желания и возможности – переведи деньги на “Яндекс Деньги”, на номер410019363239625

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c7250f55ec51000c77757fd/5cd1ccc90092d700b8983c14

Концепция шизофрении умирает

Смерть от шизофрения

Концепция шизофрении умирает. Она десятилетиями подвергалась нападкам со стороны психологии, и сейчас, судя по всему, получила смертельное ранение со стороны психиатрии – той самой профессии, которая когда-то её поддерживала. Оплакивать её никто не будет.

Сегодня диагноз «шизофрения» связывают с уменьшением продолжительности жизни почти на два десятилетия. По некоторым сведениям, выздоравливает лишь один человек из семи. Удивительно, что, несмотря на провозглашаемые прорывы в лечении, пропорция выздоравливающих людей со временем не увеличивается. Что-то тут явно не так.

Частью проблемы оказалась сама концепция шизофрении.

Доказательства того, что шизофрения – это отдельная болезнь, оказались серьёзно подорваны.

Точно так же, как у нас теперь есть концепция расстройств аутистического спектра, утверждают, что психоз (с ним обычно связывают тревожные галлюцинации, бред и путаные мысли) тоже существует в рамках континуума и проявляется в разных количествах. Шизофрения – нижний край спектра этого континуума ощущений.

Джим ван Ос, профессор психиатрии в Маастрихтском университете, доказывал, что нельзя перейти к этому новому для нас образу мышления, не изменив языковые нормы. Он предлагает упразднить термин «шизофрения». Вместо него он предлагает концепцию расстройства психозного спектра. Другая проблема в том, что шизофрению описывают, как «безнадёжное хроническое заболевание мозга». В результате людям, которым поставили такой диагноз, и их родителям сообщают, что даже раком болеть было бы лучше – его было бы легче излечить. Но такой подход к шизофрении исключает людей с положительным прогнозом. К примеру тем, кто выздоровел от неё, сообщают, что «это была не шизофрения». Шизофрения в виде обособленного, безнадёжного ухудшения мозга в результате заболевания, по мнению ван Оса, «не существует».

Разбираемся в расстройствах

Шизофрения может оказаться целым набором разных вещей. Видный психиатр, профессор Робин Мюррей, описывает это так:

Я думаю, что скоро концепция шизофрении отживёт своё.

Этот синдром уже начинает рассыпаться, к примеру, в тех случаях, когда выявляется вариация числа копий генов, употребление наркотиков, неблагоприятная социальная обстановка, и т.п.

Этот процесс будет ускоряться и термин шизофрения уйдёт в историю, так же, как ушёл термин “водянка”.

Исследователи изучают разные причины, по которым у людей могут проявляться ощущения, считавшиеся характерными для шизофрении: галлюцинации, бред, путаные мысли и поведение, апатия, отсутствие эмоций.

В прошлом уже случались характерные ошибки. Например, на основе работы по изучению паразита Toxoplasma gondii, передающегося к людям от кошек, исследователи И. Фуллер Торри и Роберт Ёлкин утверждали, что «самой важной причиной шизофрении может оказаться заразная кошка». Но это оказалось не так.

Toxoplasma gondii – возможно, причина шизофрении, но вряд ли самая важная Факты наводят на мысль о том, что приобретение Toxoplasma gondii в юном возрасте может увеличить шансы на постановку диагноза «шизофрения». Однако шансы увеличиваются не более, чем в два раза – а это, по меньшей мере, сравнимо с воздействием других факторов, а, возможно, и сильно меньше. К примеру, трудное детство, злоупотребление марихуаной, вирусные заболевания центральной нервной системы в детстве – всё это увеличивает шансы на постановку диагноза «психотическое расстройство» (например, шизофрения) в 2-3 раза. По сравнению с людьми, не употребляющими марихуану, ежедневное использование сильной, с высоким содержанием ТГК, марихуаны, связано с пятикратным увеличением шансов на развитие психоза. По сравнению с людьми, не получавшими травму, у людей с пятью разными типами травм (включая сексуальные домогательства и побои) шансы получить психоз увеличиваются в пятьдесят раз.
Ежедневное курение сильной марихуаны в пять раз увеличивает шанс приобретения психотического расстройства

Раскрываются и другие пути к «шизофрении». Порядка 1% случаев вырастают из делеции небольшого участка ДНК на 22-й хромосоме, что называют синдромом удаления 22q11.2 [синдром Ди Георга – прим. перев.].

Также возможно, что до десяти процентов людей с диагнозом «шизофрения» страдают от воспаления мозга из-за аутоиммунных заболеваний, таких, как анти-NMDA-рецепторный энцефалит – хотя этот вопрос остаётся предметом дискуссий.

Все перечисленные факторы могут привести к сходным симптомам, которые мы по незнанию свалили в одно ведро под названием «шизофрения». У одного ощущения могут появляться из-за генетического нарушения работы мозга, являющегося следствием чрезмерной работы процессов по сокращению связей между клетками мозга, происходящего во время взросления. У другого ощущения могут появляться из-за сложной посттравматической реакции. Подобные внешние и внутренние факторы могут работать и совместно. В любом случае, оказывается, что два враждующих лагеря в войне за шизофрению – те, кто считает её генетическим расстройством, и те, кто считает её реакцией на психосоциальные факторы – оба держат в руках кусочки головоломки. И идея о том, что шизофрения – вещь обособленная, и приходят к ней одинаково, этому способствовала.

Последствия для лечения

Многие заболевания, например, диабет и повышенное кровяное давление, могут появиться разными путями, которые всё же влияют на те же самые биологические пути и реагируют на одинаковое лечение. Шизофрения может вести себя так же.

Уже высказывалось мнение, что разные причины шизофрении могут приводить к одинаковому результату: увеличению уровня дофамина. Если так, то дебаты по поводу категоризации шизофрении на основе приведших к ней факторов, могут иметь чисто академический интерес, поскольку на лечение они не влияют.

Однако появляется всё больше свидетельств того, что разные пути, приведшие к сходным ощущениям, указывают на то, что шизофрению необходимо лечить разными способами.

Предварительные свидетельства указывают на то, что людям с детскими травмами, которым поставили диагноз «шизофрения», антипсихотические лекарства помогут с меньшей вероятностью.

Однако это требует дополнительных исследований, и, разумеется, люди, уже принимающие такие лекарства, не должны их бросать, не посоветовавшись с врачом. Также есть мнение, что если в некоторых случаях шизофрения является формой аутоиммунного энцефалита, то в этих случаях наиболее эффективной будет иммунотерапия (к примеру, кортикостероиды) и замена плазмы (промывание крови).

Не всем больным с диагнозом «шизофрения» помогают антипсихотические препараты

Получающаяся картина пока неясна. Некоторые новые способы лечения, к примеру, семейная терапия на основе практики “Открытый диалог”, выглядят многообещающе для широкого спектра людей с диагнозом «шизофрения».

Могут потребоваться общие и специальные методы лечения, подобранные для конкретного человека с особым путём, приведшим его к ощущениям, связываемым с шизофренией. Поэтому особенно важно опрашивать людей обо всех потенциально причастных к этому случаях.

Сюда входит и жестокое обращение в детстве, о котором до сих пор врачи не спрашивают в обязательном порядке.

Возможность того, что для разных людей будут работать разные методы лечения, объясняет эти войны вокруг шизофрении. Психиатр, пациент или семья, наблюдающая положительный эффект антипсихотических препаратов, естественно будет проповедовать этот подход. Психиатр, пациент или семья, у которых лекарства не работают, зато помогает другой подход, пропагандируют его. Каждой группе кажется, что другие отрицают подход, сработавший для них. Такую страстную пропаганду можно поддержать, но до тех пор, пока людям отказывают в лечении, которое может им помочь.

Что дальше?

Не хочу утверждать, что концепция шизофрении бесполезна. Многие психиатры считают её полезным клиническим синдромом, помогающим выделить группу людей с определёнными потребностями. Её биология пока не ясна, но многие пациенты с ней демонстрируют сходные генетические особенности. Некоторым людям поможет постановка диагноза «шизофрения».

Она поможет им получить доступ к лечению, улучшить поддержку со стороны семьи и друзей. Дать определённое имя их проблемам. Доказать, что они страдают от болезни, а не от личных недостатков. Конечно, многим это не помогает. Необходимо сохранить преимущества и отбросить недостатки термина «шизофрения», двигаясь в эру после шизофрении.

Как она будет выглядеть, пока неясно. В Японии недавно переименовали шизофрению в «расстройство интеграции». Мы уже видели идею расстройства психозного спектра. Но исторически классификация психических заболеваний являлась результатом борьбы, в которой «выигрывал наиболее известный и лучше всех выражающий мысли профессор».

Будущее должно основываться на доказательствах и обсуждениях, включающих перспективы страдающих и справляющихся с этими ощущениями людей. Что бы ни родилось из пепла шизофрении, оно должно дать лучшие способы для помощи людям, борющимся с реальными проблемами.

Саймон Макарти-Джоунс – адъюнкт-профессор клинической психологии и нейропсихологии в Тринити-колледже (Дублин).

  • шизофрения
  • психоз
  • психиатрия

Хабы:

Источник: https://habr.com/post/408153/

Страница Психолога
Добавить комментарий