Сколько больных шизофренией в россии

В россии до миллиона шизофреников. у каждого четвёртого россиянина психические отклонения. принудительное лечение – единственный выход из положения?

Сколько больных шизофренией в россии

Душевнобольных снова будут лечить без их на то согласия – как это делалось и раньше, в СССР. Недавно депутаты Госдумы в третьем чтении одобрили законопроект, разрешающий принудительное психиатрическое обследование граждан с их последующей госпитализацией в специальные медучреждения.

Проблема действительно острая, и её как-то нужно было решать: в последние несколько лет число россиян, время от времени испытывающих помутнение рассудка, росло стремительными темпами – на 12–15% в год. Но вся беда в том, что законодатели, решая одну проблему, на пустом месте создали другую.

По предлагаемой депутатами формуле для того, чтобы упечь пациента в психушку, достаточно будет решения суда первой инстанции. Чем это может обернуться на практике, нетрудно догадаться: потенциальные соискатели богатых наследств начнут массовое судебное преследование своих зажиточных родственников.

Тут и здоровому человеку недолго будет сойти с ума. А чтобы доказать, что с головой у жертвы заботы родных всё в порядке, придётся пройти малоприятную и в общем-то унизительную процедуру госпитализации в «жёлтом доме».

К чему приведёт принятие столь двусмысленного закона и насколько его появление вообще было оправданно, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Фабрикант в расцвете сил в одночасье потерял всё

Но сначала – история. Очень скоро аналогичных историй будет очень и очень много. Так вот, знаменитый на всю страну «паровозный фабрикант», генерал-майор Сергей Мальцов был одним из самых влиятельных промышленников Российской империи.

В так называемом мальцовском заводском округе, расположенном на землях Калужской, Орловской и Смоленской губерний, трудились сотни тысяч рабочих. У Мальцова была своя полиция, своя железная дорога и даже свои деньги – мальцовки.

Рабочие фабриканта жили лучше, чем при коммунизме: их безвозмездно наделяли собственными трёхкомнатными квартирами и бесплатно лечили в мальцовских больницах. Дети рабочих учились в бесплатных гимназиях. В общем, в 60–70-х годах позапрошлого века Мальцов, можно сказать, почти построил своё собственное маленькое социальное государство в государстве.

Родственники методов фабриканта не разделяли, но идти вразрез Мальцову, известному своим крутым нравом, всё же не решались. Пока в 1874 году промышленник не заключил с Департаментом железных дорог договор на изготовление в течение шести лет 150 паровозов и 3 тыс. вагонов.

Мальцов вбухал в дело порядка 2 млн рублей – по нынешним меркам это 1,6 млрд (800 нынешних рублей равны одному рублю 1874 года). Построил мастерские, выписал технику из Европы, пригласил мастеров из Франции. А железнодорожный департамент вдруг взял и обнулил свой заказ – не поясняя причин.

Тем временем на складах Мальцова скопилось готовой продукции на полтора миллиона рублей. Промышленник заложил свои имения. И вот тут-то жена и дети Мальцова объявили его сумасшедшим. Фабриканта признали недееспособным в суде первой инстанции и лишили всех прав на его собственные предприятия.

Решающим фактором для судей стало то обстоятельство, что Мальцов создавал своим рабочим слишком хорошие условия труда. По их мнению, психически здоровый человек не мог поступать так, как поступал Мальцов. И совершенно здоровый предприниматель в расцвете сил в одночасье потерял всё. Признайтесь как на духу: вы верите в то, что и современные судьи не возьмут на вооружение схожую логику при вынесении судебных решений, на основании которых людей будут принудительно госпитализировать?

Официальная статистика занижает число душевнобольных в четыре-пять раз

Между тем сумасшедших в нашей стране действительно слишком много, и целый ряд медиков сходится во мнении, что российская официальная статистика в значительной мере занижена.

Около 15 лет назад Россия перешла на классификацию болезней по так называемой схеме МКБ-10, применяемой в странах, входящих во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ).

В этой классификации термин «вялотекущая шизофрения» отсутствует в принципе, и, таким образом, все больные этой формой психического расстройства автоматически признаются здоровыми. А ведь во времена СССР именно больные вялотекущей формой шизофрении составляли основу больничного контингента всех советских спецклиник – до 80% пациентов.

Но даже если официальная статистика и занижена, как предполагают специалисты, в четыре-пять раз, она всё равно впечатляет. Год назад «Российская газета» опубликовала такие данные: в стране взяты на карандаш 3,7 млн психически больных людей. Из них 36 тыс. человек ежегодно признаются инвалидами.

Каждый четвёртый россиянин страдает психическими расстройствами в разных формах, а ведь именно психические расстройства – прямой путь не только к алкоголизму и наркомании, но и к суициду. Треть из тех, кто состоит на психиатрическом учёте, – это те, «у кого выявлены психические заболевания».

То есть однозначно больные люди, диагнозы которых у специалистов не вызывают никаких сомнений. Ещё 2,2 млн – те, кто регулярно обращается «за консультативной помощью». Вроде бы это и не психически больные, но посещать психиатра им по каким-то причинам всё же предписано. Что же касается данных ВОЗ, то они ещё более шокирующие.

Психическими расстройствами, как считают эксперты этой уважаемой организации, в нашей стране страдают не менее 10% граждан. Это 14–15 млн человек. И в их числе каждый пятый российский подросток.

Что же касается классических шизофреников, то в России их, по данным ВОЗ, порядка 900 тысяч. Ещё 300 тыс. – те, чьё состояние врачи называют «маниакальным», больные с «неконтролируемым возбуждением».

Что же касается точных данных по больным с другими видами психических расстройств – навязчивыми идеями, фобиями или патологическими влечениями, – то их специалисты ВОЗ по каким-то причинам не озвучивают.

Их озвучивают эксперты общественных организаций – от 5 до 7 млн человек страдают такими расстройствами.

Лечим болезни – калечим судьбы

Неврозы и психозы становятся причинами каждой пятой преждевременной смерти. А самое распространённое психическое расстройство – это известная многим депрессия. Продолжительное уныние и потеря интереса к окружающему миру.

Казалось бы, это ещё не болезнь – подумаешь, всего лишь хандра! Но специалисты убеждены в обратном: именно депрессия является одной из ключевых причин инвалидности и основной причиной самоубийств. Кстати, сегодня наша страна лидирует по числу суицидов в Старом Свете – 27 случаев на 100 тыс. человек при 5 случаях в странах Евросоюза.

Но хуже всего то, что, по статистике ВОЗ, порядка 70% россиян, страдающих от психических расстройств, избегают лечения.

Это печальное, внезапно открывшееся обстоятельство стало причиной прошлогоднего демарша спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.

Именно она инициировала принятие комплекса мер по срочному предотвращению дальнейшего распространения психических расстройств и адаптации пострадавших от них россиян. «В силу своей болезни эти люди сталкиваются с непониманием и предубеждениями, – считает Валентина Матвиенко.

– Этим проблемам пока не уделяется должного общественного и государственного внимания». И депутаты решили, что настала пора это внимание уделить.

В апреле этого года – с подачи законодателей из глубинки – Конституционный суд рассмотрел вопрос о возможности принудительного лечения психически больных граждан. Поводом к рассмотрению стали жалобы из Красноярска и Кургана, в которых жертвы преступлений возмущались бездействием полицейских, судей и медиков. И суд вынес вердикт: принудительное лечение допустимо.

Дело лишь за соответствующей законодательной инициативой. Первое чтение законопроекта о принудительном лечении состоялось тогда же, в апреле. Но спешка сыграла с народными избранниками злую шутку – предложенный ими законопроект на поверку оказался слишком сырым.

«Одна из главных проблем состоит в нарушении прав больных при признании их недееспособными, – объяснял депутат Госдумы Валерий Селезнёв. – Зачастую это делается родственниками, чтобы завладеть имуществом больного человека. А чтобы оградить больных от притязаний такой родни, следует ввести в закон понятие «степени недееспособности».

А ещё предоставить возможность больным хотя бы один раз в три года подтверждать этот диагноз. Сейчас же человека признают недееспособным один раз и на всю жизнь, что даёт зелёный свет разномастным мошенникам».

Больных лечить некому – не хватает психиатров

Возможно, теперь принятый депутатами законопроект доработают в верхней палате парламента – говорят, что курирует этот вопрос лично Валентина Матвиенко, так что нельзя исключать, что в будущем законе всё же досконально пропишут обязанности больного и права его родственников. Чтобы по возможности исключить случаи подтасовок и судебного произвола. Будем на это надеяться, а пока поговорим о другой не менее насущной проблеме.

Дело в том, что, по предварительным данным, с принятием закона о принудительной госпитализации число обращений в стационары вырастет минимум в три-четыре раза. Но едва ли медицинские учреждения будут готовы столкнуться с таким наплывом пациентов.

Судите сами: сегодня в нашей стране действует 145 психиатрических диспансеров, 123 диспансерных отделения больниц, 2 тыс. диспансерных отделений при ЦРБ, 144 наркологических диспансеров и 257 психиатрических больниц. Это примерно 300–350 тыс. коек.

Даже сегодня пройти курс госпитализации может лишь каждый четвёртый больной. А представьте себе, что может начаться с принятием нового закона?

Врачи уже сейчас признаются: к наплыву пациентов они не готовы. Не хватает не только больничных коек – не хватает и специалистов. На сегодняшний день в области психиатрической и наркологической помощи работают примерно 16 тыс. специалистов, среди которых порядка 4,5 тыс. психотерапевтов, 5,5 тыс.

наркологов и полторы тысячи социальных работников. Психиатров на всех – не более 5 тысяч! На всю Россию! Два года назад Татьяна Голикова, возглавлявшая Минздравсоцразвития, предупреждала о том, что российские спецмедучреждения укомплектованы психиатрами примерно на 65–70%.

А сегодня дефицит психиатров стремится к 40–45%.

Мнения Специалистов

Михаил ВИНОГРАДОВ,российский психиатр-криминалист, профессор, доктор медицинских наук, бывший руководитель Центра специальных исследований МВД:

– Я был одним из тех, кто настаивал на возвращении старой советской нормы. При этом мне совершенно понятно, что в её прежнем виде советскую норму возвращать всё же не стоит, её нужно адаптировать к сегодняшним реалиям.

Медицина успела шагнуть далеко вперёд. Но советский закон должен быть взят за основу в любом случае – вместе с нормами, которые позволяли принудительно госпитализировать и лечить больных.

Сегодня, надо признать, инструментов для принудительной госпитализации у врачей нет. А они должны быть.

И ещё – я всё-таки против того, чтобы окончательное решение было не за психиатром, а за судьёй. Пациент может вести себя тихо, не буйствовать и не кричать о том, что он собирается кого-то убить. Он может говорить, скажем, о конце света, но психиатр будет понимать, что этот человек представляет реальную опасность для общества. А суд этого может и не понять.

Сергей ЕНИКОЛОПОВ,кандидат психологических наук, руководитель отдела медицинской психологии Научного центрапсихического здоровья РАМН:

– Депутаты собираются протащить закон, который оставляет огромное поле для всевозможных злоупотреблений. Этот закон развяжет руки нечистоплотным родственникам, начальникам, людям со связями. Любого человека можно будет при желании объявить психически больным и заняться его лечением.

Другое дело, если бы в дополнение к возвращаемой советской норме вводилась бы уголовная ответственность врачей за постановку неправильного диагноза и отправку на принудительное лечение. Тогда я видел бы в этом предложении хоть какой-то смысл. Врач тогда бы дрожал немножко.

А иначе какие у нас, у обывателей, гарантии, что нас не начнут принудительно лечить, когда этого не требуется? Кроме того, у огромного числа больных возникнет страх обращаться к психиатрам, возврат советских норм его только подстегнёт.

Что же касается точной статистики душевнобольных, то могу сказать с уверенностью: точной статистики в данной сфере нет. Со времён СССР люди не афишируют своего психического неблагополучия. Огромное число людей не лечится у специалистов, прибегая к помощи знахарей и гадалок.

Самое распространённое заболевание в России и мире – депрессия. Россия, особенно её северная часть, расположена в «депрессивной зоне». Осенью пасмурно, идут дожди, зимой на улице рано темнеет. Поэтому отмечается высокий уровень самоубийств, алкоголизации. Всё это разные следствия депрессии.

А обращаться к специалистам наш народ не привык.

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

В Российской империи действовала норма, согласно которой на принудительном лечении больного мог настоять суд. Собственно, сегодня эту норму пытаются вернуть депутаты Госдумы.

В советском законодательстве долгое время о принудительном лечении лиц с психическими заболеваниями никакой речи вообще не велось. Злые языки утверждают, что, если бы такая норма существовала, в психушках могло бы оказаться более половины советского руководства той поры.

Определение о том, что сумасшедших нужно лечить принудительно, впервые появилось в законодательстве СССР лишь в 1926 году.

Поскольку уголовная ответственность по отношению к людям с ментальными расстройствами в те времена не применялась, в качестве «меры социальной защиты медицинского характера» больных предлагалось принудительно изолировать в больничных палатах, а не в тюремных камерах.

Любопытно, что решение о вменяемости или невменяемости тоже принимал суд, а вовсе не специалисты-медики. И делал судья это, разумеется, на глазок. Ведь никакими специальными познаниями в области психиатрии он не располагал. А проводить судебно-психиатрическую экспертизу с участием врачей судьи стали только в 1935 году.

Принципиальные изменения произошли лишь в 1961 году, с появлением нового Уголовного кодекса РСФСР. Принудительное лечение стали применять к тем, кто совершал «общественно опасные деяния, представляющие особую опасность для общества».

В списке этих деяний значились антисоветская агитация и пропаганда, распространение измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, надругательство над Государственным гимном или флагом, организация и участие в беспорядках. Решение о госпитализации принимала комиссия из трёх психиатров.

Согласия родственников и опекунов на госпитализацию больного не требовалось.

Источник: https://versia.ru/v-rossii-do-milliona-shizofrenikov--u-kazhdogo-chetvyortogo-rossiyanina-psixicheskie-otkloneniya--prinuditelnoe-lechenie

К 2020 году шизофрения станет одной из болезней-лидеров в мире

Сколько больных шизофренией в россии
    Рљ 2020 РіРѕРґСѓ психические расстройства РІРѕР№РґСѓС‚ РІ первую пятерку болезней, которые Р±СѓРґСѓС‚ лидировать РїРѕ количеству людских трудопотерь, связанных СЃ этими заболеваниями.

Психические расстройства обгонят в этом плане сердечно-сосудистые заболевания, до сих пор традиционно лидирующие в структуре заболеваемости населения земного шара.

Об этом на пресс-конференции сообщила академик РАМН, директор Государственного научного Центра социальной и судебной психиатрии им.

Сербского Татьяна Дмитриева, ссылаясь на прогнозы Всемирной Организации Здравоохранения.

     РЁРёР·РѕС„рения, РїРѕ ее словам, займет РІ этом СЂСЏРґСѓ пятое место.

За 15 лет число больных шизофренией в мире увеличилось на 30% и сегодня составляет 45 млн. человек, или 0.8%. Каждый год на планете количество шизофреников увеличивается на 4.5 млн., сообщила Дмитриева.

Число больных шизофренией РІ Р РѕСЃСЃРёРё превышает 500 тыс. человек, только РІ РњРѕСЃРєРІРµ РёС… насчитывается 60 тыс. РџСЂРё этом 80% таких людей (300 тыс.) – инвалиды. “Это люди, болезнь которых сопровождается тяжелыми галлюцинациями Рё бредом”, – отметила Дмитриева.

     РћРЅР° сообщила, что РІ апреле будущего РіРѕРґР° РѕРґРЅРѕ РёР· заседаний правительства планируется посвятить проблеме психического Р·РґРѕСЂРѕРІСЊСЏ населения РІ нашей стране.

     “РЎ развитием РјРёСЂРѕРІРѕР№ цивилизации усиливаются стрессы РЅР° РїСЃРёС…РёРєСѓ человека, Рё справляться СЃ РЅРёРјРё становится сложнее”, – считает ученый-психиатр.

Человеческий РјРѕР·Рі РЅРµ успевает Р·Р° быстро изменяющимися технологиями – РѕРЅ развивается медленнее.

К тому же во всем мире в последнее время увеличиваются риски чрезвычайных ситуаций, происходит старение человечества в целом, а в старости появление психических расстройств возможно в 5-7 раз чаще, чем в молодом возрасте, рассказала Дмитриева.

     Р’ частности, РІ РѕСЃРЅРѕРІРµ возникновения шизофрении ведущую роль занимает генетический фактор, РЅРѕ РїСЂРё отрицательных социальных условиях, стрессе СЂРёСЃРє появления этой болезни увеличивается, указала академик.

Психиатры утверждают, что в городах число шизофреников больше, чем в деревнях и селах.

Отсюда через менее чем 20 лет “прогнозируется СЂРѕСЃС‚ любых психических расстройств, РІ том числе Рё шизофрении”, пояснила Дмитриева.

     РЎРµР№С‡Р°СЃ ученые РјРёСЂР°, РІ том числе РІ Р РѕСЃСЃРёРё, работают над биологическими способами предотвращения стресса.

“Эти исследования позволяют закодировать РїСЃРёС…РёРєСѓ человека Рё сделать ее стрессоустойчивой РЅР° целый РіРѕРґ”, – отметила Дмитриева.

РћР± этом сообщает Р Р�Рђ “Новости”.

www.medlenta.ru

Источник: https://www.nedug.ru/news/%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D1%83%D0%BB%D1%8F%D1%80%D0%BD%D0%BE_%D0%BE_%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%8C%D0%B5/2003/12/17/2020-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D1%88%D0%B8%D0%B7%D0%BE%D1%84%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%82-%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B9

Неуточненное расстройство. Почему в России так часто ставят диагноз

Сколько больных шизофренией в россии

Лена впервые попала в психиатрическую больницу в шестнадцать лет с весом тридцать пять килограммов. Чтобы похудеть, она смешивала несколько веществ и пила их. В итоге начала слышать голоса.

Из-за них Лена верила: если она не вымоет руки или наденет трусы не того цвета, случится что-то ужасное. Три месяца ее лечили галоперидолом и нейролептиками, пока она не набрала вес до сорока пяти килограммов.

Тогда ее выпустили из больницы, а матери сказали, что это «вялотекущая шизофрения» и таблетки придется принимать всю жизнь.

Но препараты Лена не принимала, уехала учиться в Германию, и там ее состояние наладилось. А через пару лет случился второй эпизод — на фоне сильного стресса. «Голосов не было, — рассказывает девушка. — Я тогда очень устала, сдала диплом на отлично, написала записку и попыталась отравиться. К счастью, я проснулась. Дошла до ПНД и сказала, что пыталась покончить с собой».

Ее поместили в острое отделение, отобрали все вещи, оставили только пачку сигарет, свитер и зубную пасту. Две недели, которые она там провела, вспоминает с ужасом.

«Люди умирали, например, алкоголики с циррозом, которые не получали помощи, и всем было все равно, — вспоминает Лена. — С кроватей снимали трупы. Многие пациенты были привязаны.

Было страшно, и я падала в обморок от неправильной дозировки лекарств. До кровати упавшую меня несли не санитары — пациенты».

Лену выписали. Несколько лет этапы подавленности, вины и тревоги сменялись периодами дикого возбуждения, когда хотелось рисовать, учиться, работать и совершенно не хотелось спать. Это повторялось снова и снова.

Тогда она не знала про существование такого диагноза, как биполярное аффективное расстройство. Его Лене поставили только через десять лет после первого обращения к психиатру — в Центре психиатрии и неврологии имени Бехтерева в Санкт-Петербурге.

Сейчас она чувствует себя лучше — принимает лекарства, которые ей подошли, и наконец-то понимает, что с ней происходит.

Диагноз исключения

По данным Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского, в 2017 году у 488,5 тысячи россиян была диагностирована шизофрения.

К Дмитрию Фролову, психиатру из клиники Mental Health Center, едва ли не каждый день приходят люди с уже поставленным диагнозом шизофрения. Но по современным классификациям болезней у них нет соответствующих симптомов.

Он объясняет, что шизофрения — это диагноз исключения: для него характерны прежде всего бред и выраженные галлюцинации, как правило, слуховые, несвязная речь и выраженная апатия на протяжении более чем месяца.

Все эти симптомы не специфичны: они могут наблюдаться и при других психических расстройствах — или вовсе у ментально здоровых людей.

Поэтому, прежде чем поставить пациенту шизофрению, врач должен исключить иные причины состояния.

«Шизофрению нужно дифференцировать с другими психическими расстройствами, — говорит психиатр Сергей Потанин, научный сотрудник лаборатории психофармакологии ФГБНУ Научного центра психологии.

— С биполярным и шизоаффективным расстройством — по наличию аффекта — депрессии и мании, которые могут доходить до психотического уровня, когда человек может чувствовать себя виновным в смерти всех людей на Земле или думать, что у него суперспособности.

Надо различать и с бредовым расстройством — оно без галлюцинаций и негативных симптомов, и с рекуррентной депрессией — при ней психотические симптомы связаны с тяжестью состояния.

Кроме того, дифференцировать от влияния разных веществ — не только наркотических, но и больших доз гормонов или противовоспалительных препаратов, с NMDA-энцефалитом и некоторыми соматическими заболеваниями».

Даже если психиатр компетентен и учитывает эти особенности, он не застрахован от ошибки: когда человек попадает к специалисту в остром состоянии, с выраженным бредом, его расстройство можно ошибочно диагностировать как шизофрению. Тогда он получит лечение, которое может оказаться бесполезным или даже вредным.

«Нейролептики могут как нивелировать бред при шизофрении, так иногда и выравнивать настроение при БАР (биполярном аффективном расстройстве) и убирать подавленность и тревогу при депрессивном или тревожном расстройстве, — говорит Фролов.

— Но не все нейролептики, помогающие при шизофрении, эффективны при БАР: весьма мало шансов, что пациенту с биполярным расстройством для предотвращения колебаний настроения поможет галоперидол, который он получит при неправильной диагностике».

Очутилась в ЗАГСе и стала Мари-Лизой

Шизофрения — самое стигматизированное из психических расстройств, из-за чего в Японии и Южной Корее этот диагноз даже переименовали. В коллективном бессознательном шизофрения окружена множеством заблуждений: так, существует миф, что люди с шизофренией опасны.

На самом деле уровень преступлений среди них незначительно выше, чем в среднем по популяции — если не было употребления психоактивных веществ.

В целом крайне малая доля насильственных преступлений совершается людьми с тяжелыми психическими расстройствами: большинство преступников ментально здоровы.

Если человек получает лечение, то можно добиться длительной ремиссии и даже отменить лекарство, говорит Фролов: «С рекуррентной депрессией, с ОКР, с тревожным расстройством пациент может быть менее функционален, чем другой с шизофренией. Знаю людей с таким диагнозом, которые занимаются бизнесом и создают семьи, тогда как другие с тревожным расстройством из-за тяжести симптомов не выходят из дома».

Однако из-за стигматизации шизофрении пациенты, которым ставится этот диагноз, начинают думать, что у них тяжелое неизлечимое заболевание, — и от этого их состояние только ухудшается. Так случилось со студенткой философского факультета Лизой.

Все началось, когда она прочитала инструкцию к противогрибковому средству и стала одержима навязчивыми действиями: постоянно мыла ноги и руки, раскладывала в ванной мыло, проверяла, вымыт ли пол. С каждым таким действием тревога возрастала. Чтобы ее погасить, приходилось снова совершать действие.

Невролог в поликлинике написал в карте «F20.0» — шизофрения.

«Тогда самым стигматизированным диагнозом в моей голове была именно шизофрения, — рассказывает девушка. — Я думала, что все вокруг может быть галлюцинациями, и стала постоянно тестировать реальность.

Однажды, когда передо мной стоял молочный коктейль, и на нем таяла и шипела пенка, я прислушивалась и думала: а вдруг мне это кажется? От этого навязчивые мысли и действия только обострились.

Прислушивалась к каждому шороху, считала до пяти, чтобы убедиться, что мне что-то не кажется. Это было гораздо хуже, чем бояться грибка и мыть ноги».

Прописанные нейролептики не помогали, тревога возрастала. Лиза думала, что съездит в отпуск и все наладится, но все же сходила к психиатру, которого нашла мама. Он поставил обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) и прописал антидепрессанты. Навязчивые действия прошли.

«Через пару недель ушла и тревога, и мне стало хорошо — пока не стало пугающе хорошо, — рассказывает девушка. — Мне стало казаться, что я стану великим философом или богословом, создам свою школу.

Бесконечно писала листы со своими идеями, всех любила, хотела танцевать, фонтанировала идеями. Лежала на кровати и слышала голоса как будто с потолка: «Она такая хорошая, она такая прекрасная».

И думала: да, это про меня».

После этого Лиза попала в самую обычную русскую сельскую «психушку». Там она стала старательно убирать территорию в рамках трудотерапии, помогала мыть престарелых пациенток в тяжелом состоянии. Через две недели ее выписали с диагнозом циклотимия и таблетками, которые должны были помогать не уходить в манию, но вызывали сильную сонливость.

Дома девушка столкнулась с неприятием родителей. «Мама говорила мне: ты уже ходишь как наркоманка, — вспоминает она. — Бабушка считала и до сих пор считает: все, что со мной происходит, — это стыд, срам и позор, и никто из родственников не должен об этом знать».

Она решила, что позорит семью, и отказалась от лекарств. Мания вернулась через неделю. В итоге она очутилась в ЗАГСе, поменяла имя, и теперь ее зовут Мари-Лиза.

После, уже в обычном ПНД, ей поставили биполярное расстройство. Но врач сменился, а часть карточки потерялась, и теперь диагноз Мари-Лизы аффективное неуточненное расстройство.

Советская традиция и льготы на лекарства

Одна из главных причин гипердиагностики шизофрении в России — историческая.

Советская трактовка заболевания позволяла поставить диагноз любому человеку с совершенно любым расстройством или вовсе без него — что и было неоднократно проделано с диссидентами, например, с биологом Жоресом Медведевым, поэтессой Натальей Горбаневской и публицисткой Валерией Новодворской. Им диагностировали «вялотекущую шизофрению» — удобный для карательной психиатрии диагноз, который благодаря размытым диагностическим критериям позволял считать любую форму инакомыслия симптомом.

«В позднем СССР диагноз ставился очень широко. Если пациент увлекался чем-то необычным для того времени — вегетарианством, эзотерикой, религией, — это было основанием подозревать шизофрению, — объясняет Фролов. — Доверяли скорее интуиции, чем четким критериям: считалось, что для шизофрении характерны определенная мимика, интонация, взгляд или даже запах».

По его словам, многие российские психиатры продолжают эту традицию и сегодня — расширительная трактовка шизофрении прописана в отечественных учебниках и преподается в вузах.

При этом МКБ-10 (Международная классификация болезней), которой психиатры руководствуются при постановке диагноза, адаптирована для России, и если в оригинальной версии никакой вялотекущей шизофрении нет, то в русскоязычной версии она включена в шизотипическое расстройство личности.

Фролов вспоминает, как его в интернатуре заставляли ставить шизофрению человеку, которому перед сном однажды показалось, что его кто-то окликнул по имени.

«У 5—15 % людей в течение жизни были слуховые галлюцинации — и у большинства из них нет шизофрении, но для отечественного психиатра это может стать основанием для такого диагноза.

Или если кто-то начнет рассуждать о философии, скажет, что читал Канта в пятнадцать лет, что думает о смысле жизни. Любая «странность» человека рассматривается как симптом».

Евгений Касьянов, коллега Фролова из НИПНИ имени В. М. Бехтерева, также считает, что в гипердиагностике шизофрении виновата система обучения в России. По его мнению, акцент делается на исторические личности и их концепции расстройств вместо диагностических критериев МКБ, при этом особое внимание уделяется именно шизофрении — в ущерб аффективным расстройствам.

Но, возможно, этому есть и другое объяснение. Потанин считает, что значительное количество случаев гипердиагностики шизофрении объясняются льготным обеспечением лекарствами всех, чей диагноз начинается с приставки «шизо-».

Некоторые лекарства могут стоить сорок тысяч в месяц, но если у человека стоит, например, биполярное расстройство, то он должен покупать лекарства на свои деньги.

Даже если препарат тот же самый, что и у пациента с шизофренией, а тяжесть заболевания не позволяет работать.

«При затяжной тяжелой депрессии человек нередко не может работать, но ему очень сложно получить инвалидность, — рассказывает Потанин.

— Легче поставить ему шизотипическое расстройство, с которым наши комиссии намного легче устанавливают инвалидность».

По его словам, Российское общество психиатров пытается с этим бороться и сделать льготным обеспечение лекарствами хотя бы больных с биполярным расстройством. Но пока эта стена непробиваема.

Источник: https://spid.center/ru/articles/2627/

Суровая реальность: каждый третий житель РФ психически нездоров

Сколько больных шизофренией в россии

Не секрет, что с каждым годом количество психически больных во всем мире растет. Не является исключением и Российская Федерация.

Наиболее распространенный недуг у россиян — невроз, а больше всего людей с нестабильной психикой, почему-то, проживает в Сибири. Журналисты интернет-портала Lenta.

ru встретились с Борисом Казаковцевым — руководителем отдела эпидемиологических и организационных проблем Центра имени Сербского, который рассказал о проблеме немало интересного.

Доктор Казаковцев, имеющий солидный опыт работы в области психиатрии, уверен, что психические отклонения в той или иной степени имеет около трети россиян. Более того, от 3-6% жителей страны имеют потребность в систематической психиатрической помощи, а значит, должны состоять на учете у психиатров.

Самыми распространенными душевными недугами в России являются расстройства непсихотического характера, то есть неврозы.

Сразу за ними по «популярности», идут различные психозы и состояния, так или иначе связанные со слабоумием — таких больных в РФ 1 097 909 человек. Далее идет шизофрения и умственная отсталость, которая наблюдается у 862 176 человек.

Легкая форма умственной отсталости встречается гораздо чаще, но точной статистики по ней сегодня, увы, нет.

Борис Казаковцев также рассказал, как возраст влияет на риск появления тех или иных психических заболеваний. По имеющейся у него информации, наиболее подвержены таким недугам молодые люди в возрасте от 18 до 35 лет.

Наиболее распространены у молодежи неврозы, шизофрения и депрессивные состояния. Для более старшего возраста характерны болезнь Альцгеймера и деменция.

Доктор уточнил, что эта тенденция является общей для всего мира, а не только для России.

Существует и довольно подробная статистика психических заболеваний по регионам. Например, на 100 тысяч сибиряков приходится 96,6 случаев депрессий. Для центральной России эта цифра несколько ниже — всего 87,1 случай. В Южном федеральном округе уже 73,1, а на Северном Кавказе и вовсе 34,9 случая. Как мы видим, кавказцы являются наиболее стрессоустойчивыми гражданами страны.

А вот к шизофрении больше предрасположены жители Центра — на 100 тысяч россиян этой части страны, приходится 370,9 больных.

Сибирский федеральный округ несколько отстает со своими 343,1 на 100 тысяч жителей, а замыкает список, как вы уже догадались, Северный Кавказ.

Борис Казаковцев затруднился назвать журналистам причины такого необычного распределения душевных болезней, так как специальные исследования географии заболеваний в стране никогда не проводились.

Отдельно доктор отметил тот факт, что разница в количестве психически больных в больших городах и провинции, постепенно сходит на нет.

Еще несколько десятилетий назад она была огромной, а сегодня, местами, уже практически отсутствует. Городской уклад жизни переходит в провинцию — процесс урбанизации проходит стремительно.

Северный Кавказ наоборот, движется к патриархальному укладу, поэтому и присутствует такая статистическая разница.

Подробно рассказал специалист из Центра имени Сербского о наиболее массовых расстройствах — непсихотических. Отличает их то, что человек сам понимает, что с ним происходит что-то не то.

При этом возможен такой вариант, что он самостоятельно обратится к врачу. Навязчивые состояния, разного рода фобии, стрессы и панические состояния — список можно продолжать долго.

10% россиян страдают от депрессий, которые также относятся к непсихотическим расстройствам.

Причин роста количества непсихотических болезней множество. Из наиболее значимых стоит упомянуть наследственность, неблагоприятную экологическую обстановку, психогенные факторы. Также нельзя сбрасывать со счетов психические и физические травмы, например черепно-мозговые, а также те, которые привели к инвалидизации.

Отдельный разговор — это мигранты. Во всем мире доля людей, вынужденно изменивших место жительства, постоянно увеличивается. Уже доказано, что чем стабильнее состав населения, тем меньше депрессий и других непсихотических расстройств.

Разлука с семьей, бытовая необустроенность на новом месте, проблемы с трудоустройством — все это влияет на психическое состояние людей.

Возможно из-за этого в Сибири так велик процент депрессий — эта часть России до сих пор покоряется и люди там живут в менее комфортных условиях, чем в Центральном федеральном округе.

На вопрос о том, существует ли национальная предрасположеность к тем или иным психическим заболеваниям, доктор Казаковцев сообщил, что в России, где 90% населения составляют славяне, сложно определить как развиваются патологии по национальностям. Хотя эмоциональная составляющая, так называемая «русская душа», по его мнению, некое влияние оказывает.

Один мой день в психиатрической клинике

 Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на нашу страницу в и канал в Telegram.

Источник: Lenta

Источник: https://BigPicture.ru/?p=1135298

Шизофрения: статистические данные

Сколько больных шизофренией в россии

Статистические данные говорят о том, что в мире 21 миллион человек больны шизофренией.

Основной признак шизофрении – это раздвоение личности, как писал Гёте — величайший немецкий поэт XIX века: «Две души живут в моей груди».

И даже тогда, когда не было столь развитой медицины, это казалось более, чем странным.

До сих пор этой болезни уделялось мало внимания, а зря, ведь она проявляется всё больше и больше, в разных национальностях, у людей разного возраста и социального положения.

Психическая болезнь, которая характеризуется раздвоением личности, изменением восприятия реальности и социальной активности. И это заболевание называется шизофренией. Люди, страдающие от шизофрении, слышат голоса, это их сводит с ума, реальность искажается, и они не могут находиться в обществе людей. Каждый двенадцатый человек, болеющий шизофренией, заканчивает жизнь самоубийством.

Причины заболевания

В группу риска попадают как женщины, так и мужчины возрастом от 15 лет. Конкретных причин нет, но есть некоторые предположения возникновения шизофрении:

  • генетическая предрасположенность;
  • сильный стресс в жизни человека, на фоне которого развивается заболевание. Это может быть утрата либо же затянувшаяся депрессия;
  • длительное общение с шизофреником. Это повышает риск заболеть;
  • внешний фактор такой, как повреждения головы также может повлиять на развитие заболевания.

Симптомы заболевания

Шизофрения никогда не появляется сразу. Симптомы приходят постепенно. Иногда же случается и такое, что шизофрения присутствует моментами. Неделю человек может слышать голоса, не воспринимать реальность, а следующую неделю жить своей жизнью без всяких симптомов заболевания.

В число симптомов болезни входят:

  • больной слышит голоса постоянно. Кроме него никто не слышит их. Эти голоса могут внушать свои мысли в голову больного. Действия больного исходят из «вложенных» в его голову мыслей;
  • истерическая вера в то, что человек себе не хозяин, а его поступками и жизнью руководит «некто» из потусторонних сил;
  • бредовые разговоры и мысли. Например, больной общается с инопланетными гостями, или сам является Ленином или Гитлером. (какой-либо известной личностью);
  • яркое и внезапное выражение эмоций. Человек может спокойно сидеть на одном месте, и в одну и ту же секунду начать громко смеяться или плакать. Ответом может стать общение с голосами, или информацию, которую услышал человек, невозможно слушать. Она приносит печальные или непечальные известия;
  • разорванность и несвязность речи, тревожность и возбуждение.

Согласно статистике, основными отклонениями для шизофрении является аутизм (когда человек замыкается в себе, живёт в своём мире личности, не видит реальность), и расщепление (неадекватное поведение, причиной которой являются психические отклонения).

Формы шизофрении

Существует всего 4 общепризнанных форм заболевания:

  • простая шизофрения;
  • гебеферическая;
  • катотаническая;
  • бредовая.

Простая форма – чередуются такие эмоции, как апатия с возбуждённостью, гнев с внезапными вспышками радости. Человек становится асоциальной личностью, внутренняя пустота начинает его одолевать. Чтобы заполнить эту пустоту, человек начинает корректировать своё тело, рассуждать о странных жизненных вещах, внушать эти философские вещи в свою жизнь и жизнь других.

Гебеферическая форма – сверхэнергичный человек, несдержанный в своих эмоциях, грубый и задирает всех остальных. Много говорит, часто задаёт вопросы. Обычным делом является не связывать вопросы друг с другом.

Маниакальные, психические расстройства. Мышление очень высокое, хаос в голове, хаос снаружи.

Со временем происходит угнетение его экспрессии, которая не совпадала с его личностью, и происходит моральное и интеллектуальное угнетение.

Катотаническая форма – главный признак – мгновенная двигательная активность (буйство), и мгновенный двигательный ступор (оцепенение). Этим действием есть своё объяснение – это внутренний страх человека. Неважно перед чем.

Это может быть религия, непризнание общества, беспомощность. Такие внезапные двигательные реакции пугают общество. Человек часто перескакивает с тему на тему, может несколько тем вместить в одну.

Его не заботит то, чтобы другие поняли, о чём он говорит.

Последняя форма – шизофренический бред. В такой форме болезни меняется как внутренний мир больного, так и внешний. Самая яркая форма заболевания. Оторванность от реальности, жизнь в своей голове происходит на 80%, чего не скажешь во всех остальных трёх формах.

Человек не может сказать, что конкретно происходит у него в голове, часто возникают панические атаки, которые вызывают ярость, агрессивные действия, мщение другим. Часто болезнь не показывает себя, и её не замечают другие, пока сам человек не начинает говорить о своих взглядах на жизнь, что у него происходит внутри, и что он видит. Бывают разговоры о голосах.

Больной начинает думать о себе свысока, будто он сам Бог или Дьявол, и у него есть предназначение, которое он должен срочно выполнить.

По статистике, больше 50% больных с шизофренией в мире не получают надлежащей помощи. Это связано с тем, что общество до сих пор с настороженностью относится к подобным заболеваниям, а некоторые семьи всеми путями стараются оградиться шизофреника дома.

Следует знать, что больной нуждается в любви и спокойствии. Если это будет, пациент может быстро пойти на поправку.

Диагностика заболевания

Диагноз ставит непосредственно врач-психиатр. При острых формах шизофрении обязательным критерием является госпитализации в психиатрическую клинику. Могут быть назначены специальные препараты. При лёгких формах шизофрении лечение проходит на протяжении трёх недель. Некоторые препараты могут вызывать сильные побочные действия по отношению к ЦНС.

Для большинства больных, шизофрения имеет хронический характер, но не стоит отчаиваться, по статистике, один человек из пяти постепенно приходит к осознанной, реальной жизни.

Источник: https://www.psyportal.net/136189/shizofreniya-statisticheskie-dannyie/

Страница Психолога
Добавить комментарий