Шизофрения травма головы

Может ли быть шизофрения от травмы головы

Шизофрения травма головы

Согласно данным, полученным в результате последних исследований, травма головы увеличивает риск возникновения шизофрении.

Если говорить о конкретных цифрах, то можно сказать, что вероятность развития шизофрении у людей, которые перенесли раз черепно-мозговую травму, в 1,6 раза выше, чем у тех, у кого не было подобных травм.

Также в группе риска оказались те люди, у которых кто-то из их предков страдал от шизофрении.

Предыдущие исследования, направленные на выявление связи между черепно-мозговыми травмами и риском возникновения шизофрении, не помогли ученым установить четкую связь между этими двумя явлениями.

Последнее исследование явилось первым в своем роде, которое помогло не только получить более полные данные по этому вопросу, но и систематизировать данные предыдущих опросов.

Именно благодаря этому и удалось установить связь между черепно-мозговыми травмами и шизофренией.

Впрочем, хотя исследование и выявило связь между травмой головы и шизофренией, оно не доказывает того, что черепно-мозговая травма сама по себе способна спровоцировать шизофрению.

Исследователи считают, что большинство из тех, кто участвовал в исследовании, проявляли психические условия, благоприятствующие возникновению шизофрении, еще до травмы черепа.

Таким образом, чтобы окончательно понять, что именно стоит за этой связью, потребуется еще много исследований.

Шизофрения зависит от области повреждения

Несомненно, травмы головы различной степени тяжести – от простого удара до тяжелых ранений, с повреждениями черепной коробки, почти всегда грозят последствиями для головного мозга разной степени тяжести – начиная от обычного сотрясения, и заканчивая серьезными случаями амнезии.

Однако, согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention) , помимо известных последствий, черепно-мозговые травмы часто приводят к различным психическим расстройствам – невроз, тревоги и тому подобное. Лечение подобных неврозов, в свою очередь, может вызвать расстройство, вызванное употреблением психоактивных веществ, что приводит к определенным изменениям личности.

Группа исследователей из Королевского колледжа хирургов (Royal College of Surgeons) , город Дублин, изучили результаты девяти последних исследований, в которых участвовали две группы людей.

В первую группу входили люди, которые когда-то пострадали от черепно-мозговых травм разной степени тяжести, а во вторую – которые не переживали никогда подобных травм.

У всех участников имелись кровные родственники (предки), у которых фиксировались случаи шизофрении.

В конечном итоге, ученым удалось не только обнаружить связь между черепно-мозговыми травмами и повышенным риском возникновения шизофрении. Было зафиксировано следующее: у людей, у которых была черепно-мозговая травма, риск возникновения шизофрении (или более легких форм психического расстройства) оказался в 2,8 раза выше, чем у людей, у которых не было подобного рода травм.

Согласно данным Международной организации здравоохранения (World Health Organization) , во всем мире примерно 7 взрослых человек из 1000 страдают разного рода психологическими отклонениями, связанными с шизофренией.

При этом отмечается, что степень риска развития этого заболевания не была выше у тех, у кого имелись весьма серьезные черепно-мозговые травмы. Это значит, что имеет значение такой фактор, как область повреждения. Этот фактор никогда не учитывался серьезно при проведении подобных исследований ранее.

А значит, для выявления связи между травмами головы и шизофренией, предстоит еще проделать много кропотливой работы, которая будет учитывать все сопутствующие факторы.

omen 27 Ноя 2009

нет, шизофрения не может быть следствием поражения мозга при ЧМТ.Безусловно, хотя у ваших родственников и не могло быть клинических проявлений болезни, все-таки НАСЛЕДСТВЕННАЯ теория остается всего лишь теорией.

Мне кажется Вы хотите задать другой вопрос- какой прогноз к меня, и что мне делать? Прогноз будет определяться генетикой( она у вас не отягощена) , а самое лучшее что Вы можете сделать- это наблюдентие и подбор препарата, социальная активность, лучше постоянная работа.

дальнейших выбор только за Вами. Удачи.

Врач-невролог.

Болею с 2003 года, получается 7-й год. Но этот диагноз мне поставили 5 лет назад. Женат, имею дочь, ей почти 5 лет. О диагнозе узнал, когда жена была уже беременна. Как раз перед рождением ребёнка попал в стационар.

После выписки долго отходил, в качестве поддерживающей терапии приписали мне галаперидол с циклодолом, с кучей побочек. Ходил как зомби, без эмоций. Приходил к роддому проведывать жену с ребёнком, но никакой радости не ощущал. Не ощущал радости отцовства.

Постепенно я отказывался от таблеток, со временем приходил в себя находил работу.

В случае если работа нравилась, добивался положительных результатов, чувствовал эйфорию, готов был горы свернуть, но проходило пол года или год и впадал в депрессию, которую могло вызвать неудачное положение дел, начинал себя накручивать, делать из мухи слона и тд.

, приходилось увольняться, попадал в стационар, после опять отходил пол года, снова искал работу и так несколько раз, то было всё хорошо, то слишком плохо. Пока не прочитал в интернете про атипичные нейролептики. До этого, меня лечили типичными, галаперидол, клопиксол, циклодол и тд.

Соответственно после стационара я их пить прекращал, так как с ними я жить нормально не мог, ходил как баклажан, от меня бы жена рано или поздно ушла. Я обратился к лечащему врачу, который предложил мне участвовать в программе, как я потом узнал это были клинические испытания нового атипичного нейролептика Сертиндола. Мне его давали бесплатно, принимал его больше 2-х лет по 12 мг., через дневной стационар. При этом чувствовал себя нормально, устроился на работу. Из побочек могу отметить заложенность носа и отсутствие эякулята. Сейчас перешёл на Кветиапин.

Источник: https://fobii.org/shizofreniya/mozhet-li-byt-shizofreniya-ot-travmy-golovy/

Травмы головы: тяжесть повреждения головного мозга люди, перенесшие закрытую

Шизофрения травма головы

Тяжесть повреждения головного мозга

Люди, перенесшие закрытую черепно-мозговую травму, сообщают о потере памяти на события оп­ределенного времени, предшествующего травме (вплоть до момента самой травмы), — данное явле­ние называется ретроградной амнезией, — а также на события, происшедшие непосредственно после травмы до момента, когда воспоминания о после­довательности событий восстанавливаются, — это так называемая антероградная, или посттравма- тическая, амнезия. Ретроградная амнезия обычно охватывает гораздо более короткий период, чем ан­тероградная, и ни в коей мере не указывает на сте­пень тяжести черепно-мозговой травмы. Наиболее тесно коррелируют с тяжестью органического по­ражения два других фактора из анамнеза — дли­тельность потери сознания и длительность анте- роградной амнезии. Большинство из тех, у кого антероградная амнезия охватывает промежуток вре­мени более 24 часов, должны будут считать себя счатливчиками, если у них наступит выздоровление без той или иной степени нарушения интеллекту­альных способностей.

Локализация травматического поражения в головном мозге

Связь между локализацией повреждения голов­ного мозга и характером последующих нарушений психических функций может быть выявлена на ма­териале исследований, в процессе которых изуча­лись военнослужащие, перенесшие проникающее ранение черепа. Повреждение лобной доли вызы­вает выраженные изменения как настроения, так и поведения.

При этом травма орбитальной зоны се­рьезно сказывается на личности (например, утра­чиваются такие качества, как настойчивость, спо­собность поддерживать взаимоотношения с другими людьми; возникает расторможенность, осо­бенно в отношении сексуальных и агрессивных им­пульсов), в то время как поражение латеральной конвекситатной (выпуклой) поверхности приводит к индифферентности, утрате влечений, неспособ­ности принимать решения.

Повреждения в левом полушарии головного моз­га сопровождаются генерализованным нарушени­ем интеллекта, речи и памяти, тогда как травмы правого полушария влекут за собой аффективные и поведенческие расстройства и соматические жало­бы. Поражения теменной или височной долей вы­зывают нарушения интеллекта и речи.

Отдаленные психиатрические последствия закрытой черепно-мозговой травмы

Поскольку возможные последствия черепно-моз- швых травм многочисленны и разнообразны, мы бу­дем описывать их, начиная с верхнего уровня иерар­хии расстройств (см. с.49) и продвигаясь вниз.

ХРОНИЧЕСКИЙ ОРГАНИЧЕСКИЙ ПСИХОСИНДРОМ

После очень тяжелых черепно-мозговых травм хронический органический психосиндром сопро­вождается нарушениями речи и тетрапарезом; кро­ме того, больной может быть апатичным, медлитель­ным и даже мутичным. Появляется недержание аффекта; как правило, утрачивается половое влече­ние (либидо).

В процессе реабилитации такие тя­желые нарушения представляют собой труднораз­решимую проблему, хотя выявить их обычно просто.

С точки зрения оценки при возбуждении иска о воз­мещении ущерба основную сложность представля­ет незначительно выраженное диффузное пораже­ние головного мозга, вызывающее минимальные нарушения интеллектуальных способностей.

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКАЯ

ЭПИЛЕПСИЯ

Посттравматическая эпилепсия развивается при­мерно в 5% случаев после закрытой черепно-моз- говой травмы и более чем в 30% — после проника­ющей травмы твердой мозговой оболочки.

После закрытой черепно-мозговой травмы наиболее рас­пространенной формой является височная эпилеп­сия (см. с. 128); именно при этой форме наиболее вероятна стойкая утрата трудоспособности вслед­ствие психического расстройства.

Эпилепсия, воз­никшая в течение года после черепно-мозговой травмы, особенно часто приводит к инвалидности, связанной с психическим расстройством.

ПСИХОЗ

Посттравматическим психозом называют пси­хотическое состояние, которое проявляется сразу же по восстановлении сознания после черепно-мозго­вой травмы; в результате лечения психопатологи­ческая симптоматика обычно смягчается.

После че- репно-мозговой травмы отмечается повышенная частота психозов всех типов, хотя имеющиеся дан­ные подтверждают, что в случаях шизофрении и аффективных психозов существует конституцио­нальная предрасположенность, так что роль череп- но-мозговой травмы, вероятно, сводится к повыше­нию вероятности развития этих расстройств.

ДЕПРЕССИВНЫЕ СОСТОЯНИЯ

После черепно-мозговой травмы часто развива­ется аффективная симптоматика; могут наблюдать­ся самые разные сочетания непсихотических симп­томов. Не случайно в 14% всех случаев смерти людей, ранее перенесших такую травму, причиной является самоубийство.

Иногда триаду симптомов, которая включает в себя упорную головную боль, головокружение и раздражительность, описывают как постконтузионный синдром, хотя чем дольше он удерживается — тем больше тяготеет к слиянию с общей клинической картиной неспецифических психических расстройств и тем менее вероятно, что данные симптомы относятся исключительно к про­явлениям черепно-мозговой травмы. Такие заболе­вания обычно сопровождаются неадекватным реа­гированием, например ипохондрическими (см. с.206) и диссоциативными (см. с.208-209) симпто­мами. Доказано также, что обсессивные неврозы (см. с. 198-199) чаще развиваются после перенесен­ной черепно-мозговой травмы.

В одном исследовании, имеющем важное тео­ретическое значение, сравнивались близнецы, один из которых примерно десять лет назад перенес че­репно-мозговую травму.

Хотя у близнеца, перенес­шего травму, показатели по ряду тестов интеллек­туальных способностей были ниже, чем у другого (не пострадавшего), оказалось, что в повседневной жизни различия едва уловимы и практически неза­метны. Конкордантность по вышеописанной «по- стконтузионной» симптоматике у монозиготных близнецов была более высокой, чем у дизиготных.

Кроме того, в случаях, когда у одного близнеца как будто бы наблюдались «изменения личности» (пред­положительно приписываемые последствиям трав­мы) в виде чувства внутреннего напряжения, утом­ляемости и сниженной работоспособности,—те же характерные особенности обычно обнаруживались и у другого.

Это еще раз подтверждает, что консти­туциональная предрасположенность к развитию таких симптомов должна играть главную роль, тог­да как функция черепно-мозговой травмы, видимо, сводится к тому, что она в течение короткого време­ни высвобождает эти симптомы.

ЛИЧНОСТНОЕ РАССТРОЙСТВО

Изменения личности, которые составляют син­дром лобной доли (см. с. 151), уже описаны. Еще один вариант симптоматики проявляется бурными вспышками агрессивности при незначительной про­вокации. В развитии неспецифических «невротичес­ких» симптомов (как показывают изложенные выше данные близнецового исследования), вероятнее все­го, решающую роль играют конституциональные факторы.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

ЫзЬтап, А. (1990) Ог§атс РзусЫаХгу. ОхГогё:

В1аскдуе11 Заепййс.

12

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

Приблизительно у 1% взрослого населения в определенный момент жизни диагностируют ши­зофрению.

В Соединенном Королевстве количество новых случаев заболевания составляет от 15 до 20 на 100000 человек, а распространенность заболе­вания на данный момент — 200 на 100000.

Огром­ное различие между этими цифрами соответствует средней продолжительности заболевания около 15 лет; шизофрения часто является хроническим забо­леванием, однако ее течение может варьировать в широких пределах.

Результаты современных исследований убеди­тельно продемонстрировали, что заболеваемость шизофренией примерно одинакова во всех реги­онах мира, но для развивающихся стран харак­терна тенденция к менее хроническому течению заболевания. Основной пик заболеваемости при­ходится на возраст от 25 до 30 лет, а второй — меньший — отмечается в возрастной группе стар­ше 65 лет.

Хотя более высокая распространенность шизоф­рении обнаруживается в низших социальных клас­сах и в центральных районах крупных городов, эти данные отражают скорее следствия заболевания, чем его причины.

При изучении социального поло­жения отцов больных шизофренией данные об их распределении по принадлежности к определенно­му классу оказались очень близкими к картине, по­лучаемой при выборке из общей популяции; таким образом, постепенное смещение страдающих шизоф­ренией в более низкие социальные слои объясняется многими дефектами психики, сопровождающими данное заболевание, и невыгодным положением, в котором оказывается человек с таким диагнозом. Те же факторы вынуждают больных хронической ши­зофренией жить в дешевых гостиницах или мебли­рованных комнатах, которые находятся в централь­ных районах крупных городов.

Источник: https://zakon.today/psihiatriya-psihologiya_915/travmyi-golovyi-113496.html

Травма мозга – ЧМТ – Последствия Ⓡ Современное лечение

Шизофрения травма головы

☝ Травма мозга или ЧМТ дает самые разнообразные, порой тяжелые последствия. Предупреждение последствий ЧМТ важно для профилактики формирования психических заболеваний. Профилактика и ранняя диагностика последствий травмы мозга одна из основных специализаций нашей клиники восстановительной медицины.

Наши терапевтические методики восстановительной медицины в неврологии имеют возможность в самые кратчайшие сроки не только предупредить последствия, но и восстановить большинство процессов, нарушенных при ЧМТ.

Мы помогаем в самых сложных ситуациях, даже тогда, когда предыдущая терапия не помогла. Это достигается применением индивидуально адаптированной методикой разработанной специалистами Брейн Клиник и одобренной к применению международным этическим комитетом медицины.

Лучшее лечение — профилактика. Но и экстренная помощь, оказанная вовремя и правильно, даёт хорошие результаты.

Травма головного мозга

Нарушения, возникающие после черепно-мозговой травмы очень разнообразны и часто бывают очень опасны.

Врачи выделяют острые расстройства (развиваются непосредственно вслед за повреждением мозга) и отдаленные нарушения (проявляются длительное время спустя после травмы).

Звоните +7 495 135-44-02 мы сможем помочь Вам!

По статистике после ЧМТ острые симптомы развиваются в течение трёх дней, это тот критический срок, после которого скорее всего наиболее тяжёлых последствий травм мозга ожидать уже не следует.

Последствия черепно-мозговой травмы могут быть совершенно непредсказуемы и очень опасны. Дело в том, что после удара головой может наступать так называемый «светлый промежуток», на протяжении которого совершенно не видны симптомы черепно-мозговой травмы, даже при осмотре опытным врачом.

Опасность ЧМТ

В этом и заключается большая опасность, ведь симптоматика отёка мозга или субарахноидальной гематомы может развиваться только спустя 24 часа и более. В таком случае пациенту грозит большая опасность.

Я не раз слышал от врачей приёмного отделения, как оставались не замеченными субарахноидальные или субдуральные гематомы, что ведёт к большому риску смертности пациентов.

Следовательно, после черепно-мозговой травмы, даже если вы себя хорошо чувствуете, необходимо срочно, в течение нескольких часов, обратиться за помощью к специалисту, врачу-неврологу и провести необходимые диагностические процедуры.

В результате черепно-мозговых травм могут возникнуть сотрясение (коммоция) – относительно легкое повреждение или ушиб (контузия) головного мозга – более тяжелое состояние.

  • Чаще всего они проявляются грубыми нарушениями сознания в виде:
  • комы (бессознательное состояние) или
  • сопора (состояние, напоминающее оглушение),

длительность и выраженность которых зависит от степени механического воздействия на ткань мозга.

Отдаленные последствия

Отдаленные последствия ЧМТ могут проявляться неврологическими расстройствами:

  • нарушения чувствительности (онемения кистей, стоп, ощущения жжения, покалывания в различных частях тела и др.),
  • нарушения движений (дрожь, координационные нарушения, судороги, смазанность речи, скованность движений и пр.),
  • изменения зрения (двоение в глазах, нечеткая фокусировка)
  • психическими расстройствами.

Психические расстройства и нарушения поведения вследствие травм мозга могут выражаться в разных состояниях: от состояния усталости до выраженного снижения памяти и интеллекта, от нарушений сна до несдержанности эмоций (приступы плача, агрессии, неадекватной эйфории), от головных болей до психозов с бредом и галлюцинациями.

Наиболее часто встречающееся в картине последствий травм мозга нарушение – астенический синдром.

Основные симптомы астении после черепно-мозговых травм это жалобы на утомляемость и быструю истощаемость, невозможность вынести дополнительные нагрузки, неустойчивое настроение.

Характерны головные боли, усиливающиеся при нагрузке.

Важным симптомом астенического состояния, возникшего после черепно-мозговой травмы, является повышенная чувствительность к внешним раздражителям (яркому свету, громкому звуку, сильному запаху).

Очень важно знать, что многое зависит от того впервые ли случилось сотрясение или ушиб головного мозга, или пациент уже неоднократно мог переносить подобные травмы в домашних условиях.

От этого напрямую зависит исход и продолжительность лечения.

При наличии у пациента более 3-х сотрясений головного мозга в анамнезе, период лечения и реабилитации значительно удлиняется и вероятность развития осложнений также увеличивается.

Диагностика черепно-мозговой травмы

При черепно-мозговых травмах пройти диагностические процедуры необходимо в срочном порядке.

Так же важно обследоваться и наблюдаться у специалистов ежемесячно после получения травмы.
Как правило в диагностике ЧМТ используют методы магнитно-резонансной томографии, компьютерной томографии, рентгенографии.

Лечение ЧМТ и последствий травм мозга

В остром периоде проводят противоотёчную, нейрометаболическую, нейропротективную, симптоматическую терапию, которая заключается в подборе нескольких лекарственных средств предлагаемых как в виде таблетированных препаратов, так и в форме инъекций ( капельных и внутримышечных).

Такое лечение проводится около месяца. После чего пациент остаётся под наблюдением своего лечащего врача, в зависимости от тяжести ЧМТ, от полугода до нескольких лет.

В течение минимум трёх месяцев после ЧМТ строго воспрещается приём алкогольных напитков и тяжёлые физические нагрузки.

Кроме традиционных методов лечения ЧМТ, существуют не менее эффективные методы:

  • иглорефлексотерапия,
  • остеопатия.

В комплексе с лекарственной терапией и физиотерапией эти методики могут оказать более выраженный и быстрый эффект. Однако, в некоторых случаях они бывают противопоказаны к применению.

Всем известен тот факт, что лечение должно быть комплексным, и чем больше методик будет использовано во время лечения, тем лучше.

После окончания курса лечения пациент обязательно должен быть под наблюдением доктора, и в последующем ему могут понадобиться повторные курсы, как правило, раз в пол года.

Возможные осложнения

При отсутствии лечения травма мозга часто даёт осложнения. Наиболее опасными последствиями считаются отдаленные, которые вначале формируются скрыто. Когда на фоне общего благополучия, без видимой симптоматики формируется сложная паталогия. И только спустя несколько месяцев, или даже лет старая травма мозга может дать о себе знать.

Самыми распространёнными среди них являются:

  • головные боли, не редко с тошнотой и рвотой,
  • головокружения,
  • ухудшение памяти,
  • формирование психической патологии и др.

Черепно-мозговые травмы представляют собой опасность о которой пациент может и не подозревать.

После удара головой могут возникать различного рода проблемы, даже тогда, когда нет видимых симптомов сотрясения (головная боль, головокружение, рвота, давление на глаза, чувство переутомления, сонливость, пелена перед глазами).

Во многих случаях последствиями травма мозга может сопровождаться смещением шейных позвонков, что так же может приводить к:

  • головным болям,
  • болям в шее,
  • ухудшению памяти,
  • повышенной утомляемости впоследствии.

Травма мозга часто является «запускающим механизмом» таких заболеваний как:

  • неврит лицевого,
  • патологии тройничного и других лицевых нервов.

это может сопровождаться болями на одной стороне лица или слабостью мышц с одной стороны лица.

В клинике «Брейн Клиник» проводятся все виды исследования и комплексного лечения последствий травм головного мозга.

Источник: https://brainklinik.ru/lechenie-travmy-mozga/

Черепно-мозговая травма | Органические психические расстройства |

Шизофрения травма головы

Психиатр, по всей вероятности, встречается с двумя основными типами больных, перенесших черепно-мозговую травму. Первая группа невелика; к ней относятся пациенты с серьезными и длительно сохраняющимися психическими осложнениями, такими как стойкое нарушение памяти.

Вторая — более многочисленная—группа включает в себя больных с эмоциональными симптомами и анергией; эти симптомы менее очевидны, их легко не заметить, но они часто приводят к длительной нетрудоспособности. (См.: Brooks 1984 — общий обзор, посвященный травмам черепа.

)

Острые психические нарушения, возникающие вследствие травмы

Нарушение сознания наблюдается после любых (за исключением самых легких) закрытых черепно-мозговых травм, тогда как при проникающих ранениях это происходит реже. Причина неясна, но она, вероятно, связана с ротационным давлением в головном мозге. После восстановления сознания обычно обнаруживаются дефекты памяти.

Период посттравматической амнезии охватывает промежуток времени между моментом травмы и возобновлением нормальной долгосрочной памяти.

Продолжительность посттравматической амнезии тесно коррелирует: во-первых, с неврологическими осложнениями, такими как двигательные нарушения, дисфазия, стойкие поражения памяти и счета; во-вторых, с психическими нарушениями и генерализованным снижением интеллекта; в-третьих, с изменением личности после черепно-мозговой травмы.

Период ретроградной амнезии включает в себя промежуток времени между травмой и последним ясно припоминаемым событием До Травмы. Этот признак не является надежным предиктором исхода. После тяжелой черепно-мозговой травмы часто наблюдается пролонгированная фаза делирия, иногда нарушенное поведение, расстройства настроения, галлюцинации, бред и дезориентировка.

Хронические психические нарушения

Хронические психические последствия травмы определяются в первую очередь повреждением мозга.

Важную роль играют также другие факторы, особенно тип преморбидной личности и факторы окружающей среды, в частности род занятий, степень доступной социальной помощи; в случаях, когда предъявляется иск о компенсации, определенное влияние могут оказать волнения, связанные с судебным разбирательством.

Lishman (1968) обнаружил, что локализацией и степенью повреждения головного мозга при проникающем ранении черепа в значительной степени определяется психическое состояние больного в течение длительного периода — от одного до пяти лет после травмы.

Выявлена зависимость снижения интеллекта и «органических» психопатологических симптомов, таких как апатия, эйфория, расторможенность и нарушение способности логично рассуждать, от степени повреждения тканей мозга. В то же время невротические симптомы не соотносятся со степенью повреждения.

Данные исследования, проведенного Lishman, указывают на то, что когнитивные нарушения связаны в основном с повреждением теменной и височной долей мозга (особенно с левой стороны). Аффективные нарушения более характерны для повреждения лобной доли.

Длительно сохраняющиеся посттравматические когнитивные нарушения

Если травма головы сопровождается посттравматической амнезией длительностью более 24 часов, это указывает на вероятность стойких когнитивных нарушений, степень которых пропорциональна тяжести повреждения мозга.

При закрытой черепно-мозговой травме поражение обычно глобальное и варьирует по степени тяжести от явной деменции до легких нарушений, проявляющихся только при напряженной интеллектуальной деятельности.

Последствия проникающего ранения черепа или другого локального повреждения мозга могут выражаться в очаговых дефектах когнитивных функций, но при этом обычно выявляются и некоторые признаки общего поражения. Менее серьезные черепно-мозговые травмы, сопровождающиеся только кратковременной потерей сознания, нередко вызывают диффузное повреждение мозга с последующим поражением когнитивной сферы (см.

: Boll, Barth 1983). Улучшение обычно наступает медленно — этот процесс продолжается месяцами или даже годами. Например, Miller и Stern (1965), в среднем в течение 11 лет наблюдая за 100 больными, перенесшими серьезные черепно-мозговые травмы, обнаружили, что за этот срок произошло существенное улучшение.

Состояние некоторых больных улучшилось весьма значительно, несмотря на пессимистические прогнозы специалистов, зафиксированные через три года после травмы. Вероятно, эти данные отражают медленное развитие компенсаторных возможностей здоровой ткани мозга. Деменция, не соответствующая тяжести повреждения мозга, дает основания для предположений о субдуральной гематоме, гидроцефалии с нормальным давлением или о совпавшем по времени с травмой дегенеративном процессе.

Изменение личности

После тяжелых черепно-мозговых травм, особенно связанных с повреждением лобной доли, изменение личности представляет собой обычное явление.

В таких случаях больной нередко становится раздражительным, отмечаются потеря спонтанности и мотивации, некоторое огрубление поведения, а иногда — ослабление контроля за агрессивными импульсами.

Все это зачастую серьезно осложняет жизнь больного и его семьи, хотя со временем подобные черты личности могут постепенно смягчаться.

Эмоциональные симптомы

Эмоциональными симптомами может сопровождаться любая травма. Неясно, обусловлена ли подобная симптоматика после травмы черепа неспецифической реакцией или же это специфический результат поражения мозга.

Основными факторами, определяющими вероятность развития эмоционального дистресса, являются степень поражения, личность больного и социальные условия (см.: Brooks 1984). Могут также иметь значение любые юридические процедуры, связанные с получением компенсации, судебные тяжбы, разбирательства (см. гл.

12, раздел о рентном неврозе). Меньшинство больных описывают синдром посттравматического эмоционального расстройства, основными чертами которого являются тревога, депрессия и раздражительность, часто сопровождающиеся головной болью, головокружением, усталостью, плохой концентрацией внимания и бессонницей.

Lewis (1942) исследовал пролонгированные невротические реакции у солдат с травмами черепа и пришел к выводу, что они в большинстве случаев наблюдаются «у тех, у кого все равно так или иначе развился бы психопатологический синдром».

При изучении больных, предъявляющих требования на получение компенсации, Miller (1961) не выявил соответствия между степенью тяжести черепно-мозговой травмы и выраженностью невротических симптомов.

Lishman (1968) в своем исследовании проникающих ранений черепа не обнаружил сколько-нибудь заметной связи между степенью повреждения мозга и основными симптомами посттравматического синдрома. Можно сделать заключение, что предрасположенная («уязвимая») личность является основным этиологическим фактором, обусловливающим эмоциональные проблемы после травмы черепа (см.: Trimble 1981 — обзор).

Шизофренополобные и аффективные синдромы

Трудно прийти к определенным выводам относительно распространенности шизофреноподобного синдрома среди перенесших черепно-мозговую травму. При обследовании 3552 финских солдат в возрасте 22-26 лет, перенесших такую травму, оказалось, что среди них частота шизофреноподобных синдромов гораздо выше ожидаемой (Achte et al. 1969).

В обширном обзоре, посвященном шизофреноподобным синдромам, связанным с органическими поражениями центральной нервной системы, Davison и Bagley (1969) подтвердили результаты своих финских коллег и сделали заключение, что полученные данные нельзя объяснить простым совпадением.

Эти авторы предположили, что травма иногда может иметь прямое этиологическое значение, а не просто выступать в роли преципитирующего фактора. По некоторым сведениям (см., например, Achte et al. 1969), существует связь между травмой черепа и параноидными, а также аффективными психозами, но это мнение не подкреплено убедительными доказательствами.

Общепризнано, что среди больных, перенесших черепно-мозговую травму, значительно повышен риск самоубийства, хотя причина этого неясна.

Социальные последствия черепно-мозговой травмы

Физические и психологические последствия черепно-мозговой травмы часто тяжким бременем ложатся на плечи близких больного. Многие родственники глубоко переживают все это, испытывают серьезные трудности, порой бывают вынуждены в корне менять привычный образ жизни.

Особенно страдает семейная жизнь, если у больного развивается изменение личности. При разработке плана реабилитационной работы следует учитывать нагрузку, которую несут члены семьи пациента, и предусматривать оказание им соответствующей помощи (см.: Brooks 1984; Livingston et al.

1985).

ЛЕЧЕНИЕ

К составлению плана длительного лечения пациента после травмы черепа следует приступать как можно раньше. Начинают с тщательной оценки трех аспектов проблемы. Во-первых, оценивается степень физической инвалидизации.

Как показали исследования, ранняя оценка степени неврологических повреждений служит важным ориентиром при прогнозировании длительной нетрудоспособности (Bond 1975). Во-вторых, оцениваются любые психоневрологические нарушения и прогноз их наиболее вероятного дальнейшего течения.

В-третьих, должна быть дана оценка социальных условий.

Лечение включает физическую реабилитацию, которую медицинский психолог при необходимости может дополнить курсом поведенческой терапии. Если у больного в связи с травмой возникли психические нарушения, к лечению периодически привлекается психиатр.

Необходимо также учитывать, что семья больного нуждается в практической и социальной поддержке.

Следует стремиться по возможности ускорить решение любых проблем, связанных с получением компенсации, с судебными тяжбами и т. п.

В идеале такая долговременная помощь должна обеспечиваться особой бригадой специалистов. Обзор, посвященный вопросам лечения черепно-мозговых травм, см. в работах: Brooks (1984); Livmgston (1986).

Источник: https://www.psyportal.net/909/cherepno-mozgovaya-travma/

Шизофрения. Клиническая картина

Шизофрения травма головы

Мой диагноз параноидная шизофрения. Заболел я через год после окончания университета. Вот уже 10 лет я работаю в IT, сейчас моя должность — старший инженер-программист. Хочу рассказать, с какими проблемами может столкнуться человек с серьезным психическим заболеванием при построении карьеры.

Это практическая статья. В ней я почти не буду касаться моих симптомов и описывать свой опыт. Таких статей и без меня не мало, и на хабре они тоже есть. Есть целое издательство, которое специализируется на книгах о шизофреническом опыте.

Демография

Шизофрения есть у 1 из 100. Средний IQ шизофреника 90, тогда как у нормального человека он равен 100. Это говорит о том, что людей достаточно умных для инженерной работы среди шизофреников меньше.

Такие люди, как Джон Нэш или Бобби Фишер (хотя это спорный вопрос, была ли шизофрения) особенно редки. Всего лишь в 25-30% случаев шизофрения не сказывается на умственных способностях. В основном они попадают под удар.

Да и далеко не каждый выберет ремесло программиста своей профессией.

Программистов и шизофреников мало. На всем реддите, после долгих поисков, я насчитал человек 15. На всем Хабре наберется человек 5. В общем, не пугайтесь, вряд ли я работаю в вашей компании. Вряд ли вы вообще встретите настоящих шизофреников на рынке труда квалифицированных программистов (кроме, конечно, тех случаев, когда диагноз однозначно можно поставить по резюме).

Нас очень мало, но мы есть. И шизофрения вовсе не повод отказываться от жизни, садиться на инвалидность и сидеть в четырех стенах.

Говорить ли о диагнозе

Конечно не говорить, никогда, никому и не при каких обстоятельствах. Я работаю в enterprise-разработке, на иностранного заказчика. Здесь люди боятся к митингу с заказчиком подпускать джуниоров, «а вдруг он чего ляпнет».

А тут такой риск. Если всплывет, то возможно и уволят, бизнес есть бизнес. Ну или не уволят, если вам повезло и вы работаете в современной прогрессивной компании. Но, например, не повысят в должности. Или не повысят зарплату.

Нам, вообще говоря, не очень-то и рады. По опросу, 38% жителей России с удовольствием куда-нибудь меня сошлют и изолируют. Куда угодно, лишь бы с глаз долой. В IT, правда, публика куда более прогрессивная, чем в среднем по стране.

Не так давно скончавшийся Фредерик Фриз, PhD по психологии с шизофренией, советовал так:

«открыто говорить о своем диагнозе можно либо если у вас tenure, как у Эллин Сакс, либо если вы собираетесь на пенсию»

Я бы добавил, что если атмосфера более или менее благоприятная, и вы женщина, то возможно к вам отнесутся просто как к человеку с хроническим заболеванием. Мужчине я бы не советовал рисковать.

Подбор препаратов и побочные эффекты

Свой третий десяток я провел ревностно ненавидя психиатров, отказываясь от препаратов, зачитываясь антипсихиатрией и историями о мафии Big Pharma. Результат — три психотических эпизода, две госпитализации.

Каждый раз я так или иначе был вынужден менять работу, друзьям во время эпизодов я рассылал странные зашифрованные сообщения. Много людей перестало со мной разговаривать после этого. Ничего хорошего.

Лекарства надо пить.

На ум сразу приходит Терри Дэвис. Безусловно, умный и талантливый человек, который отказался от лекарств и в результате всю жизнь потратил на занятия сомнительного характера.

Чтобы он мог сделать, пей он лекарства? Вряд ли бы он стал знаменитым, но был бы жив до сих пор и где-нибудь работал программистом. Другой пример, конечно, Джон Нэш, никогда не пивший лекарств. Шизофрения у него отступила, так часто бывает с возрастом.

Но не стоит забывать что перед этим Джон Нэш 20 лет разговаривал с инопланетянами. И лишь чудом не оказался на улице. Мало кто может позволить себе такую роскошь.

На четвертом десятке хочется спокойствия и стабильной жизни.

Главными побочными эффектами антипсихотических препаратов второго поколения были гормональные нарушения, проблемы с сердечно-сосудистой системой, излишняя седация и набор веса.

На рынке уже есть препараты, не давящие на сердце, не вызывающие сильного набора веса и гормональных нарушений. Правда, увы, не всем они подойдут. Попробовать стоит.

Но есть и другие побочки. Например, лекарство, которое я принимаю, уничтожило мои озарения, «a-ha moments». Я по-прежнему понимаю разные вещи, но понимание проходит тихо и мирно, без озарений. По ним я скучаю. В общем, лекарства обязательно сделают жизнь менее интересной, яркой и насыщенной. Но куда более предсказуемой и стабильной, в общем сносной.

Выбираем психиатра

Для подбора препарата и выписки рецептов понадобится психиатр. Скорее всего не один. Навязанный государством психиатр по своему качеству примерно соответствует государственному адвокату. Вот что мне довелось слышать от государственных психиатров:

– «Работать вам тяжело? Вот и выбирайте, или лекарства, или работа»

– «Вес набираете? Так это же хорошо!»

– «Зачем тебе эти новые антипсихотики? Бери галоперидол! Они все одинаковые, только деньги вытягивают из вас» (Галоперидол — старый препарат с очень плохими побочными эффектами: двоится в глазах, спазмы мышц, долговременное применение ведет к неизлечимым неврологическим последствиям. В 2013 году вышла статья о том, что этот препарат нейротоксический)

Участковые психиатры, конечно, делают свое дело. Они помогают больным получать какие-то лекарства. Они помогают оформить инвалидность. Они следят, чтобы их подопечные не оказались на улице. Но если хочется чего-то большего, то стоит обратиться к частному специалисту.

Но и частный специалист в лучшем случае будут лечить, исходя из статистики и средних. Без проб и ошибок не обойдется. В случае похуже попадется врач, падкий на рекламу, но опять же назначит новые модные препараты — не так уж плохо, препараты и правда все лучше и лучше. В худшем случае будут лечить, исходя из «опыта». Как показывает практика, наличие опыта явление скорее негативное.

Например, врач отказывалась сменить препарат, потому что у нее была пациентка, у которой на препарате случилось обострение. Моих аргументов было много. шизофрения протекает у всех по-разному.

В мире полно людей именно на этом препарате без обострений. Обострения иногда бывают и на более сильных препаратах. Не факт, что эта пациентка правильно и вовремя препарат применяла.

Все они разбивались об стену.

Когда вы нанимаете психиатра, он должен действовать в ваших интересах. Ваши интересы — это не только снизить риск заболевания, но и минимизировать побочные эффекты, и вернуться к полноценной трудовой деятельности. Если нанятый доктор не действует в ваших интересах, с ним надо без всякого сожаления расставаться.

Обострения и больницы

Обострения случаются. Препарат ревностно принимается изо дня в день, и все равно обострение. Самая часто применяемая техника при обострениях — поднять дозу лекарств и понаблюдать. Возможно это придется проделать самому.

Возможно с врачом, которому доверяете. Ну а если подъем дозы не помог, то обострение надо купировать более серьезными медикаментами. На рынке есть препараты пролонгированного действия, применение позволяет купировать самые тяжелые приступы.

Главное — вовремя среагировать.

Обострение чревато попаданием в больницу. Все этого боятся. В психиатрическую больницу попадают надолго, минимум три недели. Больница напоминает тюрьму. Что касаемо персонала: санитаров, медсестер и врачей — это, конечно, не монстры и не садисты. Но это озлобленные люди.

Уставшие, выгоревшие, циничные и безразличные. Которым очень мало платят за очень стрессовую работу. Страшно еще и то, что за больничный лист со штампом заведения, в легкую могут уволить с работы. Тут надо выкручиваться.

Возможно больничный не стоит брать оттуда вообще, а искать где-то на стороне.

Иногда обострение первым замечает сам больной. Иногда близкие люди. Поэтому хорошо жить с кем-то. В одном исследовании именно этот факт повышает риск восстановления. Ничего плохого не вижу, в том, чтобы съехаться с родителями на некоторое время.

Это уменьшит вероятность успешной личной жизни, но положа руку на сердце, успешная личная жизнь с таким диагнозом не особо светит. У женщин все, правда, получше. На ту же роль, конечно, пойдет и супруг/супруга. Или терапевт.

В общем, кто-то должен быть.

Обострения — скользкая тема. Лучше, конечно, не допускать. Без таблеток вероятность обострения около 80% в год. В любом случае, надо быть готовым паковать чемоданы и искать новую работу. Возможно что и в другом городе.

Психотерапия

Еще несколько лет назад когнитивно-поведенческую терапию считали стандартом лечения. В рекомендациях писали что лекарства обязательны, но без психотерапии вдобавок прям никуда.

Сейчас настроения изменились и на психотерапию посматривают косо. Я ходил на когнитивно-поведенческую терапию. Толку было мало. Не могу сказать, что прям «выкачивали деньги», там сидел человек, который меня слушал и что-то предлагал.

Но не получилось в общем, не сошлись мы с терапевтом характерами.

Тем не менее, я считаю психотерапию полезной. Как только кризис миновал, остается огромное количество страхов. А как я дальше буду жить? А справлюсь ли я? А вдруг еще обострение? А вот у меня дыра образовалась в резюме, что я скажу на собеседовании? За этими страхами стоят реальные проблемы.

Их можно проработать с терапевтом, только не надо искать причины в детских травмах, или применять технологии НЛП, нужен просто грамотный эмоционально невовлеченный собеседник. Перед походом к терапевту, нужно сначала четко сформулировать все свои проблемы. Время там ресурс дорогой.

Выбирать надо психотерапевта поумнее, не стоит ориентироваться на конкретные школы и методики, но конечно психоаналитик и НЛПист тут вряд ли подойдут.

Психотерапия часто преподносится как волшебное место, где творятся чудеса. Скорее это необязательная добавка, для повышения качества жизни. Ходить стоит, когда состояние стабилизировалось и имеются деньги, которых не так уж и жалко.

Сигареты

Еще один сложный вопрос. 80-90% шизофреников курят. Аллен Карр в своей книге утверждает, что сигареты создают тревогу и мешают концентрации. Исследования, я говорю здесь лишь об исследованиях проведенных на шизофрениках, показывают, что сигареты позволяют справиться с тревогой, и улучшают концентрацию внимания. Сигареты помогают при шизофрении.

С другой стороны, вред от курения всем хорошо известен. По возможности, если позволяют финансы стоит отказаться от сигарет и перейти на другие методы получение никотина, будь то пластырь, жвачка или вейп. Совсем от него отказываться — ну, не знаю.

Избегание

В психологии почему-то принято считать избегание плохой, гадкой стратегией адаптации. Наверное, когда избегание достигает размеров агорафобии, это что-то плохое. Я, например, очень легко перевозбуждаюсь и болезненно реагирую на стрессы. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пойти на поводу у избегания.

Например, в магазины хожу только в темное время суток. Есть огромный список людей, с которыми я предпочитаю не пересекаться. Один мой знакомый шизофреник, выключает цвет на компьютере, и работает за черно-белым экраном, избегая лишней стимуляции.

Большую часть вечеров я занимаюсь изучением технологий. Отчасти из-за моих страхов потерять работу и остаться не удел. Но во многом по тому, что я не знаю чем занять вечера. Так я избегаю полноценной насыщенной жизни.

Я стараюсь всеми способами отнекиваться от командировок, я испытываю сильную тревогу при путешествиях. Но в итоге я чувствую себя хорошо, и у меня нет желания как-то меняться в этих сферах жизни.

Быть плохим программистом

Шизофрения заставляет умерить свои амбиции. Если раньше я гнался за деньгами и интересными проектами, то сейчас я выбираю тихий и спокойный корпоративный долгострой. В этом учишься находить свои прелести.

Видишь как система развивается на протяжении лет, к чему привело то или иное дизайн-решение. Имеешь возможность взять на себе большой кусок функционала и постепенно выращивать его и развивать.

В общем, программирование переходит из режима убивания драконов во что-то садово-огородное.

У меня очень уязвимый и ранимый характер. Любое столкновение интересов вызывает тревогу. В основном на проекте я «Yes man», я могу собраться с духом и возразить, но я легко сдаюсь и принимаю точку зрения начальства. В общем, не боец. До своей болезни я презрительно относился к таким людям.

На код ревью мне очень тяжело отказать человеку, я скорее буду аккуратно выспрашивать — а точно ли ты этого хотел, а может ты имел ввиду другое. Мне больно, когда я нажимаю на кнопку «Needs work». Я понимаю, что вряд ли человек смертельно обидится и будет мстить. Но я все равно буду нервничать.

Я не уверен в себе. Я постоянно советуюсь или со stack overflow, или с командой. Я боюсь затянуть сроки и возмутить начальство. Это нередко причина овертайма. Вот это «а вдруг скажут?» Овертаймить по вечерам и в выходные я соглашаюсь легко. Работа меня успокаивает. Я отвлекаюсь от своих грустных мыслей и проблем.

Тяжелее всего мне перед релизами, когда что-то сломалось и надо поправить. Когда несколько человек постоянно пишут в чат и ждут от меня действий. Я быстро перегружаюсь и сильно нервничаю. Отбегаю от компьютера, курю пока не успокоюсь, возвращаюсь обратно.

В моей работе много fear-driven development'а. Быть терпимым для людей стало куда важнее чем быть правильным и правым. Я делаю все совсем не так, как советуют бывалые профессионалы.

Я плохой программист, я долго к этому привыкал. И все-таки собственное спокойствие и комфорт в конце-концов побеждают желание быть крутым парнем и все делать правильно.

Быть грустным

Шизофрения — это не только собственная трагедия. Волей-неволей окунаешься в целое море чужого горя. Боли совершенно бессмысленной, случайной, и совсем не заслуженной. Грусть и даже порою суицидальные мысли — это нормально. К этому тоже надо спокойно относится.

Ресурсы

Список книг, которые помогли мне восстановиться:

Elyn Saks. The Center cannot hold

Milt Greek. Schizophrenia: A Blueprint for recovery

Kurt Snyder. Me, myself and them

Ann Olson. Illuminating Schizophrenia

Статья взята отсюда: https://habr.com/ru/post/459240/

Источник: https://pikabu.ru/story/shizofreniya_klinicheskaya_kartina_7101211

Страница Психолога
Добавить комментарий