Любовь илюшечкина анорексия

Фигуристка Юлия Антипова начинает побеждать анорексию

Любовь илюшечкина анорексия

Юлия Антипова и Нодари Майсурадзе. На чемпионате мира в марте 2014 года они стали восьмыми // ИТАР-ТАСС/Красильников Станислав

Партнер Юли Нодари Маисурадзе приходит в московскую больницу, где она лежит, каждый день. Ему говорят: не положено! И он уходит, чтобы завтра появиться снова… Ее кормят через капельницу, жевать самостоятельно девушка разучилась.

Поднимается с кровати, когда приходят родители, заваривает чай, приносит для них пирожные из больничного кафе. Юле нужны положительные эмоции, папа с мамой уже пообещали подарить ей собаку породы вельш-корги кардиган, о которой она давно мечтала.

Родители говорят, что дочь не хочет видеть ни своего тренера Артура Дмитриева, ни партнера Нодари. А те не могут позвонить: не знают новый номер телефона. 

То, что надо

Юля живет с родителями в Зеленограде. Фигурное катание для нее выбрала мама Елена – она и сама когда-то пробовала, но стать спортсменкой не хватило характера. А вот у младшей дочки он оказался.

«У Юли психотип примерного ребенка, который все должен делать на пять, – объясняет «СтарХиту» отец девушки Валерий Антипов. Спортсменка выступала в одиночном катании, считалась в Зеленограде перспективной.

В 2012 году именно ее выбрал 24-летний Нодари Маисурадзе, когда от него ушла партнерша Любовь Илюшечкина. На форумах тогда вовсю обсуждали, что Люба была на грани анорексии…

«Нодари подбрасывает партнершу очень высоко – на 3 м, – объясняет «СтарХиту» психолог сборной Наталия Клевер. – Представляете, если она упадет на лед? Для тяжелой девушки травма неизбежна! Вот почему партнерша должна быть на 30 кг легче, то есть примерно 38 кг».

После ухода Любы замену искали и тренер Нодари Наталья Павлова, и он сам. Однажды в Зеленограде он увидел 14-летнюю Юлю Антипову – и объявил Павловой: нашел! «Юлю я как-то видела раньше, – рассказывает «СтарХиту» Наталья Павлова. – Еще думала: не дай бог, такая «пышечка» ко мне попадет! Одиночницы обычно тяжелее тех, кто катается с партнером.

Впрочем, когда Нодари ее привел, она весила 39 кг 800 г, и с этим можно было работать». Однако, вспоминает Павлова, после летних каникул Юля прибавила сначала 2 кг, потом еще 4. Тренер отправила Юлю к диетологу. Но Валерий Антипов возразил – мол, я знаю, что дочке нужно.

«С тех пор Юля ела только то, что они привозили из дома, а уж чем ее кормили вечером, не знаю», – продолжает Павлова.

По версии Антипова, Наталья в первый же день сказала Юле: «Не сбросишь вес – кататься не будешь». «А для дочки фигурное катание – это вся жизнь, – говорит он «СтарХиту». – Юля ограничила порции до столовой ложки. За каждые лишние 100 г тренер ее ругала, могла с дочкой не разговаривать весь день».

Через полгода, в декабре 2012-го, Юля и Нодари взяли 4-е место на чемпионате страны. Но родители Антиповой уже начали просить Федерацию фигурного катания сменить дочке тренера. В мае 2013-го пару передали двукратному олимпийскому чемпиону Артуру Дмитриеву. Юля тогда весила 36 кг.

Бывший тренер Антиповой Наталья Павлова // Из архивов пресс-служб

Домашний арест

«Тренер поменялся, а стены-то те же! – рассуждает Валерий Антипов. – Дочь не могла психологически освободиться от Павловой, вот ее болезнь и прогрессировала». В декабре 2013-го Юля и Нодари снова стали четвертыми на чемпионате страны, а в марте 2014-го – восьмыми на чемпионате мира. После этого Юля начала стремительно худеть.

Надо было готовиться к новой Олимпиаде, и Дмитриев дал Юле месяц отдыха, велел поправляться. А когда она вернулась, ахнул: минус 10 кг! И хотя отец уверял, что дочь здорова, отправил девушку к врачам сборной. Валерий сопровождал дочь и к ним, и в психиатрическую клинику, куда ее увезли, когда на весах стрелка показала 25 кг.

Юля провела в лечебнице весь август. В сентябре информация о ней просочилась в Интернет. Тут же заговорили, что ей нужен 1 млн рублей на лечение в Израиле. «Мы понятия не имеем, кто это затеял! – возмущается Валерий. – Федерация нас заверила, что отправит Юлю за границу за свой счет по первому требованию.

Но этого не надо: дочку перевели в хорошую московскую клинику».

Сегодня Антиповы обвиняют во всем Павлову. А она возражает: «Девочка под жестким контролем родителей, которые делают из нее чемпионку! Как-то Юля не пришла на тренировку, я позвонила ей домой – вдруг заболела? – и услышала в трубке: «Мы посадили Юлю под домашний арест».

Перед тем как перейти к другому тренеру, Юля должна была съездить с Павловой на сборы. «В аэропорту она пряталась, – вспоминает Наталья. – Я подошла, обняла, поцеловала, сказала, что не обижаюсь. Она успокоилась. Но перед возвращением ей все время кто-то названивал, она выбегала говорить в коридор и возвращалась чернее тучи».

На прошлой неделе в СМИ заговорили о том, что Юля перестала есть, чтобы нравиться Нодари. «Что вы, нет! Он всегда видел в ней только коллегу», – уверяет «СтарХит» психолог Наталия Клевер. О том, что думает по этому поводу Юля, она не знает. А Нодари продолжает приходить к партнерше в больницу…

Юля пока не может есть сама, ее кормят через капельницу. За последние две недели в больнице фигуристка набрала 2 кг // Из архивов пресс-служб

Татьяна Такиуллина

Источник: https://www.starhit.ru/life/figuristka-yuliya-antipova-nachinaet-pobejdat-anoreksiyu-112786/

Перебеженцы Илюшечкина и Москович

Любовь илюшечкина анорексия

“ГРАН-ПРИ”

В турнире спортивных пар пятого этапа “Гран-при” первыми стали представители страны-хозяйки Сяоюй Юй/Хао Чжан, вставшие в пару лишь весной нынешнего года. Двукратные чемпионы Европы Юко Кавагути/Александр Смирнов, вернувшиеся на лед после тяжелой травмы партнерши, заняли шестое место.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Турнир спортивных пар начался в субботу своей отдельно взятой сенсацией: выступающие за Канаду Любовь Илюшечкина/Дилан Москович чуть было не опередили в короткой программе лучший из китайских дуэтов. И это – с достаточно грубой ошибкой в параллельном прыжке.

Успех этот в нынешнем сезоне у канадско-российского тандема уже не первый: на сентябрьском турнире серии “Б” в Оберстдорфе Люба с Диланом стали вторыми, на “домашнем” для себя этапе в Канаде – третьими. Второй результат в Пекине давал бы фигуристам возможность впервые в жизни выступить в финале чемпионской серии. Но для этого нужно было сохранить за собой завоеванные в пятницу позиции.

Подобные выступления всегда провоцируют порассуждать на тему: стоит или нет отпускать талантливых спортсменов, если они хотят уехать из России и выступать за другую страну?

Любовь ИЛЮШЕЧКИНА и Дилан МОСКОВИЧ. Фото AFP

ГРУЗ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Вопрос, конечно же, риторический: если спортсмен задался целью сменить спортивное гражданство, он его все равно сменит, сколько бы времени для этого ни потребовалось. Запреты могут быть объяснимы с точки зрения национальных интересов, но одновременно с этим способны вообще лишить фигурное катание значительной доли своего очарования.

Взять совсем недавнюю историю с завершением карьеры очень самобытной и запоминающейся фигуристкой Верой Базаровой: позапрошлый сезон она и ее партнер Андрей Депутат тренировались во многом на личном энтузиазме, поскольку не вошли в список фигуристов, подготовку которых финансирует министерство спорта.

Примерно тогда же в отношении Веры и Андрея проявляли довольно большой интерес спортивные руководители Азербайджана, но согласия российской стороны на этот переход они не получили.

Случись иначе – кто знает: возможно, у Базаровой появились бы шансы повторить судьбу Илюшечкиной: ведь в ту роскошную фигуристку, которой Люба стала сейчас, она превратилась лишь после того, как избавилась от постоянного гнета гипертрофированной ответственности за результат, за необходимость на каждом турнире кому-то и что-то доказывать.

Российская реальность требовала от Базаровой прежде всего усложнения программ, а значит, колоссальной, новой для нее работы.

Наверняка к этому добавлялся и психологический аспект: непросто ощущать себя “вторым сортом” после того, как уже неоднократно поднимался на пьедестал чемпионатов Европы и становился лучшим в стране, пусть и с другим партнером.

Вполне возможно, что общий груз в какой-то момент стал просто невыносим, и Вера сочла за лучшее уйти из спорта в шоу – уже в ближайшее время она отправится в Канаду с труппой Натальи Бестемьяновой и Игоря Бобрина. Возможно, когда-нибудь вернется в спорт. Но не в российский – точно.

ЧЭНЬ Пэн/ЯН Цзинь. Фото AFP

ХОРОШИЕ НОВОСТИ ДЛЯ ТАРАСОВОЙ И МОРОЗОВА

Возвращаясь к китайскому этапу, стоит отметить, что он стал очередным экспериментом для двух китайских пар: Сяоюй Юй/Хао Чжан объединились в пару весной нынешнего года, тогда же еще один новый дуэт образовали их бывшие партнеры Чэнь Пэн/Ян Цзинь.

Неоценимую службу обоим дуэтам сослужил сам подход к подготовке спортсменов, принятый в Китае в самых различных видах спорта. Когда-то он был успешно опробован в прыжках в воду: китайцы начали с того, что разработали своего рода эталонную технику каждого из существующих элементов и стали повсеместно подгонять своих спортсменов под этот шаблон.

Методика оказалась поистине золотым дном.

В полной мере это проявилось почти двадцать лет назад, когда в программу чемпионатов мира и Олимпиад было решено включить синхронные дисциплины: одинаковость китайских прыгунов имеющих к тому же очень схожие в плане мышц тела позволяла тренерам достаточно вольно тасовать пары, подбирая идеальных партнеров. И те почти сразу начинали выступать так, словно всю жизнь прыгали вместе. В результате на пяти последних Олимпийских играх в двадцати разыгранных в общей сложности синхронных дисциплинах представители Китая побеждали 16 раз.

СЯОЮЙ Юй/ХАО Чжан. Фото AFP

Фигурное катание – несколько иной в плане “синхронизации” партнеров вид спорта, но то, что абсолютное большинство фигуристов-парников вышли из одних и тех же тренерских рук – колоссальное подспорье в деле национальных интересов, не говоря уже о том, что сама система китайского спорта с непрерывным отсевом тех, кто по каким-то причинам не справляется с задачами, сильно способствует тому, что в обойме остаются люди с достаточно устойчивой нервной организацией. От ошибок это спасает далеко не всегда (что, собственно, мы видели в пекинском турнире), но когда в лидерах тех или иных соревнований идут сразу три китайских дуэта, бороться с ними становится крайне непросто даже в психологическим плане.

По этому сценарию развивались события и на текущем этапе “Гран-при”: Илюшечкина/Москович, имевшие заключительный стартовый номер, вышли на лед, когда первые три строки турнирной таблицы уже были заняты представителями страны-хозяйки. Возможно, сказалось непростое ожидание, но справиться с нервами и совершенно реальной, казалось бы, задачей пробиться в финал канадцам не удалось.

Зато теперь можно с уверенностью сказать, что одной из российских пар – Евгения Тарасова/Владимир Морозов – путевка в Марсель обеспечена: выбить фигуристов из первой шестерки уже невозможно ни при каком раскладе.

ПЕКИН (Китай). “Гран-при”. Cup of China.
Пары. Итог.
1. Юй Сяоюй/Чжан Хао (Китай) – 203,76. 2. Пэн Чэн/Цзинь Ян (Китай) – 197,96. 3. Илюшечкина/Москович (Канада) – 191,54. 4. Ван Сюхань/Ван Лэй (Китай) – 182,02. 5. Делла Моника/Гуаризе (Италия) – 176,38. 6. КАВАГУТИ/СМИРНОВ (Россия) – 175,53.

Источник: https://www.sport-express.ru/figure-skating/reviews/perebezhency-ilyushechkina-i-moskovich-1067544/

«Я довела Антипову до анорексии? Скажите, почему в нашей стране можно безнаказанно оскорблять тренера»

Любовь илюшечкина анорексия

ФигуристкаЮлия Антипова, выступавшая в парномкатании с Нодари Майсурадзе, котораялечится сейчас в Израиле от анорексии,в интервью «Sovsport.ru» обвиняетсвоего бывшего тренера Наталью Павловув том, что из-за постоянного давления всвязи с весом она перестала есть. И вдальнейшем это привело ее к крайнейстепени истощения.

Идаже смена тренера, – от Натальи Павловойпара ушла тренироваться к АртуруДмитриеву, – ничего уже не могла изменить.Механизм был запущен.

Изинтервью Юлии Антиповой: «Насборах в Новогорске Наталья Павловаприходила с нами в столовую и следила,чтобы я не съела ничего лишнего. Когдаза тобой вот так следят, конечно, ты несъешь. Сидишь, чаек попиваешь и уходишьголодной. Как будто на чайке можно потомтренироваться.

Когдапротив тебя объединяются партнер итренер – это очень нелегко. Нодар могбы сказать: «Наталья Евгеньевна, некричите, партнерша у меня нормальная,я ее легко поднимаю». А он говорил совсемдругое.

Павлова давно была его тренером,они вместе работали еще в Петербурге,поэтому Нодар всегда был на ее стороне».

Нетсмысла сейчас широко цитировать еевысказывания, при желании интервью ЮлииАнтиповой можно прочесть на нашем сайте.Как и интервью ее родителей.

Там многоеговорится о об особенном взгляде НатальиПавловой, видевшей каждые сто граммлишнего веса, взгляде, которого боятсявсе фигуристки.

И еще — о том, что встречс Натальей Павловой уже много летизбегает даже олимпийская чемпионкаТатьяна Тотьмянина.

Кчести Натальи Евгеньевны стоит сказать— прочитав все эти публикации, она, темне менее, согласилась на встречу. Сказала,что скрывать ей нечего и она готоваподробно рассказать, как нашумевшаяистория с анорексией Юлии Антиповойвыглядит с ее точки зрения.

Наталья Евгеньевна, что стало причиной анорексии Юлии Антиповой?

– Я, мягко говоря, очень удивлена всеми этими обвинениями со стороны Юли и ее родителей. Я не видела Юлию Антипову полтора года. Каким образом я могу быть причастна к тому, что с ней случилось? «Удивлена» – это действительно мягко сказано.

Когда это прозвучало впервые в передаче «Прямой эфир» и на всю страну показали кадры полураздетой Юли, напоминающей живой скелет — я была в шоке. Сейчас я могу к этому добавить только одно.

Скажите, почему в нашей стране можно безнаказанно оскорблять тренеров.

Вы не видели ее полтора года. Почему же все-таки обвиняют вас?

Я не знаю, зачем и почему идет этот поиск виноватых. Особенно поражают слова о том, что я якобы видела прибавку в весе в сто грамм.

Это такая чушь горбатая! Если Юля считает, что сто грамм — это шесть килограмм, которые она прибавила, то на эту тему говорить просто глупо.

Ее обвинения, обвинения со стороны ее семьи — это прежде всего нечестно и неправда. Я не отвечаю за какую-то работу на непрофессиональном уровне.

Приходят в спорт люди. Люди, претендующие на высшее спортивное мастерство. Они уже должны четко понимать спорт со своими законами, правилами и стандартами. Все объяснялось, все рассказывалось. Готовы? Да, готовы. После чего пошла профессиональная работа. Абсолютно!

Насколько я понимаю, вы ее взяли с весом 38,5 и сказали: «С этим весом я могу работать».

Я могу и с весом 39 работать, и 40. Это неважно. Мы отработали летний сбор. Юля пришла ко мне с весом 39 — она была нехуденькой, но и не полной. Нормальной. Очень нормально отработали, она даже немножко «подсохла», естественно, после отпуска, после всего. Итак, начали работать.

Поймите: пошла работа на выставление элементов. Выставление тройных выбросов, тройных лутцевых подкруток. Это серьезная работа, по поводу которой вам любой профессионал скажет, что она требует определенного веса. А Юля в течение нескольких недель начинает прибавлять килограммы. Два, потом еще два — итого шесть.

Представляете? Шесть килограмм! Тут либо ты останавливаешь работу полностью, позволяешь ей и дальше набирать вес… Но это уже не имеет отношения к профессиональному парному катанию! Я поговорила с Юлей. Затем вызвала родителей. Объясняла: «Ребята, это серьезно. Девочка может получить травму».

Никто не требовал прекратить есть, я просила просто убрать лишнее. И все.

– По словам Юли, на нее давил и партнер. Повторяя: «Юлька, мне тяжело!».

За что от нее теперь попадает еще и Нодару, я совсем не понимаю. Нодар мог поднимать до шестидесяти килограмм, он огромный, здоровый парень, очень тренированный. Я вообще не понимаю, какие сто грамм?! О какой воде идет разговор, которую ей якобы не давали пить?! Я считаю, меня это совсем не должно касаться.

Я не воспитатель в детском саду, я — ни хороводы водить, ни сказки рассказывать. Я прихожу на работу. Меня волнует режим: «Выспалась ли ты? Хорошо ли ты себя чувствуешь? Готова ли ты к тренировке?». Существует подготовительный период, когда выставляется техническая база.

Затем соревновательный, когда сокращаются тренировки, идет контрольное исполнение программ. В конце ты уже расслабляешься, доводишь до ума программы, учишь новые элементы и отпускаешь в отпуск. Этот период у нас занял примерно месяц. Юля вернулась к своему весу. И больше у нас с ней не было разговоров на эту тему. Это был август месяц. Начало.

Дальше — прокаты в конце августа в сборной и передо мной четкий план, что я должна отработать. Вообще это не мои разговоры. Ты пришла ко мне на работу. И ты у меня не одна. Целая группа людей. И всех мы учим правильно относиться к работе. Я занимаюсь детьми, которые без мам и без пап у меня на льду работают. Я им уделяю больше внимания, и это естественно.

А тут был папа, мама, девочку привозили на тренировки, увозили — и все. Что она ела, где и как — об этом нужно спрашивать не меня, а ее родителей.

Ее родители вспоминают, что на первой же тренировке вы им объяснили: «Теперь ваша дочь находится у нас, и мы о ней сами позаботимся». Ее отец пытался передать Юле бутылку воды, вы сказали, что они больше не должны о таких вещах волноваться.

Да прекратите!

Это их слова.

Хорошо, это их слова, и им нужно задавать вопросы. Такого априори просто не может быть. Имелось в виду, что тренировочный процесс — на нас, остальное тренеров касаться не может и не должно.

Я в принципе-то Юлю очень мало видела, у меня была вторая пара, с которой мы готовились к большому количеству турниров. Юля с Нодаром откатались на двух этапах Кубка России и выиграли их, потом мы двенадцать дней просидели в Новогорске, она питалась в столовой и уезжала на выходные домой.

Мне вообще не нужно было во все это встревать. Она была в норме. Устала? Нет. Работаем? Да. «Россия» закончилась, у нас было еще выступление в Германии. Мы выступили. И я спросила: «Ребята, программы ставим, или в отпуск?». Они сказали: «Программы».

Поставили две программы, выучили четверную лутцевую подкрутку — в отпуск. Счастья вам, здоровья и личной жизни! За два дня до окончания отпуска мне говорят: «До свидания!».

– Это Юля вам сказала: «До свидания!»?

Если бы Юля. Позвонил директор катка: «Девочка не хочет у вас кататься».

А сама она вам не выражала ничего? Не плакала, ни на что не жаловалась?

Ни-че-го! Все наши с ней проблемы продолжались полтора месяца, когда она прибавляла и ей в принципе нужно было прийти в свой вес.

Но хоть что-то вам тогда объяснили?

Объяснила мама. Я для них приглашала кучу специалистов. Хотите — диетологи, психологи, врачи. Что вам надо… Мне отвечали, что ничего не надо и сами все понимают.

Потом мне мама сказала, что история с прибавкой в весе у них повторяется каждое лето. Ну хорошо, лето.

Где? В детско-юношеской школе? В одиночном катании? Я тогда просто попросила: «Вы, пожалуйста, следите за девочкой, нам нужно еще программу поставить и выучить десять элементов».

Так что все-таки мама объяснила?

По поводу ухода — ничего. Она только по поводу прибавки тогда объясняла. А ушли они молча. Без объяснений. И мне в этот абсурд сейчас вдаваться уже не хочется: что тогда и теперь думали и думают мамы, папы, девочки.

То, что случилось с Юлей — это скорее исключение из правил, чем правило. Тогда бы все лежали и помирали. И искали виноватых. А тогда… Они ушли и ушли. Я никого не удерживаю. Единственное, что меня придавило — что мне ничего не объяснили.

Я пыталась понять: «Из-за чего? Почему?». Мне хотелось конкретики. Ну если ты честный человек, приди и скажи: «Не хочу у вас кататься. По такой-то причине». А потом им дали отдельный лед. И больше мы не общались. Пара начала работать с Артуром Дмитриевым.

Где я ее видела? Где я испещряла ее своим «особенным», пронизывающим до костей взглядом?

Юля уверяет, что здесь. А Артур Дмитриев находился под вашим влиянием, вы даже планы тренировок продолжали им писать.

– Дурдом! Я полтора года эту девочку не видела. Артур с ними работал самостоятельно. И вдруг — эти жуткие фотографии и все остальное. Мое дело — научить фигуристку работать, да, кнутом и пряником, а по-другому в нашей работе просто не бывает. То, что Юля там рассказывает, будто бы существуют группы, где можно есть и пить сколько угодно — без комментариев.

Я вижу свою роль в том, чтобы все сделать, чтобы человек полюбил фигурное катание и мог принимать и тяжесть нашей работы. При мне Юля была абсолютно адекватна, нормально работала, рядом с ней находились папа и мама, но меня, когда все это произошло, уже давно не было. Я получила такой «красивый» уход с их стороны и не более. Я это пережила и для себя эту страницу перелистнула.

И начала работать дальше. С улыбкой, но без взгляда.

Я не знаю, как вы это прокомментируете, но до Юли с этим же партнером у вас каталась Любовь Илюшечкина. Она тоже сломалась психологически и тоже — анорексия.

– Люба не сломалась. Я вам расскажу. Они так быстро ушли вперед, это был такой взлет… А потом они провалились. Потом опять вернулись наверх и новый провал. И в какой-то момент отношения просто исчерпали себя. Такое бывает. Любе нужно было уйти куда-то и она ушла.

Сначала попробовала во Франции, не получилось. Вернулась ко мне, пришла, я ей сказала: «Пожалуйста, Люба, катайся». Потом запустили какие-то ее жуткие дневники. Кто, что, для чего? Тем более, человек ушел.

Мы прекрасную работу сделали, мне с ней и с Нодаром было обалденно комфортно ставить программы. Люба была бесстрашной, они шли на все! Это же чудо, как работать приятно. Но если впоследствии все ушло в ноль, я никогда не буду тащить, держать, никогда в жизни.

Все равно придут следующие и с ними тот самый, «твой человек», который сделает твою тренерскую мечту реальностью.

Вообще, чтобы подвести черту под этой историей, я хочу напоследок заметить: столько оскорблений, столько обвинений и в адрес тренера, который научил кататься в паре, и в адрес другого тренера, который пригласил врачей, когда родители привезли на сбор после отпуска ребенка в полном истощении. Врачи тоже оказались плохими. Федерация, выделившая очень приличную сумму на лечение за границей. Виноваты все! Не слишком ли много виноватых? Может быть, и в самих себе покопаться?

ФигуристкаАнтипова похудела до 25 кг

«Я не самоубийца, чтобы вернуться к этому тренеру и этомупартнеру». Юлия Антипова – отом, что привело ее к анорексии

Родители фигуристки Антиповой: Израильские медсестрыплакали. Они были уверены, что Юля умрет

«За анорексию пора вводить уголовную ответственность. Случай Антиповой – не единственный!»

Источник: https://www.sovsport.ru/figure/articles/780776-ja-dovela-antipovu-do-anoreksii-skazhite-pochemu-v-nashej-strane-mozhno-beznakazanno-oskorbljat-trenera

Страница Психолога
Добавить комментарий