Электроэнцефалограмма при заикании

| Заикание, Логоневроз, запинки в речи

Электроэнцефалограмма при заикании

Заикание у детей – расстройство темпо-ритмической стороны речи, вызванное повторяющимися судорогами в артикуляционном, ом или дыхательном отделе речевого аппарата. Заикание у детей характеризуется «застреванием» на отдельных звуках, их неоднократным, непроизвольным повторением, сопутствующими движениями, речевыми уловками, логофобией, вегетативными реакциями.

Нейрологопедические занятия по коррекции заикания в нашем центре могут строиться на основе различных авторских методик: Чевелевой, Власовой и Рау, Шкловского, Волковой, Мироновой и др.

Основными приемами логопедической работы при заикании являются дыхательно-ая гимнастика, релаксация напряженных артикуляционных мышц, речевые упражнения по ритмизации речи, нормализации ее темпа, выработке выразительной речевой интонации, логоритмические занятия.

Дети с заиканием, логоневрозом и даже запинками в речи должны быть обязательно обследованы нейропсихологом и логопедом.

Грамотная  коррекция заикания, которая приводит к устойчивым результатам обязательно должна включать  нейрокоррекционный комплекс мер (нейропсихологическую коррекцию, нейроакустические программы) и систему «правильных» логопедических занятий.

Заикание у детей – непреднамеренные остановки, запинки в устной речи, возникающие вследствие судорожного состояния речевой мускулатуры.

Нужно обязательно помнить, что кроме речевых судорог, заикание у детей сопровождается нарушением высшей нервной деятельности, которое в одних случаях может быть связано с невротической реакцией, в других – с органическим поражением ЦНС. Поэтому было бы неправильно рассматривать заикание у ребенка как чисто речевую проблему; изучение и коррекция заикания у детей невозможны без интеграции знаний из области неропсихологии и развития зон головного мозга.

Именно там лежит корень проблем с запинками в речи.

В зависимости от патогенетических механизмов, лежащих в основе  запинок, выделяют 2 формы заикания у детей: невротическую (логоневроз) и неврозоподобную. Невротическое заикание у детей является функциональным расстройством; неврозоподобное связано с органическим поражением нервной системы и мозга.

В самых крайних случаях из-за заикания речь и коммуникация становятся практически невозможными. Степень тяжести заикания может быть непостоянной у одного и того же ребенка в различных ситуациях.

В зависимости от характера течения выделяют следующие варианты заикания у детей:

  • волнообразный (заикание усиливается и ослабевает в различных ситуациях, но не исчезает);
  • постоянный (заикание имеет относительно стабильное течение)
  • рецидивирующий (заикание возникает вновь после периода речевого благополучия).

У детей, страдающих заиканием, часто выявляется энурез, ночные страхи, повышенная тревожность и ранимость. Поэтому игнорировать запинки и «запускать» эту проблему ОПАСНО.

Перинатальные повреждения головного мозга у детей могут быть связаны с токсикозами беременности, гемолитической болезнью плода, внутриутробной гипоксией и асфиксией в родах, родовыми травмами – и всё это в последствие может привести к заиканию и запинкам в речи.

Развитию заикания более подвержены дети физически ослабленные, с недостаточно развитым чувством ритма, общими моторными навыками, мимикой и артикуляцией.

Увеличение частоты случаев заикания напрямую связывается с внедрением в повседневную жизнь компьютерных игр, различных компьютерных технологий, обрушивающих огромный поток аудиовизуальной информации на неокрепшую нервную систему детей.

Следует помнить, что процессы созревания коры больших полушарий, оформление функциональной асимметрии деятельности головного мозга в основном завершаются к 5 годам жизни, поэтому воздействие любого чрезмерного по силе или длительности раздражителя может привести к нервному срыву и заиканию у детей.

К непосредственным причинам заикания у детей также относят одномоментные психические потрясения или длительные травматизации психики.

К возникновению заикания у детей может привести подражание заикающимся,  перегрузка сложным речевым материалом, переучивание леворукости. Специалисты указывают на связь заикания у детей с левшеством, другими речевыми нарушениями (дислалией, тахилалией, дизартрией, ринолалией). Вторичное заикание у детей может возникать на фоне моторной алалии.

В случае неврозоподобного заикания, возникающего на фоне органического поражения ЦНС в перинатальном или раннем периоде развития ребенка, расстройство развивается постепенно. Неврозоподобное заикание у детей появляется с момента начала речи или в возрасте 3-4 лет, т. е. в период становления фразовой речи.

У детей с неврозоподобным заиканием нарушена общая моторика: их движения неуклюжи, скованы, стереотипны.

Характерна вялая мимика, плохой почерк; часто возникают дисграфия, дислексия и дискалькулия.

Течение неврозоподобного заикания у детей относительно постоянно; ухудшения речи могут вызываться переутомлением, повышенной речевой нагрузкой, соматической ослабленностью.

Источник: https://vishiradugi.ru/narusheniya/nerechevye-narusheniya/zaikanie-logonevroz-zapinki-v-rechi/

Что мы знаем о заикании | Милосердие.ru

Электроэнцефалограмма при заикании

Одна маленькая девочка лет трех начала заикаться после внезапного и сильного испуга. Два года родители водили ее по специалистам, пробовали разные терапии, но ничего не помогало. А потом ее повели на концерт любимой певицы – это была Алла Пугачева.

За два часа маленькая зрительница ни разу не отвела взгляда от сцены, не проронила ни слова, а выйдя после концерта на улицу, заговорила абсолютно гладко, как будто никогда и не заикалась.

Проблема ушла в прошлое навсегда, девочка выросла и стала пианисткой, а портрет Аллы Борисовны висит в квартире ее мамы на почетном месте.

Впрочем, несмотря на загадочность данного расстройства на многие связанные с ним вопросы медицина имеет ответы.

Что такое заикание, каков его механизм?

Это сложное нарушение речи, проявляющееся расстройством ее нормального ритма, непроизвольными остановками или вынужденными повторениями отдельных звуков и слогов, порождающими затруднения в устном общении.

Заикание возникает в результате периодических судорог мышц речевого аппарата: языка, губ, мягкого неба и нижней челюсти.

При клоническом заикании происходят кратковременные сокращения мышц, приводящие к непроизвольному повторению отдельных звуков и слогов.

Тоническое заикание, то есть задержка речи, – результат сильного длительного сокращения мышц.

Часто имеют место оба нарушения, это называют смешанной формой заикания.

Итак, заикание обусловлено судорогами, а судороги – нарушением процессов, протекающих в нервных центрах коры головного мозга, отвечающих за речь. За работу мышц и связок отвечает центр Брока, за распознавание собственной речи и речи окружающих – центр Вернике, а ассоциативный центр анализирует, что было сказано и принимает решение, о чем говорить дальше.

Слаженная работа этих центров формирует речевой круг, а при неодинаковой скорости работы этих трех центров возникают разрывы круга, которые и ведут к заиканию.

Заикание почти всегда сопровождается напряжением, тревогой или страхом перед речью, при этом возможны непроизвольные движения, лицевые тики. В более тяжелых случаях наблюдаются разного рода фобии, например, социофобия, связанная со страхом перед речью.

Что мы знаем о причинах заикания?

Принято различать неврозоподобную и невротическую форму заикания. Дети, страдающие невроозоподобным заиканием, как правило, имеют выраженный неврологический дефект, нарушение моторики в целом и артикуляции в частности.

Они обычно поздно начинают говорить, нередко страдают дизартрией (нарушением произношения звуков вследствие нарушения иннервации речевого аппарата), в целом развиваются несколько медленнее, их электроэнцефалограмма показывает отклонения от нормы.

Считается, что причинами неврологического дефекта у этих детей могут быть: наследственная предрасположенность, травма при родах, осложнения в течении беременности у матери, частые болезни в первые годы жизни.

При невротической форме заболевания речевое и моторное развитие ребенка идет нормально, а запинки в речи начинаются на фоне переутомления или стресса, однократного (испуг), либо хронического.

У таких детей ЭЭГ, как правило, в норме, а выраженность заикания зависит от ситуации: оно усиливается в незнакомой обстановке, при общении с новым человеком.

У таких больных отмечается логофобия (страх речи) и избегающее поведение.

Для невротической формы заикания часто употребляют термин «логоневроз». Риску возникновения логоневроза более подвержены изначально впечатлительные дети.

Каково течение заболевания и его прогноз?

Как правило, заикание возникает у детей в возрасте от 2 до 6 лет, когда вырабатываются навыки речи. Мальчики страдают этим расстройством в три раза чаще, чем девочки. Нередко заикание проходит с возрастом, однако в 15-17 лет у подростка может случиться рецидив, что чаще всего связано с неврозом.

По статистике около 75% дошкольников, начинающих заикаться, через некоторое время полностью восстанавливают нормальное течение речи, и только 1-2% взрослых заикаются.

Раньше считалось, что при раннем заикании не стоит начинать терапии, так как чрезмерное внимание к речи ребенка может усилить его нервозность и иметь обратный эффект, однако в настоящее время от этого взгляда отказались.

Тем не менее, нужно отметить, что неуверенная, неплавная речь дошкольника считается вариантом нормы, и не всегда является начальной стадией заикания.

Однако если она сопровождается избегающим поведением, это может указывать на начало расстройства.

Вот признаки, на которые родителям следует обратить внимание:

– часто встречающиеся в речи ребенка повторы слов;

– пролонгированные звуки;

– мышцы лица и шеи напряжены;

– неожиданные подъемы громкости голоса;

– ребенок избегает ситуации общения, сообщает о том, что он не может чего-то сказать;

– ребенок часто выглядит расстроенным.

Специалисты при диагностике учитывают следующие факторы риска:

– наличие семейной истории заикания;

– заикание длится уже 6 месяцев или дольше;

– наличие других речевых проблем;

– сильный страх заикания у ребенка либо у его родителей.

Ни один из этих факторов сам по себе не является свидетельством того, что заикание будет продолжаться и станет устойчивым, однако сочетание этих факторов, как правило, указывает на то, что ребенку необходимо лечение.

Как лечат заикание?

Способы лечения заикания многообразны, однако очень непросто объективно оценить их эффективность, так как заикание может пройти с возрастом и без вмешательства, как и наоборот, достаточно интенсивные меры в ряде случаев могут оказаться неэффективными.

Следует отметить, что целью терапий является не полное преодоление заикания, но достижение большей плавности речи, повышение у пациента чувства уверенности в себе, снижение напряжения и логофобии.

Наряду с основным вмешательством – занятиями с логопедом – применяется медикаментозное лечение (используются успокаивающие и противосудорожные препараты), гипноз, иглоукалывание, релаксирующие ванны, общеукрепляющие процедуры.

По заключению Американской ассоциации экспертов по проблемам речи, языка и слуха, у большинства пациентов с заиканием наблюдаются улучшения практически в любом возрасте после занятий с логопедом, направленных на изменение техники речи.

Два основных приема – это изменение темпа (замедление речи, растягивание звуков) и снижение напряжения органов речи во время говорения. Чтобы затормозить центр Брока, также используют метод активизации других двигательных центров. Это достигается с помощью дирижирования речью, ритмичных движений пальцами рук, регуляции дыхания, сопровождения речи письмом.

В последнее время стали активно применяться специальные антизаикательные устройства и компьютерные программы. Они позволяют услышать собственную судорожную речь в исправленном варианте, слышать себя с задержкой на доли секунды, заглушают голос фоновыми шумами, позволяют на экране «увидеть» собственную речь, понижают или повышают высоту звуков воспринимаемой речи.

При лечении заикания важен целостный подход, который подразумевает вместе с использованием технических приемов повышения плавности речи работу с пациентом, направленную на то, чтобы снизить негативное влияние заикания на его жизнь, помочь ему сделать общение с людьми более желанным и успешным.

Как целый ряд терапий, связанных с психологией и поведенческими навыками, занятия с логопедом сами по себе могут быть успешными, но не иметь долгосрочных последствий, если не происходит генерализация навыка.

Пациент может спокойно и плавно говорить в кабинете логопеда один на один со своим наставником, однако опять начать заикаться в школе, на работе, при разговоре по телефону. Именно поэтому человеку, лечащемуся от заикания, так важна поддержка родных и близких, а также доброжелательная среда.

Что может сделать каждый, чтобы облегчить заикающемуся человеку процесс общения

Очень часто люди теряются, не зная, как правильно реагировать на речь человека с заиканием. Кто-то смотрит в сторону, кто-то перебивает заикающегося человека, вставляя за него слова или договаривая фразу до конца. Такая реакция вряд ли поможет.

Следует помнить, что люди, страдающие заиканием, хотят того же, что и остальные: чтобы к ним относились с уважением и выслушивали их до конца.

Ощущая ваше нетерпение, человек будет стремиться говорить быстрее, что усугубит его заикание. Не помогут и поощрительные фразы, вроде «Не волнуйтесь», «Не торопитесь» и так далее, потому что они звучат как простой рецепт преодоления заикания, в то время как в реальности простого рецепта нет, и это тоже может вызвать у человека фрустрацию.

Лучше всего воздержаться от комментариев и просто дать ему высказаться до конца в удобном для него темпе.

Если же речь идет о человеке, с которым вам придется общаться постоянно, например, по работе, то желательно понять, расположен ли он обсуждать свою проблему.

Некоторые люди испытывают неловкость, и не хотят говорить на тему своего заикания, другие вполне спокойно ее обсуждают.

В таком случае лучше всего спросить человека, как ему удобней всего вести беседу, и непременно дать ему понять, что для вас гораздо важнее, что он говорит, чем как он это делает.

Источники:

Treatment efficacy summary

Stuttering

Заикание

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/chto-my-znaem-o-zaikanii/

Заикание как возможный эпилептический феномен

Электроэнцефалограмма при заикании
об авторском понимании заикания как эпилептиформного по своей природе феномена.

Проблема недооценки роли эпилептологического механизма заикания существует: на форумах пациентов-эпилептиков в изобилии встречаются самонаблюдения о связи эпилепсии с заиканием, но их вопросы остаются, как правило, без медицинского ответа, так как профессиональное сообщество эпилептологов пока в массе своей не привержено радикальному изменению трактовки патогенеза заикания. Тем более не укоренена такая идея в среде логопедов. В заключение выразим надежду, что данная публикация будет содействовать необходимому прогрессу в этом вопросе.

Из лекции «Эпилепсия, абсансы и заикание как возможный эпилептический феномен» М.Л. Маковецкий, Центр психического здоровья, г. Беэр-Шева, Израиль («Клиническая патофизиология» №1, 2016) [ссылка на полный текст статьи в конце поста]:

« … И, н-н-наконец, о заикании … . Его этиология и патогенез, хотя и были предметом многократного, в том числе – совсем недавнего рассмотрения в литературе, еще довольно далеки от полного понимания. Исторически, центральную роль в патогенезе заикания отводили всегда тому, что было «в моде» в психоневрологии той или иной эпохи, казалось в определенный период самым актуальным: во времена описания нейроанатомами топической локализации функций в коре – нарушению развития речевых центров и/или их взаимоотношений с другими центрами коры, спазму ых мышц и их «гиперестезии», в годы роста популярности психоанализа – подавленным страхам раннего детства, спроецированным на развитие речевой функции, в эру расцвета павловского нервизма заикание стали именовать логоневрозом. Тем не менее, эффективность различных логопедических, психоаналитических, лечебно-гимнастических подходов, основанных на этих теориях и стойкость их лечебных эффектов, была и остается невысокой. М. Н. Лохов и Ю. А. Фесенко описывают подход, основанный на трактовке заикания как проявления минимальной мозговой дисфункции в условиях стресса (также вариант «патогенной констелляции» местного и системного факторов!). Этот подход лежит в основе авторской методики, запатентованной М. Н. Лоховым, в которой применяется кросс-корреляционный анализ ЭЭГ, выбор «кодовой частоты» типичной для связей пораженных и здоровых речевых структур мозга, навязывание этой частоты звуковыми и световыми стимулами и, что характерно и важно в обсуждаемом нами контексте, это навязывание сочетается с применением противосудорожных средств, причем метод обеспечивает большую эффективность. Мы рассматриваем заикание как эпилептический феномен – на основании теоретических соображений и опыта личных наблюдений и экспериментальной терапии. Еще в августе 1988 года, на четвертый день после вступления в силу «Закона о кооперации в СССР», автор этих строк открыл в г. Москве кооператив с простым, но гордым названием «Эпилептолог», призванный заниматься лечением эпилепсии. Прием больных одновременно ввелся автором как эпилептологом-психиатром, и эпилептологом-невропатологом к.м.н. Анжеликой Ивановной Катамидзе.

Кооператив обслуживал множество пациентов, главным образом детского и подросткового возраста. Всем пациентам без исключения делали ЭЭГ. Среди них было много страдающих абсансами. И вот на что автор сразу обратил внимание: у больных абсансами довольно часто встречалось заикание. Общей статистики не велось.

Но, несомненно, процент страдающих заиканием среди имеющих абсансы был намного выше, чем в целом среди населения. Если состояние пациента, страдающего абсансами, улучшалось под влиянием противосудорожного лечения, то, параллельно прекращению или уменьшению числа абсансов, практически всегда наблюдалась улучшение состояния и в плане заикания.

Мы собрали данные о 52 пациентах, которые страдали заиканием. Не у всех из них были зарегистрированы клинические абсансы, но у 100% на ЭЭГ были характерные для абсансов изменения. Все эти пациенты получали лечение противосудорожными препаратами, используемыми для лечения абсансов – Антилепсин и Суксилеп.

Результатом такого лечения была выраженная положительная динамика клиники заикания.

Больному заиканием, у которого на ЭЭГ имеют место характерные для абсансов изменения, по нашему мнению, показано назначение противосудорожного лечения в виде препаратов, направленных на терапию абсансов.

Поэтому хотелось подробнее сказать об авторском понимании заикания как эпилептиформного по своей природе феномена. Абсансы («малые припадки», petitmal) – одна из разновидностей эпилептического приступа – симптом эпилепсии. А заикание – это нарушение «темпо-ритмической стороны» речи.

Казалось бы – что между этими двумя понятиями, абсансами и заиканием, общего? А общность между абсансом и заиканием такова, что это, по мнению автора, практически, одно и то же. Это два разных термина, имеющих одно и то же значение (почти синонимы). Почему почти? Потому что заикание – это «абортивный», т. е. неразвернутый малый эпилептический припадок.

Описывая абсансы, обычно подчеркивают: «Если пациент до наступления абсанса говорил, то его речь прерывается». Так вот, если «пациент говорит, но его речь прерывается» – то это и означает, что он заикается! Другими словами – если абсанс клинически проявляется только нарушением речи – то такое состояние и называется «заиканием».

При абсансе (типичном) сначала останавливается речь и, только потом, отключается сознание на несколько секунд. Но, до этих нескольких секунд обычно есть очень короткий промежуток времени, когда речь уже нарушена, а сознание еще не отключено. Ничего удивительного в этом нет. Речь – это эволюционно приобретение очень позднее.

Первый язык, от которого пошли все остальные, появился всего на всего 40 тысяч лет назад. Человек не рождается говорящим – говорить он обучается (или не обучается) в процессе своего развития в рамках общения с себе подобными.

Структуры мозга, осуществляющие процесс говорения, эволюционно крайне молоды – собственно, это, вероятно, самое молодое, что в мозгу есть. А, значит, и самое уязвимое. Поэтому возможно такое поражение мозга, которое вовлекает только процесс речи. Клинически такое поражение и проявляется заиканием.

Абсанс также поражает структуры мозга поздно сформированные: только те, которые формируются к 5 годам. Именно поэтому раньше этого возраста абсансы и не возникают. Патологический процесс в мозге, чаще всего, начинается с поражения эволюционно более поздних структур и продолжается вовлечением структур эволюционно более ранних.

Это, например, происходит при гипогликемии и гипоксии. Именно поэтому при абсансе сначала наступает остановка речи, а только потом отключение сознания. А никак не наоборот. В том случае, если речь отключается, но дальше процесс развития абсанса не идет, т. е.

все ограничивается только остановкой в речи, а дальнейшего развития абсанса не наступает – появляется клиническая картина, которая традиционно называется «заикание».

То есть заикание – это своего рода аура (предвестник) малого эпилептического припадка (petit mal), которая, правда, совершенно не обязательно развивается в дальнейшие проявления. И лечиться заикание должно соответственно – не логопедически , а эпилептологически.

Высокую частоту заикания при эпилепсии заметили довольно давно, впервые, вероятно, француз C. Féré в статье «Эпилептическое заикание» в Rev. Med. 1: 115-18. Позже в литературе описали много соответствующих клинических случаев. Например британский психиатр Б.Дж. Болин в 1953 г.

показал, что среди эпилептиков статистически достоверно чаще, чем при различных психозах, встречаются заикание, леворукость и сочетание этих явлений, расценив заикание как прогностический признак эпилепсии. Промежуточную эпилепсию при некоторых типах заикания отмечали в конце 50-х годов французские неврологи.

А британские врачи в 70-х годах прошлого века выдвигали предположение об «органической природе некоторых форм заикания», сочетанных с эпилепсией. Были и наблюдения о внезапном выздоровлении от заикания после «большого» эпилептического приступа. У отечественных авторов тоже имеется наблюдение 2005 г.

случая роландической эпилепсии у ребенка, сопровождаемой заиканием и «абсансами с улыбкой».

Но медицинская мысль в этом вопросе все же находилась и доселе пребывает под табуирующим влиянием всегдашнего восприятия заикания как функционально-педагогической проблемы, проходя мимо патогенетического родства феномена абсансов и заикания.

Возможно, грозный диагноз эпилепсии не увязывается в сознании врачей и логопедов с доброкачественностью течения заикания как речевого расстройства: ведь вся остальная клиника эпилепсии при нем, как правило, не наблюдается.

Развивая данный постулат, обоснуем то обстоятельство, что заикание является именно одной из форм абсансов. Итак, заикание делят на две формы: 1) Тоническую, при которой возникает пауза в речи, либо какой-то звук растягивается. Клинически возникают паузы в речи, например: «м….ячик», «авт…обус».

2) Клоническую, характеризующуюся повторением отдельных звуков, слогов или слов. Здесь всегда затрудняется произношение первого звука в слове. Звуки в данном случае повторяются, например: «м-м-м-м-м-м-мячик», «па-па-па-па-паровоз». Собственно, эту форму (клоническую) и принято называть «заиканием» на бытовом уровне.

То есть, под ним понимается нарушение речи, клинически проявляющееся в затруднении при переходе от первого ко второму звуку при произношении слова (обычно, начинающего фразу). Важно, что эпилептические судороги, как известно, имеют клонический или тонический характер. Как и заикание.

Далее, заикание, как и абсансы: [1] Имеет выраженную генетическую предрасположенность. Так, M.P. Valenti и соавт. описали в 2006 г. семью с наследственными эпилепсией и заиканием. [2] Возраст дебюта клинической симптоматики в обоих случаях: от 3 до 10 лет, с пиком в 4–7 лет (для заикания) и 5–6 лет (для абсансов).

[3] Для этих явлений типичен благоприятный прогноз. И заикание, и типичные абсансы или проходят с возрастом (ремиссия наступает в 90% случаев), или, по крайней мере, не обрастают дополнительной симптоматикой.

[4] И абсансы, и заикание сопровождаются одинаковыми изменениями на ЭЭГ – двусторонними, синхронными и симметричными разрядами. Такое наблюдение опубликовал еще в 1986 г. W. J. Novak, с тех пор они были сделаны во множестве, в том числе – и нами.

Абсансы (petit mal) сопровождаются на ЭЭГ ритмическими разрядами частотой 3 Гц регулярных комплексов спайк-волна. В дальнейшем появление технологии видео-ЭЭГ телеметрии позволило проводить чрезвычайно точную клинико-электроэнцефалографическую корреляцию. Заикание не так однозначно энцефалографически, но тенденция та же.

-ЭЭГ анализ позволил выявить синдром-специфические характеристики абсансов, но это не противоречит нашему постулату, как таковому. В 2004 г. V. Michel et al. сообщали о том, что рефлекторная лобная эпилепсия может быть причиной приобретенного заикания. В 2011 г. P. Kaplan & R.

Stagg документировали с помощью ЭЭГ типичную картину несудорожного эпилептического статуса с очагом левой лобной (затем двусторонней лобной) локализации, клинически сопровождавшегося заиканием. Собственно, только на основании данных ЭЭГ уже можно говорить о том, что заикание и абсанс – это одно и то же.

А потому, заикание должно и лечиться именно так, как лечатся абсансы, и никак иначе. То есть лечиться противо-эпилептическими лекарствами, предназначенными для лечения абсансов.

В 1945 году появился первый препарат для лечения абсансов – Триметадион (Lennox©). С тех пор лекарств против абсансов выпущено множество. Вот ими, по мнению автора, и нужно лечить заикание. Применение противоэпилептических средств во многих опубликованных ранних наблюдениях, например, R. Baratz & M.M.

Mesulam (1981) способствовало лечению имеющегося у больных эпилепсией или эпилептиформными расстройствами заикания. Но именно антиабсансная терапия, по нашему опыту, наиболее эффективна.

Подчеркнем, что заикание определяется как нарушение речи, проявляющееся непроизвольными остановками в момент высказывания или вынужденными повторениями отдельных звуков и слогов, что происходит вследствие судорог мышц речевого аппарата – мышц гортани. Таким образом, при нём двигательные речевые центры головного мозга возбуждаются.

Отсюда, кстати, и само русское название «заикание» – спазмы напоминающие икоту. Фокальная (очаговая) эпилепсия – это эпилепсия, при которой на фоне сохраненного сознания происходит непроизвольное сокращение группы мышц, отвечающих за некую функцию. Например, за функцию речи…. Но, на самом деле, к фокальной эпилепсии заикание не имеет прямого отношения.

Заикание – это именно абсанс, недоразвившийся до состояния отключения сознания.

Вследствие этого в литературе нередко отмечают заикание в качестве побочного эффекта противоэпилептических лекарств: лекарство, облегчая состояние больного, подавляет «большие» приступы, и последние заменяются «недоразвившимися» абсансами, а внешне все выглядит, как появление у пациента заикания под влиянием лекарства.

Проблема недооценки роли эпилептологического механизма заикания существует: на форумах пациентов-эпилептиков в изобилии встречаются самонаблюдения о связи эпилепсии с заиканием, но их вопросы остаются, как правило, без медицинского ответа, так как профессиональное сообщество эпилептологов пока в массе своей не привержено радикальному изменению трактовки патогенеза заикания. Тем более не укоренена такая идея в среде логопедов. В заключение выразим надежду, что данная публикация будет содействовать необходимому прогрессу в этом вопросе [читатьстатью]».

Источник: https://laesus-de-liro.livejournal.com/438607.html

Использование метода биоакустической коррекции (БАК) в лечении заикания и других речевых расстройств у детей

Электроэнцефалограмма при заикании

Концепция развития речевых расстройств в детском возрасте тесно связана с развитием представлений о минимальной дисфункции мозга (МДМ).

С точки зрения неврологии, под МДМ подразумеваются все мелкие повреждения мозга, возникшие по тем же причинам, что и ДЦП, служащие базой для развития основных заболеваний, относящихся к пограничным психическим (резидуально-неврологическим) расстройствам и проявляющихся в различной форме (заикание, гиперактивность, тики, энурез и др.).

Такие резидуальные (остаточные) повреждения часто становятся своего рода переходным этапом между острым и хроническим поражением мозга.

Данные, полученные разными исследователями, свидетельствуют о том, что главным фактором возникновения речевых расстройств детского возраста (заикание и другие нарушения речи) служит минимальная дисфункция мозга, возникшая в перинатальном периоде развития.

Так как МДМ в настоящее время рассматривается как последствие ранних локальных повреждений головного мозга, выражающихся в возрастной незрелости отдельных высших психических функций и их дисгармоничном развитии [1; 3; 6; 11; 12; 14; 16], то всегда необходимо учитывать следующее: при этой патологии имеет место задержка в темпах развития функциональных систем мозга, обеспечивающих такие сложные интегративные функции, как речь, внимание, память, мышление, восприятие.

В каждом постнатальном периоде развития (от рождения до 7 лет) у детей с МДМ имеются своеобразные отклонения от нормы. Так, на этапе развития до 18 месяцев обнаруживается нарушение ритмики и координации движений.

В фазе речевого развития (от года до полного развития речи) у детей с МДМ часто наблюдаются задержки в проявлении разговорной речи. При этом появление первых слов происходит в срок (в год), но затем следует длительный период «немоты».

На этапе развития интеллектуального восприятия (с 2,5 до 4 лет) у детей с МДМ часто наблюдаются нарушения видиомоторной координации, зрительной и слуховой интеграции, нарушения звукопроизношения, которые классифицируются в логопедии как дислалии разной степени тяжести.

В фазе конкретных операций (с 4-6 лет и далее), когда происходит объединение опыта и накопленных знаний с генетическими способностями, для детей с МДМ выявляются специфические нарушения в учебе (дисграфия, дислексия, дискалькулия).

Способы коррекции речи, применяемые нами при нарушениях речи различной этиологии (заикание, дислалия, задержка речевого развития, общее недоразвитие речи, афазия и т. п.

), основаны на положении, что все расстройства речи являются следствием первичного поражения мозговых структур (в большинстве своем резидуальных) и нарушения взаимодействия между структурами, обеспечивающими речевые процессы [5; 7; 8].

Основной путь устранения патологии речи лежит через интенсивную психофармакологическую активизацию резервов мозга и восстановление нарушенного структурного взаимодействия при помощи направленных внешних воздействий через обратную связь. Об эффективности биообратной связи для лечения заикания и других пограничных расстройств неоднократно сообщалось ранее [4; 15; 17 и др.].

В одной из немногих работ по исследованию ЭЭГ у заикающихся детей показано, что «в большинстве случаев картина ЭЭГ относилась к пограничному типу (51,4 %) и патологическому типу (31,2 %), нормальный тип ЭЭГ был выявлен лишь в 17,4 % наблюдений.

Патологический тип характеризовался выраженной эпилептиформной ЭЭГ картиной, обусловленной диффузным поражением головного мозга, что подтверждалось наличием диффузных патологических колебаний в фоновой записи, наличием очага высокоамплитудной полиморфной активности преимущественно в правых теменно-затылочных отделах. Для пограничного типа ЭЭГ при заикании был характерен сдвиг нормальной частоты доминирующего ритма (появление патологических колебаний в фоновой записи, при этом функциональная проба вызывала лишь асимметрию альфа-ритма, частичную его редукцию, полиритмию со вспышками редких патологических колебаний в правых отделах» [9].

В методе биоакустической коррекции (БАК) на основе компьютерного преобразования осуществляется отображение параметров биоэлектрической активности головного мозга в параметры звуковых стимулов.

Особенность данного преобразования заключается в том, что сигнал ЭЭГ представляется в виде комплексного звукового образа, в котором сохраняются отношения основных параметров физиологически значимого диапазона частот биоэлектрической активности головного мозга.

В отличие от известных методов ЭЭГ-зависимой обратной связи, в методе БАК одновременно отображается все разнообразие ритмики ЭЭГ. При данном преобразовании звуковой образ ЭЭГ приобретает полифонический характер и имеет выраженные эмоциогенные свойства [10; 13].

Полученный таким образом акустический сигнал отображает частотно-временные и пространственные параметры ЭЭГ, что способствует качественному мониторингу функционального состояния головного мозга.

Принципиальным отличием метода БАК от методов биоуправления является отсутствие когнитивно-волевого задания больному на трансформацию собственной биоэлектрической активности.

В условиях, когда в акустическом образе отображается все разнообразие ритмики ЭЭГ, больным не дается каких-либо указаний относительно того, что надо делать со звуком, а ставится только общая задача «слушать работу собственного мозга».

Это обстоятельство является важным фактором применения метода БАК для больных любых возрастных категорий при практически любой степени сохранности когнитивно-волевой сферы.

Прослушивание звукового образа в реальном времени, согласованного с биоэлектрической активностью головного мозга, создает оптимальные условия для процесса образования временных связей между центрами слухового анализатора и теми структурами мозга, активность которых отображается в точках регистрации ЭЭГ. Эмоциогенность акустического образа имеет немаловажное значение, так как выступает в качестве фактора, провоцирующего увеличение доли активности лимбических структур в биоэлектрической активности мозга, тем самым, облегчая процесс образования функциональных связей. Физиологический смысл образовавшегося потока импульсации к центрам «висцерального мозга» заключается в точечной активации центров саморегуляции, что может способствовать восстановлению адаптивных свойств и инициации резервных возможностей организма.

Проводятся процедуры биоакустической коррекции (БАК) детям с заиканием и другими нарушениями речи на аппаратно-компьютерном комплексе «Синхро-С», устройстве преобразования суммарной электрической активности головного мозга в звук музыкального диапазона для комплексной (непроизвольной и произвольной) биоакустической нормализации психофизиологического состояния человека. Управление комплексом осуществляется только через компьютер специально разработанной программой [2].

Первый сеанс по продолжительности обычно составляет 8-10 минут (для ознакомления ребенка со звуком).

Производится визуальный анализ текущей ЭЭГ и выбираются параметры проведения сеанса: длительность (может варьироваться от 8 до 30 минут), громкость звука (отрегулировать до комфортного уровня), необходимые фильтры для устранения помех и артефактов.

До начала процедур пациенту в присутствии родителей в доступной форме желательно объяснить суть проводимого лечения, его необходимость для данного пациента, ожидаемый эффект.

Перед первым сеансом проводится анамнестический опрос родителей, изучается логопедическое заключение, медицинская документация с момента беременности мамы ребенка: карта роженицы, запись неонатолога, патронажной сестры и врача в первый год развития, лист прививок, дополнительные исследования. Проводится первичное психофизиологическое тестирование ребенка.

Анализ изменения параметров функции внимания проводили до и после сеансов БАК по тесту количественной оценки нарушений функции внимания. В ходе теста регистрировали пропуски значимых стимулов (ошибки невнимательности), ложные нажатия (ошибки импульсивности), скорость переработки информации (время ответа) и постоянство ответов (дисперсия времени ответа).

При исследовании исходных значений функции внимания, по данным теста количественной оценки нарушений внимания, у всех пациентов обследуемой группы определялось достоверно высокое содержание ошибок невнимательности, повышение уровня импульсивности и увеличение дисперсии времени ответа (по сравнению с группой практически здоровых детей).

Отсутствие эффектов привыкания при повторном тестировании, использование простейших невербальных стимулов и небольшая продолжительность проведения теста позволяет использовать данный тест для анализа динамики и оценки эффективности лечения пациентов с речевыми расстройствами на основании улучшения специфических критериев внимания (контроле импульсивности и постоянстве времени ответа) до и после проведения лечебных сеансов БАК.

Проведение сеансов БАК привело к значимому улучшению показателей функции внимания как у мальчиков, так у девочек. Сократилось количество пропусков значимых стимулов (ошибок невнимательности) и количество ложных реакций (ошибок импульсивности), а также достоверно уменьшилась дисперсия времени ответа.

Анализ ЭЭГ исследуемых детей с нарушениями речи выявил выраженную межполушарную асимметрию биоэлектрической активности головного мозга.

Это отчетливо видно в картине распределений периодов колебаний ЭЭГ правого и левого полушарий.

После проведения курса биоакустической коррекции у 45 пациентов (84,9%) регистрировалось достоверное уменьшение значения показателя асимметрии в лобных и затылочных отведениях.

К концу курса процедур у 92,45 % в ЭЭГ наблюдалось доминирование альфа-активности.

В эту группу вошли: а) дети, у которых исходно преобладал альфа-ритм; б) 7 детей из подгруппы с доминирующим бета ритмом; в) 3 пациента из подгруппы с доминирующим тета-ритмом; г) 3 пациента из подгруппы с полиритмичной ЭЭГ.

При этом для всей группы достоверно увеличился индекс альфа-ритма, произошло структурирование ритма — ритм приобрел веретенообразную форму. Наблюдалась тенденция к увеличению доли периодов бета-ритма и тенденция к уменьшению тета-ритма.

Суммируя данные о клинических и электрофизиологических показателях, полученных в ходе БАК, можно констатировать, что уменьшение количества клинических признаков составило 82 %, улучшение показателей функции внимания — 85 %, индекс альфа-ритма увеличился на 92 %, индекс невнимательности (соотношение тета-ритма и бета-ритма в лобных отведениях) уменьшился на 87,5 %, показатели межполушарной асимметрии снизились на 85 %, балл субъективной оценки звука увеличился на 84 %.

После основного курса БАК под наблюдением в течение ряда лет находилось 7 детей. Перерывы между сеансами: 3 месяца, полгода, год, более 3 лет. 2 детей наблюдались на протяжении 10 лет, 1 пациент -12 лет.

Во время диагностических обследований выявлено, что параметры БЭА сохранялись устойчиво, дальнейшее развитие ЭЭГ проходило в соответствии с нормальным онтогенетическим созреванием. Жалоб на невнимательность, запинки в речи, школьную дезадаптацию не было. Повторные обращения были вызваны, как правило, перенесенными психотравмами, стрессовыми ситуациями.

Необходимо отметить, при повторном обращении достаточно было провести 3-5 сеансов, для того чтобы жалобы ослабевали или полностью прекращались.

В заключение необходимо подчеркнуть, что любые нарушения речевой функции, в том числе и заикание, относятся прежде всего к неврологии.

Выяснение их этиологии и патогенеза требует тщательного обследования больного всеми доступными в настоящее время средствами, в том числе и объективными методами исследований, включающими компьютерную электроэнцефалографию (КЭЭГ), ультразвуковые исследования (УЗИ) и др.

Без неврологического обследования и назначенного по его результатам психофармакологического, психотерапевтического, внешнего воздействия через обратную связь и других видов лечения, применение чисто дидактических (логопедических) приемов коррекции речи, особенно в раннем детском возрасте, зачастую является не эффективным. Лечебные мероприятия по коррекции речи должны быть действительно комплексными, где каждый из методов важен, взаимодополняет другие и основывается на объективных показателях, индивидуальных для каждого пациента.

Источник: https://colibri.group/2017/02/09/%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BC%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%B4%D0%B0-%D0%B1%D0%B8%D0%BE%D0%B0%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE/

Страница Психолога
Добавить комментарий