Экономический кризис и депрессия 1900-1908

Депрессия 1904—1908гг

Экономический кризис и депрессия 1900-1908

В отличие от капиталистических стран Ев­ропы, где с 1904 г. уже начался восходящий цикл экономического развития, сменившийся

в 1907 г. новым промышленным кризисом, Россия пережила длитель­ную полосу экономической депрессии, которая характеризовалась медленным приливом капитала в промышленность.

Застой в про­мышленном развитии был связан с ухудшением финансового состоя­ния страны в результате огромных затрат на ведение русско-японс­кой войны 1904—1905 гг. и с дефицитом государственного бюджета.

Другим фактором, отразившимся на экономическом состоянии стра­ны, явилась революция 1905—1907 гг. Массовое забастовочное движе­ние привело в значительной мере к дезорганизации производства.

Кроме того, русские и особенно иностранные капиталисты, напуган­ные революцией, не только не вкладывали капиталы в промышлен­ность, но и свертывали производство. На сельское хозяйство разру­шающе подействовали массовые разгромы помещичьих имений и репрессии властей по отношению к крестьянам.

Несмотря на указанные неблагоприятные факторы, за 1900— 1908 гг. на 432 тыс. человек увеличилась численность рабочих, а объем промышленной продукции возрос на 37%. Стабилизирова­лось положение коммерческих банков, что способствовало росту учетно-ссудных операций. Существенно возросла концентрация капиталов в банках.

Промышленный подъём.С конца 1909 г. полоса длительной депрессиисменилась новым промышленным подъемом. Показатели темпов роста производства в которых отраслях промышленности оказались за эти годы намного выше, чем во время промышленного подъема 1893—1899 гг.

Самые высокие темпы производства наблюдались в наиболее крупных и монополизированных отраслях — в топливной промышленности, в черной и цветной металлургии, машиностроении.

В значительной степени рост производства этих отраслей промыш­ленности был обусловлен огромными государственными заказами

Первые монополистические объединения воз­никли в России в 80-е годы XIX в. в металлур­гической промышленности и в транспортном машиностроении.

Связанные с выполнением крупных железнодорожных заказов, они взяли на себя функции объединенного руководства в этой важной отрасли производства.

Так, временные союзы несколь­ких предприятий, выпускавших одинаковую продукцию, уже тогда распределяли заказы на определенные виды продукции согласно принятым Советом этих объединений квотам. Этим же органом уста­навливалась цена на продукцию.

Объединения носили временный ха­рактер: договоры между предприятиями заключались на 3—5 лет. По истечении срока договора эти монополистические объединения распадались. Подобного типа объединения в 90-х годах XIX в. возни­кали в текстильной, свеклосахарной, нефтедобывающей и нефтеобрабатывающей промышленности.

В организационном отношении временные монополистические союзы 80—90-х годов представляли собой картели — такую форму объединения, участники которого заключали соглашение о регулировании объемов производства, условиях сбыта продукции и найме рабочих в целях извлечения монопольной прибыли. Участни­ки картеля сохраняли производственно-коммерческую самостоя­тельность.

Впоследствии большинство картелей перерастали в синдикаты — объединения, где распространение заказов, закупка сырья и реализация произведенной продукции осуществлялись через единую сбытовую контору. В синдикате сохранялась производ­ственная, но утрачивалась коммерческая самостоятельность отдель­ных предприятий. Наиболее высокой формой монополистического объединения являлся трест.

Тресты монополизировали не только сбыт, но и производство в определенной отрасли промышленности, поэтому они объединяли те предприятия, в которых произво­дилась однородная продукция.

У входивших в трест предприятий утрачивалась их коммерческая и производственная самостоя­тельность; предприятия превращались фактически в отделы гигант­ского производства, управляемого из единого центра — Правления треста.

Обычно сосуществовали все три названных типа промышленных монополистических объединений, но при преобладании одного из них. Для России начала XX в. были характерны монополистические объе­динения в форме синдикатов.

Экономический кризис 1900—1903 гг. дал новый толчок моно­полизации промышленности.

Начинается следующий этап истории монополистического капитала, когда капиталистические монополии стали одной из основ хозяйственной жизни, охватывая практичес­ки все отрасли тяжелой и некоторые отрасли легкой промышлен­ности.

Складываются также устойчивые связи между крупнейши­ми промышленными предприятиями и банками. Монополизации промышленности способствовала и экономическая политика царс­кого правительства, видевшего в ней средство спасения крупных предприятий от краха в годы кризиса.

В период экономического подъема (1909—1913) образовались новые монополистические объединения в виде картелей и синди­катов, шел интенсивный процесс централизации капитала и кон­центрации производства. Но характерной чертой этого времени стало создание монополий высшего типа — трестов и концернов.

Воз­никли такие комбинированные объединения, которые включали пред­приятия, осуществлявшие все стадии производства — от добычи сы­рья до организации сбыта готовой продукции.

Трестирование в пер­вую очередь охватило отрасли тяжелой промышленности, где оно осуществлялось при участии правительственных органов.

Перед Первой мировой войной практически не было в России такой отрасли промышленности или транспорта, которых не затро­нул бы процесс монополизации. Всего в России в то время существо­вало около 200 разного вида монополистических объединений.

Ведущую роль среди них занимали 30 крупных монополий. Овладев внутренним рынком, монополии диктовали цены и искали выходы на внешний рынок.

Таким образом, монополистические объединения превратились в основной фактор хозяйственно-экономической жизни России.

Дата добавления: 2015-02-16; просмотров: 16 | Нарушение авторских прав

lektsii.net – Лекции.Нет – 2014-2020 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав

Источник: https://lektsii.net/2-78525.html

Экономический подъем в России 1909—1913 гг

Экономический кризис и депрессия 1900-1908

Экономический подъем в России 1909—1913 гг.

В начале XX в. Россия была неразрывной частью мирового капиталистического хозяйства. Важнейшие этапы в развитии экономики капиталистической России отражали с некоторыми изменениями пульсирующее движение мирового экономического цикла. Так было в конце 1890-х годов и в первые годы XX в.

: вместе с другими капиталистически развитыми странами Россия после экономического подъема вступила в полосу кризиса. Так было и в годы, непосредственно предшествующие началу первой мировой войны: для всего мирового капиталистического хозяйства, в том числе и для российского, они явились временем значительного промышленного подъема.

Однако в промежутке между кризисом начала XX в. и подъемом 1909— 1913 гг. в развитии крупной капиталистической промышленности России наблюдалось существенное отклонение от движения мирового экономического цикла. 1904—1907 гг. для капиталистически развитых стран Запада были временем промышленного подъема, который в конце 1907 г. сменился новым экономическим кризисом.

Но если действие последнего в России проявилось достаточно ощутимо, то мировой экономический подъем 1904—1907 гг. затронул ее слабо и односторонне.

Общее состояние российской промышленности в 1904— 1908 гг. было определено буржуазными экономистами того времени как застой, как депрессия, которая, по их представлениям, явилась следствием и продолжением глубокого экономического кризиса 1900—1903 гг. В действительности дело обстояло значительно сложнее.

С одной стороны, пропуск восходящей стадии экономического цикла объясняется не особенностями кризиса XX в., а воздействием двух крупнейших политических событий — русско-японской войны и революции 1905— 1907 гг. Огромные затраты на ведение войны резко ухудшили состояние бюджета.

На грань краха были поставлены финансы самодержавия, они уцелели лишь с помощью западноевропейского капитала. Железнодорожное строительство в 1904— 1907 гг. было почти прекращено. Русские и иностранные капиталисты не решались во время революции делать крупные вложения в новое промышленное и городское строительство.

Русские капиталы переводились их владельцами за границу. Иностранные банки отзывали из России краткосрочные кредиты.

Массовые локауты, к которым прибегали предприниматели, принесли гораздо больший экономический ущерб, чем стачечная борьба рабочих, а последствия карательных экспедиций царизма просто несравнимы с тем «уроном», который принесли крестьянские выступления против помещичьего латифундиаль-ного землевладения — тормоза экономического прогресса.

Депрессию испытывали те отрасли тяжелой промышленности (металлургия, производство стройматериалов, транспортное машиностроение), продукция которых в основной массе потребляется во время подъема в новом капитальном строительстве. Другие ее отрасли (например, угольная, металлообрабатывающая) росли в темпах, не уступавших легкой промышленности. Отрасли промышленности, производящие средства потребления (группа Б), увеличили выпуск продукции значительно больше, чем производящие средства производства.

В итоге за 1900—1908 гг. промышленность продолжала развиваться, но своеобразно и противоречиво. Общее число рабочих за это время возросло на 432 тыс. человек, или на 21%, а выпуск продукции —на 37%. В черной металлургии, где депрессивное состояние было выражено в наибольшей мере и даже был ликвидирован ряд заводов, в том числе 8 на юге России, к 1908 г.

повысились по сравнению с началом века все качественные показатели производства: энерговооруженность труда (количество лошадиных сил на одного рабочего), выплавка чугуна на одну доменную печь и на один завод, выплавка стали по отношению к выплавке чугуна.

Прогресс в металлургии выражался и в опережении технически оснащенным югом всех остальных металлургических районов страны. Энерговооруженность труда на юге в 3,3 раза превышала среднюю по стране. На пяти самых крупных заводах юга могло производиться 40% общероссийской выплавки чугуна. Были признаки известного прогресса и на Урале.

Все это свидетельствовало о некотором укреплении производственно-технической базы промышленности. К 1908 г. упрочилось и положение коммерческих банков; вновь создавалась возможность нормального развития учетно-ссудных операций. Особенно стремительным был рост крупных петербургских банков. За 1900—1907 гг.

удельный вес их капиталов среди капиталов акционерных банков поднялся с 38 до 57%. Петербургские банки становились характерными для периода империализма банковскими монополиями.

Источник: http://www.winstein.org/publ/36-1-0-2482

Как мы дошли до жизни такой. Часть 2. Депрессия 1900–1908 гг. (камрад Танненберг)

Экономический кризис и депрессия 1900-1908
sh: 1: full: not found

Итак, небольшое резюме, чтобы подвести итог опубликованного ранее. На конец XIX века российская экономика попала в довольно противоречивую ситуацию. При Александре III получилось добиться очень неплохих результатов.

На мой взгляд, именно в этот период произошел наиболее динамичный, впечатляющий рост производительных сил, который хоть и меньше в абсолютных цифрах 1913 года, но зато был в большей степени результатом внутренних преобразований, а не внешних вливаний (это очень утрировано и грубо).

В последнее десятилетие XIX века стало понятно, что сохранить набранный темп, можно только путем изыскания новых ресурсов. Пути тут было два, либо искать их внутри государства, либо снаружи. Внутренний путь был предан обструкции.

Смеялись над проектом Антоновича так громко и задорно, что в прессе спустя десять лет можно было найти отзвуки этого веселья. Синхронно с этим, начинаются мероприятия по добыче ресурсов извне.

Прежде всего, попытки наладить колониальный грабеж и валютная реформа Витте.

Забегая вперед, стоит сразу сказать, что внешнеполитический гений Безобразова и его присных, которые обладали большим влиянием на Николая II, привел к тому, что 10 лет и масса ресурсов, вложенных в дальневосточный проект, просто вылетели в трубу не дав результата.

С денежной реформой все обстояло гораздо успешнее. Она по крайней мере достигла своих целей — упростила вывоз капитала, сделав рубль конвертируемой валютой, сделала более выгодным импорт. Таможенные пошлины отсекли большую часть готовой продукции, заставив ввозить технологии и капитал. Проблем было две.

Первая — кризис в Европе, который привел к нехватке средств для российской экономики. А вторая — это тот нехитрый факт, что к конкурентам на внешнеполитической арене относятся иначе, чем к младшим партнерам, на которых можно хорошо заработать.

Мысль, что можно одновременно просить денег в долг на выгодных условиях и одновременно драться со своими кредиторами за кусок китайского пирога, настолько изумительна, что слов не отыскать. Грустный итог заключался в том, что РИ либо не давали в долг, либо давали, но под грабительский процент.

Ни о каких дешевых «коротких деньгах» речи уже не было.

Часть 2. Депрессия 1900-1908 гг.

Экономический кризис 1899–1900 годов нанес сильнейший удар по русскому денежному рынку и почти полностью прекратил импорт иностранных капиталов. Кризис вызвал стремительное падение курсов ценных бумаг. За два года (1899-1901) курсовая цена акций 98 русских обществ упала с 1316 до 536 млн. франков.

С конца 1899 года не платили дивидендов 300 крупных предприятий. Падение курсов ценных бумаг и крахи Мамонтова, Дервиза, Алчевского и Полякова, пользовавшихся большими кредитами в важнейших банках страны, панически подействовало на банки.

Они начали резко сокращать кредиты и пытались любой ценой, хотя часто и безуспешно, высвобождать средства, иммобилизированные в финансировании промышленности. Ссуды и онколь под негарантированные бумаги снизились за 1900-1902 гг. с 209 до 157 млн. руб., а корреспонденты лоро под негарантированные бумаги — с 82 до 38 млн. руб. (1903 г.).

В итоге, все перечисленные статьи снизились до уровня 1895 года. Этот период отмечен крупными убытками частных коммерческих банков. Министерство финансов и Государственный банк пришли им на помощь.

Был введен временный прием в обеспечение онкольных счетов негарантированных ценных бумаг с выдачей акционерным банкам кредитов в размере 60% биржевой цены акций и 70% от цены облигаций. Государственный банк прекратил начисление процентов по текущим счетам, сознательно стимулируя владельцев этих счетов переводить свои средства на текущие счета в частные банки.

Впервые был организован т. н. «биржевой красный крест», синдикат частных банков под руководством Государственного банка для поддержания курсов бумаг, с оборотным капиталом 5,5 млн. руб., которые внес Государственный банк. Кредиты последнего частным банкам по балансам на 1 января возросли с 27 млн. руб. в 1898 году до 94 млн. руб.

в 1902 году. Помимо того, в распоряжение акционерных банков Министерством финансов было дано свыше 100 млн. руб. железнодорожных вкладов. Специальная поддержка была оказана тем банкам, которые после кризиса оказались в особо тяжелом положении. Только в 1907 году вклады и вексельные кредиты достигли докризисного уровня.

Направление денежных капиталов в условиях депрессии коренным образом изменилось. Резко повысился объем средств, направленных в твердопроцентные бумаги, в первую очередь в государственные займы. Доля же денежных накоплений, которые были привлечены в акционерные капиталы, упала с 29 до 12%. Сумма всех акционерных капиталов за восьмилетие кризиса и депрессии возросла только на 33%, тогда как в период промышленного подъема она выросла на 118%.

Развитие ситуации подобным образом подталкивало акционерные банки к трансформации структуры своих активов и пассивов, и, прежде всего, пересмотру характера операций, которые они вели. Несмотря на то, что количество связей банков с промышленностью существенно уменьшилось в период кризиса и депрессии, прочность оставшихся связей перешла на качественно новый уровень.

Банки проводили принудительное акционирование и санацию проблемных предприятий, вырабатывали действенные алгоритмы взаимодействия, которые помогли успешно работать с промышленностью в период нового промышленного подъема.

В то же время значительное количество банков было вынуждено перенаправить свои ресурсы на осуществление подтоварного кредитования, товарокомиссионных операций и даже торговли за собственный счет.

Стоит отметить, что подобная деятельность была характерна не только для «депозитных» и провинциальных банков, но даже для «деловых» (жаргонизм, обозначает банк, активно работающий на фондовом рынке) банков Петербурга, в этот период превращавшихся в банки универсального типа за счет увеличения сети отделений, прежде всего.

Тяжелая промышленность играла для большинства банков, не смотря на темпы своего развития, вспомогательную роль, давая им необходимый в кризис «запас плавучести» за счет сумм на текущих счетах. В период особенно интенсивного развития промышленности Донецкого бассейна, банки, в данном регионе переживали тяжелые времена.

Механизм этого процесса был идентичен тому, что можно было наблюдать на примере Уральских заводов. Когда у промышленного предприятия дела идут хорошо, у него нет необходимости в целом ряде банковских услуг, связанных с предоставлением оборотного капитала и посредничестве при сбыте продукции.

Это означает, что банк начинает терпеть убытки.

Данная зависимость видна не только на уровне показателей отделений банка, который мы пытаемся рассмотреть. Макроэкономические показатели также свидетельствуют о своеобразной обратно пропорциональной зависимости развития промышленности от развития банковского сектора. Подобные наблюдения были сделаны В. Е.

Варзаром, который отметил, что кульминационный пункт роста промышленности 1896-97 гг. До 1907-08 гг. развитие ее фактически приостанавливается, тогда как банковское дело сильно прогрессирует в этот период. Депрессия банков с 1900 по 1905 гг. — время наибольшего расцвета мануфактуры, прядильной промышленности.

Некоторые отрасли металлургической промышленности стояли на точке замерзания в 1905-08 гг., когда банковский сектор в целом уже вышел из депрессии.

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/727444&full

Страница Психолога
Добавить комментарий