Ээг невроз

ISSN 1996-3955 ИФ РИНЦ = 0,570

Ээг невроз
1 Аллахвердиев А.Р. 2 Аллахвердиева А.А. 2 2 Институт физиологии им. А.И. Караева Национальной Академии Наук Азербайджана В настоящей работе проанализировано функциональное состояние неспецифических систем мозга головного мозга лиц страдающих неврозами в возрасте 17–18 лет.

Полученные данные, свидетельствуют о том, что наблюдаемые при неврозах изменения в структуре биоэлектрической активности носят функциональный характер, отражая нарушения в распределении частотно-амплитудных характеристик по корковым областям, вызванные сдвигами в подкорково-корковых взаимоотношениях.

Из изменений особо следует отметить отсутствие четкого каудального фокуса альфа-ритма в затылочных областях, достаточно отчетливая выраженность альфа-ритма в передне-центральных отделах и усиление выраженности негрубого диффузного тета-ритма.

Указанные изменения, отражая усиление вклада диэнцефальных и септо-гиппокампальных структур в биоэлектрическую активность корковых областей, свидетельствуют об активации их функциональной деятельности, что в свою очередь указывает на вовлеченность этих образований в патогенетические механизмы еврозов.

лица в возрасте 17–18 летнеспецифические системы мозгаэлектроэнцефаллография (ЭЭГ) 1. Александров Ю.И. Психофизиология. – 3-е изд. – СПб., 2007. – С. 28–34. 2. Аллахвердиев А.Р., Гасанов Г.Г., Кафарова Р.З. Возрастные особенности созревания мозга детей в норме и при неврозах. Монография. – Баку: «Тебиб», 1995. – 257с. 3. Аллахвердиев А.Р., Гасанов Г.Г., Хорунжева Ю.А., Велиева Г.

Д. Журнал высшей нервной деятельности. Возрастные особенности организации электрической активности головного мозга детей 7-14 лет больных неврозами при различных функциональных состояниях. – 1990. – № 6. – С. 1122–1129. 4. Аракелов Г.Г., Глебов В.В.

Вегетативные составляющие стресса и личностные особенности пациентов, страдающих пограничными расстройствами // Психологический журнал. – 2005. – Т. 26, № 5. – С. 35–46.
5. Афтанас Л.И., Павлов С.В. Особенности межполушарного распределения спектров мощности ЭЭГ у высокотревожных индивидуумов в эмоционально-нейтральных условиях и при отрицательной эмоциональной активации // Журн.

высш.нервн.деят. – 2005. – Т. 55, № 3. – С. 322–328.
6. Вейн А.М. Неврологические и клинико-физиологические аспекты неврозов у человека // Неврозы в эксперименте и в клинике. – М.: Наука, 1982. – С. 124–241. 7. Вейн А.М. Вегетативные расстройства: Клиника,д иагностика, лечение / Под редакцией А.М. Вейна. – М.:ООО Медицинское информационное агенство, 2003. – 752 с.
8. Волошин В.М.

Посттравматическое стрессовое расстройство (феменология, клиника, систематика, динамика и современные подходы к психофармакотерапии). – М.: Анахарсис, 2005. – 200 с. 9. Григорова О.В., Черных О.В., Бочкарев В.К.

ЭЭГ-корреляторы плацебо-эффекта и их значение для оценки эффективности терапии алпразоламом у больных с генерализованными и трожными расстройствами // Российский психиатрический журнал. – 2005. – № 5. – С. 35–40.
10. Иванов Л.Б. Прикладная компьютерная электроэнцефалография. – М: Научно-медицинская фирма БМН, 2000. – 251 с. 11. Иванов С.В.

Соматоморфные расстройства (органные неврозы): эпидемиология, коморбидные психосоматические соотношения, терапия. Авторефдокт. мед. наук, 2003. – 29 с.
12. Изнак А.Ф. Нейрофизиологические кореляты дисфункции лобной коры // Материалы ХII съезда психиатров России. – М.,2000. – 360 с.
13. Казимов А.Г., Мамедов А.М., Велиева Г.Дж.,Чобанова О.М.

Психофизио-логические и вегетатаивные показатели эмоциогенного воздействия музыки у девушек с невротическими нарушениями от 15-18 лет // Azərbaycan Psixiatriya Jurnalı, 2009. – № 1(17). – С. 70–78.
14. Казимов А.Г., Мамедов Чобанова О.М., Алиева Д.М.

, Психофизио-логические и вегетатаивные показатели эмоциогенного воздействия музыки у девушек с невротическими нарушениями от 17-18 летних практически здоровых девушек и девушек с невротическими нарушениями / Beynəlxalq mütəxəsislərin iştiraki ilə Azərbaycan nevrologların IV konfransının məqalələrinin toplusu, Bakı, 2010, С. 203–211.
15. Карвасарский Б,Д, Неврозы.

Руководство для врачей. – М., 1990. 16. Карвасарксий Б.Д., Простомолотов В.Ф. Невротические расстройства внутренних органов. – Кишинев: Штиинца, 1998. – С. 7. 17. Козловская Г.В., Кремнева Л.Ф. 1985. Ковалев В.В. Неврозы и реактивные состояния в свете динамического изучения. – Вкн.: Неврозы и их лечение. – Л., 1969. – С. 221–226.
18. Мягер В.К. 1971.

Критерии эффективности психотерпаии. – В кн.: Клинико-психологические исследования личности. – Л., С. 237–239.

Неврозы, среди большого разнообразия нервно- психических расстройств, являются одними из самых распространенных заболеваний во всем мире . Понятие невроз было введено в медицину в 1776 г. Шотландским врачом Уильямом Купленом.

Распространенность выраженных неврозов в развитых странах составляет 15 % , а их скрытая формы встречается более чем у половины населения .Невроз является психогенным заболеванием и по своей сути это – функциональное заболевание, при котором происходит срыв высшей нервной деятельности в результате перенапряжения нервных процессов с нарушением корково-подкорковых отношений ,отголоском которых на периферии является разные вегетативные расстройства [15]. В отличии от психозов при неврозах , человек сохраняет критическое отношение к болезни и не утрачивает способности контролировать свое поведение. Среди причин вызывающих неврозы, ряд авторов рассматривают семейно-бытовые, конфликтные отношения в семье [18] Но большая часть ученных склонна к мнению, о том что в возникновении неврозов важная роль принадле-жит стрессовым событиям, являющимся психотравмирующим фактором. При этом необходимым элементом этиологии неврозов являются особенности нервной системы больного, особый склад его характера [8].

Невроз нельзя рассматривать как заболевание, присущее лицам какой-то определенной возрастной группы. Заболевание широко распространено на всех этапах онтогенетического развития человека.

В последние годы исследователи все чаще сталкиваются с проблемой неврозов как в детском ,так и в подростковом возрастах [15, 5 , 6, 7, 13, 14]. По мнению ряда авторов, подростковый период развития является наиболее благоприятной почвой для развития различных невротических расстройств [17].

Подростковые неврозы ,как и неврозы лиц зрелого возраста клинически подразделяются на несколько форм: невроз навязчивых состояний, неврастения, истерический невроз.

Неврозы у подростков и связанная с ними психологическая и социальная адаптация относится к одной из актуальных проблем современной подростковой психиатрии [16].

В подростковом возрасте еще не состоялось ровное отношение к жизненным условиям и именно в этот период в большей степени проявляются эмоционально-поведенческие расстройства, такие как тревожность, раздражительность, фобии, эмоциональная неустойчивость.

Совершенно справедливо подростковый период развития рассматривается как критический .

В последние годы наблюдается рост числа работ, посвященных изучению особенностей деятельности мозга у лиц страдающих неврозами.

При этом, следует отметить, что некоторые вопросы, связанные с патогенетическими механизмами болезни, остаются либо не затронутыми, либо не до конца разрешенными или же дискуссионными [10, 4]. Среди работ посвященных изучению неврозов, очень важно отметить серию исследований проводимых А.М.

Вейном [6], посвященных изучению неспецифических систем мозга, участвующих в регуляции вегетативной, эндокринной, эмоционально-аффективной сфер, то есть изучению тех функций, расстройства которых является ведущим звеном при невротической патологии.

Нейрофизиологический аспект в изучении психогенных расстройств представляется особенно актуальным. Психическая травма ,играющая важную роль в развитии невроза ведет к дезорганизации деятельности нервной системы и организма в целом вызывает возникновение многообразных функциональных нарушений.

Исследование высших психических функций, обьективная диагностика нарушений при неврозах является актуальной проблемой нейрофизиологии [1, 12] Для оценки процессов протекающих в ЦНС при неврозах в медицинской практике широко используют электрофизиологические методы исследования [11, 9, 1].

Цель исследования

Учитывая вышеизложенное и то, что ранее нами были проведены исследования по изучению формирования мозга детей и подростков 7-14 лет, страдающих различными формами неврозов, в настоящей работе поставлена цель проанализировать особенности функционального состояния неспецифических систем мозга при неврозах в возрастной группе 17-18 летних юношей и девушек.

Материалы и методы исследования

В данных исследованиях принимали участие юноши и девушки, страдающие неврозами в возрасте 17-18 лет.

Биоэлектрическая активность головного мозга регистрировалась на 16-ти канальных компьютерных электроэнцефаллографах «Нейрон спектр-3» и «Нейрон-спектр 5» и 32-х канальном электроэнцефалографе «Нейрофакс» по междунардной схеме 10-20.

Регистрация биоэлектрической активности мозга осуществлялась в состоянии расслабленного бодрствования с закрытыми глазами от лобных, центральных, теменных, затылочных и височных областей обоих полушарий.

Параллельно полученные данные заносились в компьютер для дальнейшей математической обработки. Проводился частотно-амплитудный, гистографический и картографический анализы электроэнцефалограмм (ЭЭГ). Результаты обработаны статистически и ниже представлены достоверные закономерности.

Результаты исследования и их обсуждение

Результаты проведенного исследования позволили выявить следующие закономерности.

Отрезки ЭЭГ здоровых лиц, свидетельствуют о том, что в каудальных областях регистрируется альфа-ритм средней амплитуды. По другим отведениям доминирует полиритмичная активность низкой амплитуды Прослеживаются межзональные различия.

В отличии от здоровых лиц у лиц страдающих неврозами ,отмечается стертость межзональных различий и отсутствие фокуса альфа-ритма в каудальных областях. Альфа-ритм также регистрируется в передне-центральных областях, это отраженно на представленных ниже амплитудных картограммах.

Картограммы свидетельствуют о достаточной выраженности амплитуды альфа-ритма по всем отведениям.

Ниже представлены частотные гистограммы и картограммы.

А Б

А Б

Рис. 1. Отрезки ЭЭГ здоровые (A) и лица страдающие неврозами (Б) в возрасте 17-18 лет

Рис. 2. Амплитудные картограммы здоровых (А) и лиц страдающих неврозами (Б) в возрасте 17-18 лет

А

Б

Рис. 3. Частотные гистограммы и картограммы здоровых (А) и лиц страдающих неврозами (Б) в возрасте 17-18 лет На частотных гистограммах указываются области (ось абсцисс) и диапазоны частот (ось координат) Зеленый цвет характеризует правое полушарие, синий цвет-левое полушарие головного мозга

А Б

Рис. 4. Индексы частотного спектра ЭЭГ в формате 3D. А – практически здоровые, Б – лица страдающие неврозами в возрасте 17-18 лет

А Б

Рис. 5. Отрезки ЭЭГ и амплитудные картограммы практически здоровых (A) и страдающих неврозами (Б) в формате 3D и TREND анализ

Представленные частотные гистограммы и картограммы свидетельствуют о том, что у лиц страдающих неврозами по всем отведениям регистрируется низкочастотный альфа-ритм.

У практически здоровых лиц в каудальных отделах индекс альфа-ритма высокий,что подтверждает красный цвет, индекс других ритмов представлен в синей цветовой гаммой , что соответствует низкому индексу частотного спектра .У лиц страдающих неврозами индекс альфа-ритма высокий в затылочных областях и средний в оральных отделах.

Амплитудные картограммы в формате 3D свидетельствуют о том, что у здоровых лиц в возрасте 17-18 лет прослеживается фокус альфа-ритма в затылочных областях. Высокая амплитуда альфа-ритма также наблюдается в затылочных областях, что отражено на рисунке красным цветом.

По другим отведениям амплитуда ритмов низкая- это отражено синей цветовой гаммой.

У лиц страдающих неврозами , в отличии от здоровых лиц, амплитуда ритмов в каудальных областях достаточно высокая, наряду с этим в центральных и затылочных областях амплитуда ритмов, в том числе и альфа-диапазона, более высокая.

Выводы

Таким образом, проведенные исследования свидетельствуют об изменении при неврозах юношеского возраста структуры ЭЭГ.

Полученные в результате проведенного исследования данные, свидетельствуют о том, что наблюдаемые при неврозах изменения носят функциональный характер, отражая нарушения в распределении частотно-амплитудных характеристик по корковым областям, вызванные сдвигами в подкорково-корковых взаимоотношениях.

Из изменений особо следует отметить в большей части отсутствие четкого каудального фокуса альфа-ритма в затылочных областях, и некоторое увеличение представленности альфа-активности по передне-центрально-височным областям.

Указанные изменения, отражая усиление вклада структур лимбической системы в биоэлектрическую активность корковых областей, свидетельствуют об активации их функциональной деятельности, что в свою очередь указывает на вовлеченность этих образований в патогенетических механизмах неврозов.

Эти изменения, в сравнении с предыдущими нашими исследованиями [2, 3], более выражены у лиц страдающих неврозами более раннего возраста, указывающими на усиление у подростков 13-14 и 15-16 лет тета-активности и выраженную стертость каудального фокуса альфа-ритма, свидетельствующую об усилении при неврозах синхронизирующих восходящих влияний неспецифических систем на корковые области. В возрасте 17-18 лет у невротиков эти изменения более стерты: распределение альфа-ритма по областям мозга прослеживает тенденцию к нормализации, в передне-центральных областях ослабевает выраженность тета-ритма.

Вышеизложенные результаты исследований и данные предыдущих наших исследований свидетельствуют о том, что наблюдаемый при неврозах пубертатного периода дисбаланс активирующих и деактивирующих механизмов неспецифических систем по мере взросления прослеживает тенденцию к снижению выраженности нарушений, отражая онтогенетическую динамику характера и степени дисфункций интегративных аппаратов мозга при невротических расстройствах.

Библиографическая ссылка

Аллахвердиев А.Р., Аллахвердиева А.А., Аллахвердиев А.Р., Аллахвердиева А.А. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ НЕСПЕЦИФИЧЕСКИХ СИСТЕМ МОЗГА ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК 17–18 ЛЕТ, СТРАДАЮЩИХ НЕВРОЗАМИ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 12-9. – С. 1601-1605;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=8201 (дата обращения: 11.04.2020).

Источник: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=8201

Электроэнцефалография в диагностике тревожных и депрессивных расстройств

Ээг невроз

Существуют многочисленные доказательства и свидетельства тесной этиопатогенетической связи аффективных (тревожно-депрессивных) расстройств и зависимостей. Фактически в основе аддикций лежит глубоко подавленная, отрицаемая, вытесняемая тревога, с истоками в раннем онтогенезе психики пациента.

Это приводит к выраженной дискооперативности и организации специфических «игровых» взаимодействий, которые защищают от болезненных аффектов. В то же время доказано и очевидно, что сама химическая аддикция провоцирует состояние тревоги и другие аффективные расстройства.

Установлено и то, что тревожные расстройства коморбидны с алкогольной зависимостью (до 50%).

Предположение о наличии глубинной, «плавающей» тревоги у больных неврозами было высказано еще З. Фрейдом. В дальнейшем К.

Хорни была показана общность компульсивных, аддиктивных и конверсионных расстройств, проявляющаяся в наличии высокого уровня подавленной тревоги с характерными установками и стилем жизни. Выдвигая это положение, К.

Хорни ссылалась на немецкого психиатра Кюнкеля, в 1923 г. описавшего феномен «чертова круга»: компульсивная разрядка в результате приводит к накоплению еще большего уровня базисной тревоги.

В 50-60-х гг. XX века были проведены психодинамические исследования и предприняты попытки психоаналитического лечения аддиктов. Это не имело ожидаемого успеха.

Тем не менее, было установлено, что предпочтение того или иного химического психотропного агента обусловлено ведущими подавленными переживаниями.

Так сложилось представление об инстинктивном самолечении пациентов, их особых взаимоотношениях с так называемым «наркотиком выбора» (drug of choice), которое изолировало бы их от дискомфортных переживаний.

Актуальность проблемы соотношения аффективных расстройств и аддикций требовала дальнейших исследований. И к настоящему времени накоплена значительная информация о нейрохимических и нейрофизиологических механизмах, лежащих в основе алкоголизма и наркоманий.

Состояние тревоги формируется при нарушении баланса взаимоотношений различных структур головного мозга. Поэтому вполне естественно заключить, что это не может не отразиться на электроэнцефалограмме. В данном направлении было проведено множество исследований.

Как нельзя кстати здесь пришлись новые возможности математической обработки биоэлектрического сигнала с их очевидными преимуществами перед «рутинной» или «бумажной» электроэнцефалограммой.

В отношении аддикций были показаны выраженные изменения координации и взаимодействия различных структур головного мозга, что выявилось при использовании спектрального и когерентного анализа.

Так, было показано, что в сравнении с алкоголизмом героиновая наркомания приводит к более глубоким деструктивным нейрофизиологическим и нейрохимическим изменениям.

Но важным представляется именно раннее выявление аддиктивного преморбида и диагностика расстройств на первых этапах их развития.

Зависимый пациент в силу особенностей заболевания скрывает тревогу не только от окружающих, но и от самого себя и не склонен обращаться к врачу вследствие анозогнозии и нарциссизма.

Это может быть объяснено с эволюционных позиций развития психологических защит человека и представлений об архетипах психики. Поэтому преимущества ЭЭГ-скрининга в выявлении маскированных, скрытых форм тревоги очевидны.

Акцент на раннее выявление значимых аффективных сдвигов в сфере аддикции имеет диагностические и терапевтические преимущества, и одновременно представляется эвристичным. Это обусловлено тем, что существующие исследования рассматривают выраженные, «запущенные» формы химических зависимостей.

А при аддикциях очевидным представляется сочетание двух прогредиентных процессов, потенцирующих друг друга – компульсивного и собственно токсического, имеющих, вероятно, собственные ЭЭГ-паттерны, требующие дифференциации. Новаторским представляется применение ЭЭГ-скрининга семьи аддикта с учетом того, что зависимость является системным семейным, микросоциальным заболеванием.

Несмотря на неспецифичность электроэнцефалографии, можно выделить определенную совокупность ее значимых характеристик при аффективных расстройствах и аддикциях. Феномены дезаффективности достаточно многочисленны и разнообразны.

Можно предположить, что разнообразие клинических форм выражения базисной тревоги зависит от множества факторов – генетической основы, психотравм развития, соматогенной отягощенности, гормональных и нейрохимических особенностей и прочего. В том числе оно может быть связано с различной архитектоникой нейросетей, корково-подкорковым, внутри- и межполушарным взаимодействием.

Поэтому были проведены многочисленные экспериментальные и клинические исследования с целью практического определения специфичных ЭЭГ-маркеров для тех или иных состояний и расстройств.

С целью выявления особенностей пространственно-временной организации потенциалов коры головного мозга при разном уровне генетически обусловленной эмоциональности были проанализированы топограммы мгновенных значений электроэнцефалограммы инбредных крыс. Это исследование показало выраженные межлинейные различия в величинах уровня и коэффициентов сходства, их длительности и в характере межполушарной асимметрии.

Важным представляется и сравнение межрегиональных различий.

При сравнении высокотревожных испытуемых и здоровых лиц установлено, что в состоянии физиологического покоя с закрытыми глазами по сравнению с контрольными испытуемыми, высокотревожные обнаруживают большие различия мощности θ1- и β1-ритмов в теменно-височных областях коры правого полушария.

У высокотревожных испытуемых особенности динамики активности теменно-височной коры правого полушария в θ1- и β1-диапазоне ЭЭГ при переходе от эмоциональнонейтральных условий к отрицательной эмоциональной активации согласуются с теорией о повышенной активности системы поведенческого торможения в режимах «слежения» и «контроля». Эти результаты представляют интерес для диагностики предикторов зависимости, так как у аддиктов, как уже было сказано выше, высокий уровень базисной тревоги лежит в основе патологических влечений при ее актуализации, «прорыве» в сознание.

А у больных паническими расстройствами, в основе которых также лежит «прорыв» тревоги из подсознания, выявлены нарушения корково-подкорковых взаимоотношений мозга в виде активации более древнего θ-ритма.

Предполагается, что снижение возрастного индекса ЭЭГ, отражающего структурную зрелость мозга, вызвано не структурной патологией, а нарушением процессов афферентного синтеза, эмоционально-личностной регуляции, снижением адаптационных возможностей мозга.

Эти выводы значимы, так как у части подростков с аддикцией структурная незрелость ЦНС может проявляться в виде тревожных расстройств, отвечающих критериям МКБ-10 или DSM-4R. Это и вызывает необходимость привлечения соответствующих исследований по ЭЭГ с целью более тонкой дифференциации тревожных состояний.

На основе исследования узкополосных составляющих спектра ЭЭГ и вариантов ее внутри- и межполушарной организации установлено, что выраженность у больных реактивной тревоги, оцениваемой по методике Спилбергера-Ханина, коррелирует с мощностью частот β-ритма и низких частот α-ритма. Выявлено, что у больных с симптоматикой тревожно-фобических, соматоформных расстройств и неврастении нарушена преимущественно организация ЭЭГ правого полушария Однако следует признать, что ЭЭГ-корреляты существенно варьируются в зависимости от применяемых оценок тревоги.

В другом исследовании обнаружено, что особенностью пациентов с паническими расстройствами без агорафобии является синхронизация ритмов и превалирование θ-ритма.

Это отражает дезинтеграцию активирующих кору головного мозга систем мезенцефалической ретикулярной формации при компенсаторном усилении септогиппокампальных влияний.

В свою очередь эти особенности электроэнцефалограммы можно рассматривать как общую закономерность, характерную для пациентов с пароксизмальными (бессудорожными, неэпилептическими, пограничными) состояниями.

Предполагается, что симптомы агорафобии являются патологическим механизмом, защищающим пациента от панической атаки. Эти выводы и результаты могут быть использованы для выявления состояния тревоги у аддиктов и оценки глубины выраженности аддикции как защитного механизма в отношении базисной тревоги.

А для больных невротическими расстройствами с избыточной эмоционально-вегетативной активацией характерно изменение организации электрической активности мозга, проявляющееся недостаточностью таламокортикальных синхронизирующих систем.

Это обусловливает избыточное активирующее влияние ретикулярной формации на кору, реализующееся по экстраталамическим-ретикулокортикальным и септогиппокампальным путям активации. Определяющим в электрофизиологической организации мозга у больных невротическими расстройствами являлся θ-ритм.

Он оценивался как маркер избыточной эмоционально-вегетативной активации. А она, в свою очередь, прямо коррелирует с выраженностью акцентуации личности и глубиной невротического состояния. Определяющую роль в биоэлектрической организации мозга у здоровых испытуемых играет α-ритм.

У пациентов с невротическими расстройствами этот фактор выделяется, но определяющей роли не играет. Уменьшение значимости α-ритма в организации деятельности мозга больных неврозами может говорить о некотором снижении таламокортикальных влияний на кору.

Для выявления предикторов аддикции и начальных этапов расстройства необходимо установить критерии дифференциальной ЭЭГ-диагностики нормального и патологического уровней тревоги. Так, проведено системное ЭЭГ-исследование нелинейных локальных и межрегиональных механизмов, опосредующих процессы эмоциональной активации и генерации положительных и отрицательных эмоций.

Выявлено, что интенсификация до определенного уровня корковой динамики характеризует неспецифические эффекты эмоциональной активации и является необходимым атрибутом оптимального эмоционального статуса.

Системное ЭЭГ-исследование индивидуальной изменчивости линейных и нелинейных процессов и характера межполушарных взаимоотношений выявляет значимые связи с проявлениями индивидуальных стилей проявления тревоги.

Выделены ЭЭГ-маркеры аффективного сдвига в эмоциональном пространстве высокотревожных лиц и получены доказательства правомерности связи дефензивности/депрессивности с изменениями функциональной полушарной асимметрии.

В результате стало возможным составление индивидуального психоэмоционального «портрета» человека на основе принципов функциональной организации региональных и межрегиональных процессов, участвующих в генерации положительных и отрицательных эмоций. Конкретное применение этих ЭЭГ-находок в сфере зависимости состоит в оценке уровня «плавающей» тревоги аддиктов при нарушении межполушарного взаимодействия, в выявлении общих для них неспецифических паттернов переработки эмоций на основе нейрофизиологических корреляций.

Электроэнцефалография применима не только при диагностике аффективных расстройств и аддикций, но и для контроля и коррекции их лечения. Так, разработан ЭЭГ-метод оценки уровня активации нейромедиаторных систем. Он позволяет привести доказательства отражаемости уровня активации нейромедиаторных процессов в суммарной ЭЭГ.

Выявлены также некоторые закономерности изменения ЭЭГ-параметров при угнетении и активации холинергической и катехоламинергических нейромедиаторных систем у больных невротическими расстройствами и у здоровых людей.

Для разработки нагрузочных тестов при исследовании зависимостей существенна возможность использования агонистов и антагонистов нейромедиаторных систем.

Это может послужить доказательством отражаемости нейромедиаторных процессов в особенностях суммарной ЭЭГ и для описания ЭЭГ-феноменологии катехоламинергической и холинергической медиации.

Этот подход способен продемонстрировать связи между узкополосными спектральными характеристиками ЭЭГ и нарушениями моноаминового обмена при аддикциях и феноменах генерализованной и панической тревоги. Таким образом, очевидна перспектива использования ЭЭГ-показателей для характеристики влияния различных психотропных препаратов на нейромедиаторные процессы. Это дает возможность проведения оптимальной индивидуально-патогенетической терапии.

Доказательством возможности тонкого ЭЭГ-анализа и дифференциации феноменов биоэлектрической активности служит определение механизмов участия различных подтипов серотониновых рецепторов в наблюдаемых ЭЭГ-эффектах. Это важно для рассматриваемой области в свете теорий о серотониновых механизмах тревоги, депрессии и аддикции.

Результаты этих исследований могут помочь в диагностике и коррекции нейрохимических нарушений у зависимых пациентов, в оценке действия различных препаратов на рецепторы и ЭЭГ в нагрузочных фармакологических пробах.

Таким образом, в сфере взаимоотношений аффективных и аддиктивных расстройств ЭЭГ-исследование может показать наличие признаков деструкции нейрофизиологических связей, нарушения в структурной организации мозга.

Эти признаки достаточно сложно зафиксировать и описать, и электроэнцефалография имеет определенные сложности в выявлении таких нарушений, так как мозг человека – чрезвычайно пластичное образование со значительными компенсаторными возможностями.

Но компьютерная электроэнцефалография с ее более тонким анализом и специфическими методиками может значимо повысить возможности и потенциал исследователя в данной области с результативным выходом на объяснение механизмов нейрофизиологических и даже нейрохимических расстройств.

Именно поэтому применение ЭЭГ в сочетании с другими методиками не вызывает сомнений в выявлении и описании тревожных и аддиктивных состояний у подростков с целью выявления группы риска, требующей особого внимания.

=========================
Вы читаете тему: Возможности использования ЭЭГ для ранней диагностики и выявления предикторов аддиктивных состояний (Гринь В. В., Козмидиади А. О. МООО «ТЭС-терапия», ЦНИЛ ГМУ. «Медицинская панорама» № 8, июнь 2007)

Источник: https://www.plaintest.com/psychiatry/eeg-anxious

замучали панические атаки и депрессия имеется, основа всему невроз скорей всего. Сделала ЭЭГ,

Ээг невроз
?

dr_Сергей Евгеньевич Агеев (sea) (dr_sea) wrote,
2012-06-10 01:46:00 dr_Сергей Евгеньевич Агеев (sea)
dr_sea
2012-06-10 01:46:00 Categories:

  • Медицина
  • Общество
  • Психология
  • Cancel

 Панические атаки, помогите расшифровать ЭЭГ.

NataliЖен., 34 лет.

Россия Москва

Гость (не зарегистрирован)

Здравствуйте! Меня замучали панические атаки и депрессия имеется, основа всему невроз скорей всего. Сделала ЭЭГ, заключение: 1. Отмечаются общие изменения биоэлектрической активности гол.м.

в виде заостренности потенциалов и повышения бета-активности, а так же дезорганизации корковой ритмики, неравномерности по частоте основного ритма, сглаженности региональных различий, налчия межполушарной асимметрии и билатерально-синхронных вспышек, указывающих на заинтересованность средних структур. 2. Гипервентиляция приводит к повышению дезорганизации потенциалов. 3.

Появления типичных эпи-признаков не отмечается. 
Что это все значит? И что с этим делать? Начала пить мексидол 2р в день.

Врач-психиатр, психиатр-нарколог, психотерапевт-гипнолог. Эксперт по вопросам медицинского законодательства. к.м.н.

Здравствуйте Натали!  На подобные вопросы, о ПА, нам, врачам-консультантам этого сайта, приходится отвечать чуть ли не каждый день, а иногда, и по нескольку раз на дню, что свидетельствует о важности вопроса и частоте расстройства. Паническая атака – это острый приступ очень интенсивного страха, который, как правило, имеет быстрое начало и достигает пика в течение всего нескольких минут.

Эти атаки, зачастую имеют тенденцию к повторению, к изменению психологического самочувствия и поведения в период между приступами. Вы же начинаете бояться, что приступ повторится? На самом же деле, паническая атака – это не болезнь, это симптомокомплекс стресса, а не физического недуга.

 Часто, люди, страдающие от симптомов ПА, (сердцебиение, стеснение в груди, ощущение удушья, нехватки воздуха, потливостью, головокружением и т.д.), считают что они серьезно больны какой то «сердечной» болезнью. Начинают бояться новых приступов и рано или поздно оказываются подавленными своим страхом.

Разве не так? Но Вам Натали, действительно не грозит ни внезапная смерть, ни участь хронически больного. Единственное, чем Вы «больны» – это своим собственным страхом, те есть испытываете страх собственного страха. Внутри у Вас есть страх, и это заложено в вашу природу, но ваше тело вполне приспособлено к тому, чтобы с ним справиться. Сам по себе страх – не опасен, и это главное.

Попробуйте просто дышать в зажатый в руках бумажный пакет. И пускай это дедовский способ, но он эффективен как никакой другой! Конечно, это далеко не панацея. Поэтому, в самое ближайшее время, не примените возможностью обратиться за помощью к грамотному врачу – психотерапевту, который обязательно поможет Вам побороть свой внутренний страх.

А учитывая тот факт, что Вы москвичка, порекомендую Вам списаться или созвониться сСергеем Николаевичем Смирновым, и договориться о возможности очной консультации. А что касается описательной части исследования ЭЭГ – то не беспокойтесь, эпилепсии у Вас нет!

Врач-психиатр, психотерапевт – г. Донецк.

Здравствуйте! ЭЭГ не информативен при невротических расстройствах. Эти проблемы не имеют инструментальных методов подтверждения, а выявляются только по жалобам и состоянию больного. Обратитесь на прием  к врачу-психотерапевту.

Мексидолом Вы проблему не решите!

медицинский психолог, психоаналитический психотерапевтВрачи, как это часто случается в современной “коммерциализированной” медицине сделали вам абсолютно бессмысленное исследование. При депрессии и ПА нужно разбираться с вашими переживаниями, с тем, что же происходит в вашей душе. Можете пройти тест на депрессию, чтобы посмотреть их выраженность, также на сайте есть опросник для диагностики панических атак.Ищите адекватного специалиста-психолога, в Москве достаточно большой выбор квалифицированных специалистов, которые не будут предлагать вам бессмысленные процедуры и обследования. 

Пётр Юрьевич Лизяев

психиатр-нарколог, врач-психотерапевт, научный сотрудник ГНЦ г.МоскваЗдравствуйте, Natali.
1. У Вас диффузные изменения ЭЭГ , которые могут встречаться у полностью здорового человека. Дезорганизация корковой ритмики – не может считаться нозологически специфичной и бывает  на фоне травматических, гипоксических. метаболических и других нарушениях в мозге. Описание Вашей ЭЭГ  поможет Вашему неврологу, психотерапевту судить о состоянии коры головного мозга, корково-подкорковых взаимодействиях, возможностях компенсации, реабилитации и подобрать Вам индивидуальное лечение.      Электроэнцефалограмма представляет собой запись суммарной электрической активности клеток полушарий мозга через неповрежденные покровы головы, позволяющий судить о его физиологической зрелости, функциональном состоянии, наличии очаговых поражений, общемозговых расстройств и их характере. Поставить диагноз по ЭЭГ невозможно. Многие изменения ЭЭГ могут являться неспецифическими, т.е. их точная интерпретация возможна ТОЛЬКО с учетом клинической картины болезни и иногда после дополнительного обследования.    Какие показания у Вас были для проведения ЭЭГ?2. Посоветую срочно пройти курс Психотерапии. Целью психотерапевтического воздействия является разрешение конфликта или изменение отношения к конфликтной ситуации у пациента.С помощью психотерапевта или психолога можно осознать психологическую проблему, увидеть способы ее решения, проработать психологический конфликт. Важную роль в психотерапии занимает обучение релаксации и эмоциональной саморегуляции.3. Мексидол не повредит, но не вылечит панические атаки, депрессию, неврозЛечение Мексидолом прекращайте постепенно, уменьшая дозу в течение 2–3 дней.
Смирнов Сергей Николаевичврач психотерапевт-психиатр, Москва. На ЭЭГ ничего особенного нет. И это правильно. Большинство невротических расстройств не имеет органической природы.  Любой невроз – это особая форма организации знаний. И одновременно – интерпретация событий и собственных ощущений. Поэтому в основе новых психотерапевтических подходов и лежит переструктурирование знаний и конструирование Будущего. Того Будущего, в котором человек будет сильнее своего невроза. Можно поработать с психотерапевтом индивидуально. Можно походить на группу или тренинги.

депрессия имеется, невроз, панические атаки, ээг

Источник: https://dr-sea.livejournal.com/14914.html

Страница Психолога
Добавить комментарий