Деперсонализация при депрессии

Деперсонализационная депрессия: причины, симптомы, методы лечения

Деперсонализация при депрессии

Деперсонализационная депрессия: причины, признаки, лечение

 Деперсонализационная депрессия, также описываемая под названием «анестетическая депрессия» – разновидность аффективных расстройств, основным проявлением и отличием которой выступает отчуждение эмоций и чувств. Сам термин «анестетическая депрессия» отражает суть заболевания. Депрессивный больной утрачивает возможность эмоционального осмысления и чувственного отражения информации об окружающем мире и собственном состоянии. Основные жалобы пациентов – значительный дефицит душевных и телесных ощущений. Человек указывает, что собственные действия воспринимаются им как бы происходящими со стороны, он не может управлять и контролировать свое поведение. Типичные симптомы, наблюдаемые при деперсонализационной депрессии: ангедония – снижение или утрата способности получать удовольствие, апатия – безразличие, безучастность, отрешенность к происходящему вокруг. Особенностью деперсонализационной депрессии – затяжной, чаще всего хронический характер. Манифестация деперсонализационной депрессии чаще всего приходится на подростковый и молодой возраст – от 16 до 40 лет. В пожилом возрасте дебют заболевание возникает в единичных случаях.  Более чем у половины больных старт расстройства сопряжен с действием экстремальных психотравмирующих факторов или длительно существующих стрессов. Это позволяет отнести анестетическую депрессию к психогенным формам аффективных расстройств. Становление клинической картины патологии происходит довольно быстро, в среднем – в течение одного месяца. Данная форма аффективного расстройства с трудом поддается лечению: в большинстве случаев удается достигнуть лишь незначительного улучшения состояния больного.  Клинические исследования показывают, что большинство больных анестетической депрессией обладают идентичными конституциональными свойствами характера. У многих пациентов присутствует шизоидная акцентуация. Их отличает замкнутость, обособленность, отгороженность от других людей. Они не способны к сочувствию и сопереживанию. Шизоидные персоны с трудом налаживают эмоциональные контакты. Это немногословные и сдержанные люди. У них сниженная потребность в контактах. Их внутренний мир закрыт для других. Некоторые больные – представители тревожного типа личности. Это чрезвычайно мнительные, робкие, чувствительные натуры. Они постоянно сомневаются в собственных чувствах, не уверены в правильности своих мыслей, размышляют о целесообразности поступков. Их характерные черты – скромность, безынициативность, нерешительность. Их застенчивость приводит к отрешенности от реальной жизни. Ощущение собственной неполноценности не позволяет им проявлять доброту, заботу, внимание.

 Чаще всего причинами деперсонализационной депрессии является два явления:

  • сильный внезапный стресс, который человек трактует, как непреодолимая глобальная трагедия;
  • регулярные психотравмирующие воздействия, которые имели место в личной истории субъекта.
  •  Депрессия с дефектной деперсонализацией может возникнуть, если в детстве человека имело место:

  • изнасилование;
  • сексуальные домогательства;
  • моральные унижения;
  • несправедливая критика и постоянные упреки со стороны родителей;
  • регулярные побои и суровые наказания;
  • пренебрежительное отношение взрослых;
  • игнорирование потребностей ребенка.
  •  Причиной развития анестетической депрессии могут быть автомобильные аварии, промышленные катастрофами, природные катаклизмы. Расстройство может быть спровоцировано гибелью или тяжелой болезнью родственника или резким ухудшением собственного здоровья. Деперсонализационная депрессия может возникнуть, если субъект был участником военных действий или свидетелем террористических актов. Манифестация расстройства может быть связана с насильственным лишением свободы, пережитыми пытками в плену. По мнению некоторых исследователей, анестетическая депрессия – своеобразный защитный механизм психики. Возникающее охлаждение чувств призвано защищать нервную систему человека от чрезмерного влияния негативных стимулов. Явления депрессии предназначены для минимизации переживаний, связанных с существованием в памяти человека психотравмирующих воспоминаний.В некоторых случаях деперсонализационная депрессия отражает существование у больного зависимостей. Появление депрессивных симптомов может быть связано со злоупотреблением алкоголем, приемом наркотиков и иных психоактивных средств. Предвестниками анестетической депрессии могут выступать неотчетливо выраженные дефицитарные состояния. Человек жалуется на снижение психической активности, замедление умственных процессов, ухудшение способности к концентрации внимания на выполняемом задании. У некоторых больных на начальном этапе возникают признаки сенесто-ипохондрического синдрома. При осмотре пациента обнаруживаются патологические сенсации (ощущения) и ипохондрическая настроенность. Субъект описывает явления «термического» характера – ощущение горения, жжения, холода, озноба в теле. Могут наблюдаться парастезии – ощущение одеревенения, онемения, зуда кожи. Основной симптом анестетической депрессии – болезненное переживание отчуждения эмоций. Депрессивный больной выдвигает жалобы на притупление или полное отсутствие эмоций и чувств. Он становится неспособным к сопереживанию и сочувствию.  Человек отмечает, что окружающий мир стал серым, тусклым, замершим, безжизненным. Индивид ощущает, будто внешняя среда отделена от него «защитной стеной». Действительность утрачивает черты реальности, становится искусно нарисованной. Он указывает, что его «сердце замерло», «душа одеревенела», «голова опустела от мыслей». Возникает чувство отчуждения интеллектуальных способностей. Человек утверждает, что не может направлять ход мыслей в нужное русло. Больной предъявляет жалобы на притупление вкуса и обоняния. Говорит, что не чувствует запахи, не может определить предъявляемый стимул на вкус. Он перестает ощущать голод, не испытывает потребности во сне. При этом депрессивный больной мучительно переживают личную неспособность любить, радоваться, быть привязанным к кому-то. Указывает, что осознает, что его ребенок должен быть самым любимым человеком, но он просто не может испытывать чувства любви. Неспособность к переживанию эмоций доставляет человеку громадный дискомфорт и страдание.

     Болезненное бесчувствие сопровождается вторым характерным симптомом анестетической депрессии – тревожным, тоскливым и апатическим настроением. Больной выглядит мрачным и унылым.

    Объективно приятные явления не приносят ему удовольствия. У него пропадает интерес к жизни. Он становится безразличным к происходящему. Его душу испепеляет смутная тоска.

    У больного пропадает всякое желание действовать.

     Со временем расстройства самосознания утрачивают свою внешнюю яркость. Больной попросту монотонно регистрирует произошедшие с ним изменения. Индивид целиком фиксирует внимание на состоянии своей психической сферы. Некоторые люди пассивно смиряются с собственной участью «инвалида». Другие требуют от врачей полного восстановления прежнего умственного и эмоционального потенциала. Следует указать, что анестетическая депрессия не всегда является самостоятельной изолированной проблемой. Деперсонализационная симптоматика и депрессивная триада часто присутствует в структуре шизотипического расстройства личности. Аналогичные признаки могут свидетельствовать о постшизофренической депрессии – расстройстве затяжного характера, возникающего как последствие шизофрении.  Если при обследовании больного фиксируется незначительный депрессивный аффект, в то же время доминирующими симптомами выступают явления аллопсихической деперсонализации (расстройства восприятия внешней среды), диагностируется «синдром дереализации». Дифференциальную диагностику проводят с использованием диазепамового теста, предложенного профессором Нуллером.  Несмотря на то, что деперсонализационная депрессия проявляется существенным искажением понимания собственной личности и выраженным отчуждением от реальности, в большинстве случаев патология не относится к ряду психотических расстройств и не свидетельствует об явно выраженном нарушении психической деятельности – психозе. Лица, страдающие анестетической депрессией, сохраняют критичность к своему состоянию, осознают наличие болезни, обладают способностью различать «искаженные» и недостаточные внутренние ощущения от переживаний, соответствующих условной норме. При данном расстройстве пациенты четко разделяют объективную действительность от мира воображения, фантазий, грез. В отличие от больных с психозами, субъект даже с тяжелым течением анестетической депрессии не представляет угрозы для социума. На сегодняшний день не разработана стратегия лечения, позволяющая раз и навсегда излечить анестетическую депрессию Данное расстройство весьма трудно поддается терапии. В большинстве случаев удается достигнуть лишь ослабления депрессивного аффекта и минимизацию явления деперсонализации. Однако полного освобождения от патологической симптоматики не наступает.  Как преодолеть расстройство? Учитывая сложность лечения анестетических депрессий, терапевтическая тактика разрабатывается для каждого пациента в индивидуальном порядке. Лечение проводится под постоянным контролем опытного психиатра. Довольно часто проводимый мониторинг показывает необходимость коррекции изначально избранной программы лечения.

     Как избавиться от аффективного расстройства? Основу медикаментозного лечения анестетической депрессии составляют антидепрессанты различных групп. Чаще всего используют тиолептики из класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина сбалансированного действия.

    По назначению пациенту могут быть предписаны антидепрессанты трициклической или тетрациклической структуры.

    Современные исследования доказывают терапевтическую эффективность лечения расстройств комбинацией препаратов: антидепрессантов СИОЗС и медикаментом Ламотриджин (Lamotrigine), который оказывает существенное влияние на настроение больного.

    Поскольку при анестетической депрессии обратное развитие клинических симптомов даже при использовании мощных психотропных препаратов происходит постепенно и волнообразно с регулярными скачками интенсивности проявлений болезни, результат от лечения тимолептиками может быть достигнутый лишь при соблюдении непрерывности и длительности фармакологического воздействия.

     Если в переживаниях больного присутствует иррациональная тревога, проводят лечение анксиолитиками – психотропными средствами, уменьшающими выраженность или подавляющими тревожность, страх, беспокойство. Чаще всего пациенту назначают прием бензодиазепиновых транквилизаторов в сочетании с антипсихотическими лекарственными средствами – нейролептиками. Если деперсонализационная депрессия возникала на фоне неблагоприятно развивающейся шизофрении, у больного наблюдаются выраженные и усиливающиеся негативные изменения в эмоциональном статусе, для стабилизации его состояния требуется интенсивная терапия путем применения высоких доз трициклических антидепрессантов. Если расстройство демонстрирует резистентность к фармакологическому лечению, проводят электросудорожную терапию. Поскольку очень часто деперсонализационная депрессия вызвана психогенными факторами, больным рекомендовано психотерапевтическое лечение. Чаще всего используют психодинамическую психотерапию. Психодинамические техники основываются на принципе определяющего значения прошлого личного опыта человека на формирование мироощущения и способа восприятия окружающей среды. Установление и коррекция психотравмирующих факторов приводит к изменению модели интерпретации происходящих событию и формированию иной манеры поведения субъекта. Психотерапевт направляет пациента на исследование мотивов, внутренних конфликтов, разрушительных установок и противоречий. Понимание причин угасания переживаний мотивирует индивидуума на развитие личностного «Я».  В результате психотерапии человек избавляется от ограниченности и болезненности эмоционального мира. Он обретает возможность открытого и свободного выражения своих мыслей и чувств.
     У большинства больных анестетической депрессией не наблюдается выраженных проблем в социальной адаптации. Однако у некоторых пациентов возникают трудности в плане межличностного общения. По инициативе таких людей могут возникать конфликты с коллегами и руководством. В случае с деперсонализационной депрессией нередко страдают внутрисемейные отношения. Поэтому психотерапевтические реабилитационные мероприятия ориентированы на улучшение атмосферы в семье больного и трудовом коллективе.

    0/0

    Класснуть

    Плюсануть

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    Источник: https://psixika.ru/958-depersonalizacionnaya-depressiya-prichiny-simptomy-metody-lecheniya.html

    Явления деперсонализации при депрессивных состояниях

    Деперсонализация при депрессии

    Н.А. Ильина

    Деперсонализация представляет собой психическое расстройство, при котором пациент жалуется, что он чувствует себя изменившимся. Его эмоции и другие психические функции, восприятие собственного тела и/или окружающего мира изменились настолько, что кажутся неполными, автоматическими, отдаленными, нереальными.

    При этом индивидуум перестает осознавать себя как личность и как бы наблюдает за собой со стороны. Сущность деперсонализации сводится к осознанию “неистинности” психических процессов.

    Возможность такого интроспективного анализа обеспечивается благодаря тому, что деперсонализационное расстройство не предполагает глубокого поражения психической деятельности.

    Учение о деперсонализации на всех основных этапах развития психиатрии почти неизменно смыкалось с исследованием депрессий. Отдельные проявления деперсонализации описывались в рамках меланхолии еще до выделения этого расстройства в качестве самостоятельного психопатологического феномена. Так, W.

    Griesinger [1] к важнейшим характеристикам меланхолии относил мучительное чувство внутренней измененности, включающее изменение телесного самоощущения и переживание “отчуждения” от окружающего. Выделенная в 1880 г. A.

    Schаfer [2] анестетическая меланхолия с картиной “скорбного бесчувствия”, при которой доминирует мучительное сознание эмоциональной ущербности, утраты чувств и восприятия (anaesthesia psychica dolorosa), традиционно считается типичным деперсонализационным симптомокомплексом депрессии.

    Наряду с признанием такого рода проявлений вполне закономерными для развития депрессии и даже отнесением их к “ядру” синдрома в ряде исследований подчеркивается незначительная выраженность собственно аффективной симптоматики при возникновении психической анестезии.

    По мнению большинства исследователей, именно “уплощенность” депрессии и особенно отсутствие выраженного торможения являются “почвой”, облегчающей развитие деперсонализационных феноменов как личностного регистра аффективного расстройства.

    Считается, что возникновению деперсонализации способствует фаза перехода от нормального состояния к болезни или смены синдрома (маниакального, бредового или др. к депрессивным) в динамике болезни. Манифестация деперсонализационной депрессии может происходить как внезапно, так и постепенно, как аутохтонно так и после провокации (прием алкоголя или наркотиков, предшествующая нейролептическая терапия, беременность и роды).

    Деперсонализация выступает в структуре депрессивного синдрома, формирующегося при различных заболеваниях (маниакально-депрессивный психоз, циклотимия, шизофрения, невротические расстройства, органически обусловленные поражения центральной нервной системы, неврозы и пр.).

    Выделяют несколько типов депрессивных состояний, при которых встречается деперсонализация: “деперсонализационная депрессия” [3], “экзистенциальная депрессия” [4], “депрессия отчуждения” [5]. В определенном смысле этот симптомокомплекс содержит практически любая депрессия, отвечающая общепринятым критериям.

    Достаточно указать на такие приводимые в МКБ-10 [6] диагностические признаки депрессии, как “утрата интересов и удовольствия от деятельности, которая в норме доставляет удовольствие”, “утрата эмоциональной реактивности на окружение и события, которые в норме приятны”.

    При этом сам термин “деперсонализация” иногда заменяется синонимическим обозначением – “синдром потери” [7]. По мнению А.Б. Смулевича и соавт. [8], психическое отчуждение, включающее в себя анестетические расстройства, не менее значимо для клинической картины депрессии, чем собственно гипотимия.

    Преобладание признаков отчуждения наблюдают при депрессиях, определяющихся явлениями негативной аффективностью.

    Ведущим аффектом при большинстве таких депрессий являются апатия и/или ангедония. Апатические депрессии манифестируют внезапно возникающим чувством отрешенности, безучастности к окружающему, собственному положению, отсутствием заинтересованности в своей деятельности, свойственной ранее вовлеченности в события своей жизни.

    Все поступки как бы лишаются внутреннего смысла, совершаются в силу необходимости, “по привычке”, “автоматически”.

    При преобладании ангедонии явления анергии сопровождаются недовольством неполнотой психических функций, невозможностью самовыражения, чувством горечи существования, лишенного “вкуса к жизни” способности получать удовольствие, испытывать привычные ранее положительные эмоции и поведением, всячески подчеркивающим тяжесть своего страдания.

    На первом плане – дефицит побуждений с чувством утраты жизненного тонуса и спонтанной активности. Доминирует сознание несовместимости с окружающим миром, ненужности, отверженности. Нередко наблюдаются страх утраты самоконтроля, контрастирующий с дисфорическими вспышками (раздражительность, претензии к окружающим, агрессивность).

    Деперсонализационно-дереализационный симптомокомплекс в структуре таких депрессий включает признаки отчуждения в эмоциональной сфере, распространяющиеся от элементарных чувствований на область высших эмоций, но может также реализоваться в алло- и соматопсихической сфере. Степень вовлеченности функций самосознания, не обнаруживая четкой взаимосвязи с тяжестью аффективного расстройства, может быть различной – парциальной (например, изолированное чувство “морального уродства”) или тотальной. Anaesthesia psychica dolorosa, относимая к числу симптомокомплексов, свидетельствующих, по мнению некоторых авторов, о значительной выраженности витальных расстройств, встречается тем не менее наряду с симптоматикой невротического регистра при легких депрессиях, протекающих без других нарушений витальной сферы.

    Многие авторы предпринимали попытки подразделить наблюдаемые при депрессиях деперсонализационные проявления.

    Была выделена собственно депрессивная деперсонализация, представляющая собой тягостное сознание неполноты эмоциональной жизни с чувством утраты прежнего, богатого оттенками душевного резонанса, обедненности, оскудения чувств, утраты индивидуальных отличительных свойств, своеобразия отношений, а также “автономная” [9], проявляющаяся особым нарушением содержания самосознания – расстройством “существования Я” с преобладанием сознания измененности, ирреальности всего внутреннего мира, “духовного уродства”, раздвоенности психических функций.

    Несмотря на множество существующих классификаций, имеющих целью сгруппировать рассматриваемые нарушения, представляется необходимым остановиться на описании этих феноменов, выражающихся следующими симптомами.

    1.

    В эмоциональной сфере: от “чувства неполноты чувств” с тягостным сознанием их притупленности до полной неспособности сопереживать, испытывать естественную привязанность к близким, отклик на внешние события, эстетическое наслаждение при восприятии произведений искусства. Пациенты констатируют, что утратили способность ощущать удовольствие и неудовольствие, “настоящие эмоции”, а то, что испытывают – неполно, неистинно, “как будто игра”.

    2.

    В интеллектуальной (когнитивной) сфере: чувство “отупения”, утраты прежней находчивости, способности соображать, обеднения словарного запаса, косноязычия, потери тем для беседы вплоть до утраты навыков общения, что часто сопровождается чувством рассеянности, забывчивости; собственные идеи представляются тусклыми, неотчетливыми. Сюда же относятся жалобы на отсутствие воображения, неспособность воспроизвести в памяти лица родных, знакомый пейзаж и пр.

    3. В сфере общего чувства: от практически полной утраты ощущения собственного тела и/или восприятие измененности массы тела (“тело стало необыкновенно легким”), до недоощущения отдельных его частей, чувства потери прежней гибкости или, напротив, упругости при сохранном сознании физической неповрежденности, подтверждаемой при зрительном контроле.

    4.

    В сфере сенсорной перцепции: от чувства неясности, расплывчатости зрительного восприятия, приглушенности цветовых тонов, “запыленности” окружающего с ощущением будто все кругом серое, невзрачное, “мир померк” до почти визуального различения мешающей пелены, зрения как сквозь сетку, мутное стекло. От неясности, неразборчивости реплик окружающих, чувства, будто голоса их отдалены, слышатся приглушенно, “как из трубы”, до ощущения непонимания обращения собеседника, воспринимаемого “как набор непонятных слов”, которые больной затрудняется связать в осмысленную речь. Те же анестетические изменения распространяются и на кожную чувствительность (жалобы на исчезновение способности распознавать и регистрировать колебания температуры, а также тактильные ощущения (чувство неспособности определять фактуру предметов, различать прикосновение, боль).

    5.

    В соматовегетативной сфере: отчуждение распространяется на глубинные витальные влечения (сон, аппетит, либидо) – от чувства однообразия пищи, безразличия к ее вкусовым качествам до полной утраты аппетита, чувства голода и/или насыщения, жажды; от “сексуальной ангедонии” до полного отчуждения соответствующей области инстинктивной жизни; от утраты чувства отдыха при пробуждении, собственно чувства сна (“будто не спал”) до утраты потребности в сне, отсутствия “сонного торможения”.

    6. В личностной сфере: наиболее распространены жалобы на отчуждение собственного Я, тесно связанное с целостным изменением восприятия.

    Этот феномен также варьирует от простой констатации чувства собственной измененности до ощущения, что Я потеряно, отделено от остальной личности, от мыслей или эмоций, за которыми больной наблюдает как бы со стороны, что сопровождается сомнениями в реальности собственного существования, сновидности происходящего.

    Функция присвоения, олицетворения также может быть нарушена. Больной жалуется, что “не узнает” свое лицо, фигуру, понимая принадлежность их себе. Аналогичным образом воспринимаются и окружающие предметы – от чувства утраты их прежнего значения до трудно вербализуемой жалобы на ощущение “непричастности”, неспособности как прежде соотносить себя с ними.

    В связи с этим стоят жалобы на “нереальность” окружающего мира, его “незнакомость”, чуждость, больные говорят о “колпаке, скафандре”, отделяющем их от остальных, о “стене”, воздвигнутой между ними и окружающим миром. Окружающее часто воспринимается ими как “декорация”, выглядит плоским, неодушевленным.

    Описанные варианты отнюдь не исчерпывают всего многообразия проявлений деперсонализации при депрессиях.

    Жалобы больных (и особенно на чувство измененности собственной личности, ее “раздвоения” на фоне апатии), могут в части случаев расцениваться как проявление “дефектной деперсонализации”, характерной для так называемого переходного синдрома, развивающегося при депрессиях в рамках шизофрении.

    Однако такого рода деперсонализационные проявления не могут быть однозначно оценены как признаки нарастающего дефекта, поскольку обнаруживают противоположные тенденции динамики. В части случаев симптоматика депрессивного отчуждения редуцируется: по мере обратного развития гипотимии исчезают и расстройства самосознания.

    В другой части наблюдений снижение выраженности аффективных расстройств не только не сопровождается редукцией картины отчуждения, но, напротив, деперсонализационные феномены утяжеляются, генерализуются, приобретают стойкость, необратимость и свойства процессуально обусловленных изменений личности.

    Сознание неполноты и недостаточности Я с отчуждением активности становится в этих случаях предметом ипохондрического самонаблюдения, утрированной рефлексии на фоне нарастающего аутизма и объективно регистрируемого падения психической активности и продуктивности.

    Деперсонализация может доминировать в клинической картине депрессии или быть оттесненной психопатологическими образованиями другого регистра. В частности, отмечено сочетание явлений отчуждения с патохарактерологическими (личностными), фобическими и обсессивно-компульсивными расстройствами.

    Преобладание явлений отчуждения в структуре депрессии часто свидетельствует о ее затяжном характере и резистентности к лечебным воздействиям. Состояния этого круга являются исключительной компетенцией психиатров – терапия в условиях общей практики вне постоянного наблюдения психиатра нецелесообразна.

    Такие больные нуждаются в тщательном подборе специальных лечебно-реабилитационных программ.

    Психофармакотерапия, как правило, не ограничивается применением антидепрессантов, в ряде случаев возникает необходимость в назначении нейролептиков и проведении интенсивной терапии, включающей не только парентеральное введение психотропных средств, но и курсы электросудорожной терапии.

    Список литературы

    1.

    Гризингер В. Душевные болезни. -СПб., 1866.

    2.

    Schafer A. Allg J Psychiat 1880;Bd.36,H.2–3, 214–78.

    3. Нуллер Ю.Л. Депрессия и деперсонализация. -Л., 1981.

    4.

    Hаfner H. Arch Psychiat Nervencr 1953;191:351-64.

    5.

    Petrilowitsch N. Arch Psychiat Nervenkr 1956;3:289–301.

    6. МКБ-10. Классификация психических и поведенческих расстройств. – СПб., 1994.

    7. Loss LH, the basic syndrom of depression in: Psychopathology of Depression. Proceedings of the symposium by the World Psychiatric Association 1979:149–51.

    8. Смулевич А.Б. и соавт. Депрессии и коморбидные расстройства. -1997;28–53.

    9. Краснов В.Н. Журн невропатол и психиатр. -М., 1980; 91: 33–9.

    … время?”, “Назовите одно хорошее и одно плохое событие, которые произошли между нашими встречами?”, “Что запомнилось с предыдущего занятия?” и т.п.

    План групповой коррекции депрессивных состояний у подростков приведен в приложении 5. Описание упражнений находится в Приложениях № 6,7,8. 2.

    4 Анализ коррекционной работы с депрессивными подростками Коррекционная работа проводилась на базе МОУ …

    … рассмотрена ниже (см.гл. 3). 2. Диагностика депрессии бизнесменов на базе частной клиники «Здравица»   2.1 Отбор в контрольную и коррекционную группы Цель исследования: изучение депрессивных состояний бизнесменов. Объект: депрессивные состояния у бизнесменов. Предмет: оценка влияния коррекционных мероприятий на депрессивные состояния у бизнесменов. Исходя из анализа литературных …

    … и заболеваний). Другие психиатры пытались сблизить психопатии с психозами или устанавливали их зависимость от конституциональных особенностей и типа телосложения (Кречмер Е., 1956).

    С учетом потребностей судебной психиатрии выделяют следующие формы психопатий: возбудимая, истерическая, паранойяльная астеническая, неустойчивая, тормозная, шизоидная и пр. 20.

    2 Возбудимая психопатия Возбудимая …

    ал названиеманиакально-депрессивныйпсихоз ( 1889). С техпор понятиеманиакально-депрессивногопсихоза прочновошло в практикупсихиатрии.В последнемпересмотреМКБ диагнозманиакально-депрессивногопсихоза уничтожен.Больные МДПдля врача – этосамые благодарныепациенты – имеетсяв виду не материальнуюблагодарность,а психологическую.Так как у врачабывает оченьне много моментов,когда он …

    Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/3319

    Фгбну нцпз. ‹‹депрессии и коморбидные расстройства››

    Деперсонализация при депрессии

    Ю.Л. Нуллер.

    Исследована структура деперсонализационного синдрома.

    Выдвинуто предположение, что в основе деперсонализации лежит психическая анестезия, а также представлена гипотеза о роли тревоги и опиоидной системы в патогенезе деперсонализации.

    Приведены данные об эффективности анксиолитиков и налоксона при терапии деперсонализации Коморбидность депрессии и деперсонализации связывается с ролью тревоги как одного из ведущих факторов патогенеза обоих расстройств.

    The paper presents the results of the study of the depersonalisation syndrome.

    The authors propose that the basis of depersonalisation is psychic anaesthesia, and also describe the hypothetical role of both anxiety factor and opioid system in the pathogenesis of depersonalisation.

    Data on the efficiency of anxiolytics and naloxon in depersonalisation therapy is given. The comorbidity of depression and depersonalisation is associated with the leading role of the anxiety factor which is common for pathogenesis of both disorders.

    Формализация диагностических критериев в классификациях DSM- III, DSM- IV и МКБ-10 привела к тому, что у части больных симптоматика не укладывается в рамки одной нозологической единицы и создается возможность диагностирования двух психических расстройств одновременно. По-видимому, это обстоятельство усилило интерес к проблеме коморбидности. Сочетание депрессии и деперсонализации (депрессивно-деперсонализационный синдром) является типичным примером коморбидного состояния.

    Коморбидность двух психических расстройств может быть обусловлена рядом причин: одно из них создает условия для возникновения другого; первое является этапом развития второго; оба состояния служат результатом единого патологического процесса, а различия обусловлены влиянием внешних факторов; оба имеют общие механизмы патогенеза [19, 20]

    В данной работе предпринята попытка обнаружить общие патогенетические механизмы эндогенной депрессии и деперсонализации.

    Критерии “большой депрессии” по DSM-lll-R или депрессивного расстройства по МКБ-10 включают признаки не только эндогенной, но и достаточно тяжелой психогенной депрессии. В связи с этим мы использовали более строгие традиционные диагностические критерии эндогенной депрессии.

    Значительно большие трудности возникают при определении деперсонализации. Сам термин “деперсонализация” неоднозначен и может нести разный смысл.

    Так, иногда деперсонализация понимается как потеря или изменение “Я”, хотя первоначально подчеркивалось, что это расстройство “есть не потеря своего “Я”, а ощущение его потери”. Часто к деперсонализации относят нарушения схемы тела и явления deja vu. В описании деперсонализации А.В.

    Снежневский отмечает, что “…в более тяжелых случаях деперсонализация проявляется отчуждением мыслей, чувств, представлений, воспоминаний, поступков, которые воспринимаются больным не как их собственные, а как чуждые, “сделанные” искусственно путем воздействия извне (см.

    синдром Кандинского-Клерамбо)”, а сам термин “деперсонализация” определяет как “отчуждение от самого себя” [5], придавая ему отличное от первоначального значение, хотя оно может вытекать из буквального перевода термина.

    В МКБ-10 синдром деперсонализации-дереализации (F48.1) отнесен к рубрике “Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства” и определяется симптомами деперсонализации (т.е.

    пациент чувствует, что его ощущения и/или действия оторваны от него, удалены, не его собственные, утрачены и т.д.); симптомами дереализации (т.е. предметы, люди и/или окружение кажутся нереальными, отдаленными, искусственными, бесцветными, безжизненными и т.д.

    ); пониманием, что это субъективное, спонтанное изменение, а не навязанное внешними силами или другими людьми (т.е. критикой); ясным сознанием”.

    В DSM-IV деперсонализационное расстройство отнесено к разделу “Диссоциативные расстройства”.

    Дополнительные трудности в исследовании деперсонализации возникают из-за того, что этот термин используется для обозначения симптома, синдрома и заболевания (расстройства). Как синдром деперсонализация может возникнуть в рамках различных психических заболеваний: аффективного психоза, шизофрении, тревожных расстройств и др.

    Деперсонализация также возникает у психически здоровых людей как реакция на острый и интенсивный эмоциональный стресс (психическую травму) или острый приступ эндогенной либо соматогенной тревоги, причем в одних случаях она длится минуты, часы или дни (как, например, у людей попавших в дорожную аварию [16]), в других – многие месяцы и годы.

    Если деперсонализационная симптоматика остается основным или единственным проявлениям психического расстройства и продолжается достаточно долго, то можно говорить о деперсонализационном расстройстве [3].

    Если деперсонализация развивается в структуре других психических заболеваний, то деперсонализационная симптоматика может либо полностью определять клиническую картину, либо сочетаться с проявлениями другого расстройства, образуя, например, депрессивно-деперсонализационный синдром.

    Значение деперсонализации в психиатрии, как правило, недооценивается, хотя это расстройство обладает затяжным течением и если возникает в рамках приступообразного или фазно протекающего психоза, то значительно увеличивает длительность приступов, а также существенно повышает риск суицида.

    Для полного описания клиники деперсонализации, помимо источников литературы (наиболее полная сводка на русском языке содержится в монографии А.А.

    Меграбяна [1]), мы использовали результаты обследования более чем 200 больных, у которых ведущую роль в структуре психопатологических расстройств играла деперсонализация.

    “Эталоном” служили 5 больных с тотальной деперсонализацией, включающей такие симптомы, как чувство потери собственного “Я”, полная аналгезия и ощущение остановки времени. Более часто встречающиеся проявления были использованы при создании градуированной оценочной шкалы деперсонализации [3].

    К классическим проявлениям деперсонализации относятся потеря или притупление чувств к близким, отсутствие или притупление эмоционального восприятия окружающей обстановки, природы, искусства. В выраженных случаях окружающее воспринимается тусклым, бесцветным, как “через пленку”, “мутное стекло”, “слой воды” и т.п.

    , и при достаточно тяжелых состояниях окружающий мир утрачивает черты реальности. Больной не может мысленно воссоздать образ близкого человека или какого-либо места. Нарушается восприятие собственного “Я”, больной чувствует себя роботом, автоматом (“как будто бы пропала душа”), но при этом нет ощущения воздействия каких-либо внешних сил.

    Отчуждение процессов мышления и памяти — ощущение отсутствия мыслей и воспоминаний, но при этом нет чувства отнятия мыслей. Утрачивается ощущение знакомости: привычная обстановка воспринимается как чуждая, нет ощущения контакта с собеседником, чувства, что больной понимает его полностью и главное, что его мысли поняты собеседником.

    Помимо ангедонии, отмечается отсутствие чувства тоски, гнева, жалости.

    Важным компонентом деперсонализации является нарушение чувства времени: настоящее время замедлилось и даже остановилось, а прошедшее кажется сжатым, мимолетным. “Настоящее время” не движется” или воспринимается замедленным, поскольку образы и мысли не сопровождаются эмоциональной реакцией, а прошедшее как бы не оставило следов и поэтому воспринимается как короткое мгновение.

    Хорошо известны такие явления соматопсихической деперсонализации, как отсутствие чувства сна, голода, насыщения, облегчения после дефекации и т.д. Намного реже встречается потеря тактильного и проприоцептивного чувства.

    Все перечисленные проявления деперсонализации крайне трудно поддаются количественной оценке, поскольку почти невозможно субъективно оценить степень притупления эмоционального восприятия.

    Единственный симптом деперсонализации, который можно оценить объективно, — это притупление болевой чувствительности вплоть до полной аналгезии.

    Для изучения болевой чувствительности при деперсонализации мы использовали метод электроодонтометрии, при котором на поверхность зуба помещают электрод и медленно повышают силу тока; первое ощущение воздействия на зуб обозначается как порог ощущения и оценивается в микроамперах, появление по мере нарастания силы тока первого легкого ощущения боли определяется как болевой порог, а заявление больного, что он больше не может переносить боль, указывает на достижение порога переносимости [2]. Этот метод позволяет количественно определить пороги болевой чувствительности в микроамперах. Метод более надежен, чем определение болевой чувствительности на коже, так как на его показатели не влияют потливость, кровенаполнение поверхностных сосудов и другие факторы. Кроме того, пульпа зуба не содержит тактильных рецепторов.

    При обследовании 15 больных деперсонализацией, 9 пациентов с депрессией и 30 психически здоровых людей были выявлены достоверные различия болевых порогов на резцах и премолярах. На резцах и клыках болевой порог в контрольной группе составлял 2,8 * 0,04 мкА, у больных деперсонализацией —10,025 * 0,56 мкА (p

    Источник: http://www.psychiatry.ru/lib/1/book/5/chapter/7

    Деперсонализация и депрессия по Нуллеру Ю.Л

    Деперсонализация при депрессии

    Деперсонализация достаточно часто сопровождает депрессивное состояние. А это обозначает потерю контроля человека над своими действиями, ощущение собственного я, как чужого, усугубление психического состояния.

    ВАЖНО! Скачать книгу Нуллера о ДП-ДР можно прямо чуть ниже – НО! Читайте только о ДП-ДР, другие проблемы не трогайте, у вас этого НЕТ, нечего вешать на себя что-то постороннее. И помните, что даже в случаях длительного расстройства ДП-ДР лечение есть! Это комплекс препаратов типа налоксона/налтрексона, СИОЗС, нейролептики. Методом перебора найдете свою схему и вылечитесь постепенно.

    Скачать книгу Нуллера о синдроме ДП-ДР

    depressia_i_depersonalizacia.doc [1.06 Mb] (cкачиваний: 991) 

    Достаточно подробно о таких явлениях рассказывается в работе про депрессию и деперсонализацию Ю.Л.Нуллера, с которой неплохо бы ознакомиться каждому человеку.

    Дело в том, что от подобного расстройства сознания, в принципе, никто не застрахован – тем более, люди, которые к этому склонны изначально.

    Как появляется и развивается проблема?

    В психиатрии под состоянием депрессии подразумевают самые разные психические расстройства. Многие из них могут сопровождаться ощущением нереальности и чувством утраты собственного я.  Особенно часто деперсонализационный синдром отмечается при:

    • шизофрении;
    • шизопатических отклонениях;
    • биполярных расстройствах;
    • угнетающих депрессиях.

    Решение проблемы возможно только при избавлении от первопричины.

    Если же деперсонализация не связана с психическими отклонениями, но все равно продолжается длительное время, бороться необходимо непосредственно с этим синдромом. Так или иначе, запускать ситуацию нельзя, иначе ее последствия могут быть плачевными. Существует, например, высокая вероятность суицида.

    Лечить деперсонализацию необходимо вовремя, чтобы не допустить осложнений этого состояния.

    Со временем у больных становится более навязчивой склонность к перфекционизму. Им хочется видеть идеальный порядок повсюду – даже там, где его не требуется. Например, на одежде не должно быть ни единой складки (поэтому они часами ее выравнивают), а вещи в комнате размещается строго симметрично.

    Навязчивые влечения со временем становятся импульсивными. Наряду с суицидальными (что после выздоровления кажется смешным) могут возникать также гомицидные наклонности. Человек сомневается в собственном существовании,в осмысленности жизненных целей и, соответственно, способен агрессивно вести себя по отношению к другим людям.

    Признаки расстройства

    Дереализация при депрессии поначалу связана с:

    • утратой принадлежности самому себе;
    • равнодушием и бесчувствием;
    • отсутствием контроля движений и действий;
    • чувством автоматизма;
    • личностным отчуждением;
    • снижением интеллектуальных способностей.

    Психическая анестезия предполагает эмоциональное отчуждение.

    Не обходится со временем и без физических проявлений синдрома. Эмоциональный фактор тоже нельзя обойти стороной – вещи, которые раньше радовали, теперь оставляют больного равнодушным. Пожалуй, единственные переживания, испытываемые человеком в этой ситуации – это тревога, паника, угнетение и прочий негатив.

    Шизофреники нередко доводят у себя депрессивную деперсонализацию до чувства неполноценности. Чтобы они не делали, все им кажется несовершенным, незавершенным и недоделанным. Из-за этого нередко больным приходится по несколько раз проверять уже выполненную работу.

    Признаки аллопсихической деперсонализации оказываются следующими:

    • Больной чувствует себя изолированным, медленно реагирует на раздражители, плохо ориентируется в пространстве.
    • Возникает ощущение второго я – как будто приходится смотреть на свое тело со стороны.
    • Окружающий мир становится тусклым, краски кажутся блеклыми.
    • Равнодушие проявляется даже по отношению к близким. Некоторые эпизоды из прошлого стираются из памяти.
    • Высказываемые мысли нередко не заканчиваются.
    • Возможна временная дезориентация.
    • Аппетит отсутствует, что нередко приводит к потере веса.
    • Иногда бывают проблемы со сном.
    • Болевой порог заметно снижается.
    • Человек реже посещает туалет, чем обычно.

    Легкомысленное отношение к подобной симптоматике недопустимо. Но самостоятельным лечением расстройства лучше не заниматься. Правильнее всего будет обратиться к опытному психотерапевту.

    Тест Нуллера и другие варианты диагностики

    ВАЖНО: В настоящее время ресурс, где расположен тест Нуллера на синдром ДП-ДР, не работает. НО! Важная ссылка – https://neuroleptic.ru/forum/topic/7274-как-лечить-деперсонализационно-дереализацио/ – ее нужно вам прочитать и узнать медикаменты по лечению этого расстройства. А еще рекомендуется пройти тест на дереализацию/деперсонализацию по ссылке выше справа в шапке сайта.

    Депрессия и деперсонализация нередко соседствуют друг с другом. Но врачу, прежде всего, необходимо определить, действительно ли перед ним случай именно этих расстройств, а не какое-нибудь другое отклонение.

    Чаще всего прибегают к диагностическому тесту, разработанному психологами Нуллером и Генкинкой. Благодаря его результатам удается выяснить уровень нарушенного восприятия.

    Речь идет о специальной шкале, представляющей собой список возможных признаков. Испытуемый человек называет те симптомы, которые ему пришлось испытать. Врач ставит галочку напротив них в указанном списке. Кроме прочего, данная методика позволяет определить, не страдает ли пациент от дереализации.

    Когда пациент набирает по описываемому тесту больше 32 баллов, медицинский специалист может подозревать у него расстройство восприятия. Подобный метод активно применяется практически во всех современных клиниках.

    Но далеко не всегда полученные результаты оказываются окончательными данными для постановки точного диагноза. Вполне возможно, что врач может назначить и другие варианты диагностики.

    Например, тот же Нуллер в работе о депрессии и деперсонализации предлагает использовать диазепам с целью определения расстройства.

    Стоит ввести больному маленькую дозу данного медикамента, как приступ отчуждения сознания у него проходит (примерно на четверть часа).

    В целом, не следует забывать о важности диагностики, поскольку без нее не получится назначить правильное лечение.

    Виды депрессии

    Необходимо также рассказать о связи дереализации и нейролептической депрессии. Под таким депрессивным состоянием подразумевают осложнение, вызываемое продолжительным приемом нейролептиков (или как еще их называют – антипсихотиков).

    Чаще всего подобные неприятности начинаются из-за приема аминазима и резерпина.

    Кстати, диагностировать это расстройство совсем нелегко (нередко его путают с депрессивным состоянием, вызванным психическим заболеванием), но качество жизни оно ухудшает заметно.

    Длиться такие депрессии могут более одного месяца. В просторечии эти состояния называются «овощным состоянием».

    Характер у патологии витальный. Основные признаки связаны с:

    • постоянными самообвинениями больного в свой адрес;
    • подавленным настроением;
    • мыслями о жизненной бесцельности;
    • безнадежностью;
    • суицидальными желаниями.

    Дереализация может отмечаться при любой из разновидностей нейролептической депрессии:

    • персеверирующей;
    • акинетической;
    • нейролептической меланхолии;
    • нейролептической дисфории.

    Форма расстройства может быть легкой или тяжелой. Нейролептическая меланхолия считается одним из наиболее сложных вариантов болезни. Данное состояние переносится с большим трудом. При нем нередко возникает ощущение чуждости. Затем начинаются проблемы, связанные с дереализацией с бессонницей, человек становится раздражительным, а его поведение – назойливым.

    Перверсирующее состояние сопровождается тревожно-апатическими проявлениями, при которых больной монотонно повторяет одинаковые жалобы, проявляет заторможенность, упорно и целенаправленно продолжает какое-нибудь действие, несмотря на то, что необходимость в этом отпала. Отвлечь больного от мыслей, завладевших ним, достаточно тяжело.

    Дереализационные признаки связаны, в первую очередь, с тем, что окружающий мир теряет для него привычные очертания и краски, становится нереальным и как будто придуманным.

    Акинетическое (как и нейролептическая дисфория) расстройство сопровождается подавленным настроением, двигательным беспокойством, внутренним напряжением и наличием эксплозивных реакций. Возможно сочетание такого состояния с дистонией – при этом возникает страх и тревожное чувство.

    Увы, иногда симптомы нейролептических депрессий оказываются не слишком выраженными, и патология диагностируется с трудом. Без помощи профессионального психотерапевта вполне реально перепутать это с дереализацией, вызванной другими психическими болезнями.

    Есть даже такое понятие, как «матовая» депрессия, то есть депрессивное состояние, проходящее «под маской спокойствия». Даже по выражению лица тяжело понять, что состояние угнетенное – человек улыбается, шутит, но его настроение, на самом деле, подавленное, а внутренний мир полон хаоса и беспорядка.

    Больной оказывается неспособным испытать чувство удовольствия (такое состояние называется ангедонии). За ним нужен неусыпный контроль, поскольку высока вероятность самоубийства.

    Что необходимо знать?

    Депрессия и деперсонализация – это весьма опасные состояния, пускать «наутек» которые ни в коем случае нельзя. Ощущение отрешенности от собственного тела, а также разума ничего хорошего не приносит. Кажется, как будто жизнь проходит во сне. Зрительные образы нечеткие и туманные.

    Отсутствует жизнерадостность и, соответственно, нет желания дальше жить (человек не видит смысла в своем существовании).

    Иногда подобное состояние искусственно может быть вызвано:

    • нейролептиками, алкогольными напитками, успокоительными и антигистаминными средствами;
    • кофеином, флуоксетином, галлюциногенами, карбамазепина, индометационом;
    • марихуаной, миноцеклином, нитразепамом.

    Сопровождение депрессии деперсонализацией, конечно, усложняет лечебный процесс, но все равно достигнуть ремиссии вполне реально.

    Есть определенные правила, которые следует соблюдать людям, страдающим от описываемых расстройств:

    • Не употреблять кофеин, а также алкогольные напитки;
    • Принимая те или иные медикаменты, сначала нужно проверить, нет ли среди них препаратов, отрицательно воздействующих на сознание;
    • Нежелательно пользоваться противоотечными и антигистаминными средствами;
    • Не забывать о важности крепкого и продолжительного сна, который должен длиться не менее 7 часов. Впрочем, спать дольше положенного (больше 9 часов) тоже не положено, поскольку это способствует нарушениям сознания.

    Кстати, порою причиной депрессивного состояния может быть не психическая болезнь и даже не эмоциональное потрясение, а проблемы с дыханием, неправильное выполнение респираторной функции. В этом случае вполне возможно явление гипервентиляции, тоже сопровождаемое ощущением нереальности внутреннего мира и всего происходящего вокруг.

    Сознание спутано, голова постоянно кружится, во рту пересыхает, а тело потеет. Ко всему этому может привести уменьшение объемов углекислого газа в человеческой крови и повышение объемов кислорода.

    Правильное лечение

    Для лечения дереализации и деперсонализации при депрессии нередко используются трициклические антидепрессанты (для начала не больше 150 миллиграмм в сутки).

    Если не удается справиться с расстройством на месяц, обычно практикуется сочетание антидепрессантов с другими препаратами. Чаще всего это нейролептики, вроде трифтазина или тизерцина, или транквилизаторы, вроде феназепама или элениума.

    Мелиприм зачастую сочетается с внутримышечным введением резерпина. При этом следует быть готовым к временному ухудшению состояния – появлению чувства тревоги, ухудшению сна и нервному беспокойству. Но все это временно – уже через пару дней больному удается избавиться от депрессии и выйти из деперсонализационного состояния.

    Следует иметь в виду, что спустя некоторое время после выхода из депрессии она может возобновиться, даже если продолжать принимать мелипрамин. Чтобы такой неприятности избежать, делается инъекция резерпина, после чего можно надеяться на окончательную интермиссию.

    Борьбу с депрессией не стоит откладывать в «долгий ящик», поскольку жизнь в таком состоянии не приносит человеку никакой радости и постоянно «висит на волоске».

    Тем более профессиональное лечение необходимо, когда болезнь сопровождается такими расстройствами сознания, как дереализация или деперсонализация.

    Паниковать, впрочем, тоже не следует, ведь в большинстве случаев эта проблема вполне решаема. 

    Источник: http://dpdr.ru/19-depersonalizaciya-i-depressiya-po-nulleru-yul.html

    Страница Психолога
    Добавить комментарий